×

Потеря изъятого имущества обошлась России в 34 тыс. евро

ЕСПЧ признал нарушение прав коммерческой фирмы, имущество которой, удерживаемое в качестве вещдока, было утеряно правоохранителями
Юрист Тамерлан Халлаев, представлявший заявителя, в комментарии «АГ» указал, что удовлетворен решением Европейского Суда, хотя отметил при этом, что справедливого решения пришлось ждать очень долго. Эксперт «АГ», ознакомившийся с постановлением, добавил, что оно положительно скажется на судебной практике в части возмещения предпринимателям, физическим и юридическим лицам финансовых потерь, возникших в ходе расследования уголовного дела.

29 мая 2018 г. Европейский Суд по правам человека вынес решение по делу «ООО “КД-Консалтинг” против России», в котором компания-заявитель жаловалась на нарушение ее прав, выразившееся в виде невозмещения материального ущерба, возникшего в результате вмешательства правоохранительных органов в ее деятельность путем изъятия без достаточных на то оснований ее имущества в качестве вещественного доказательства по уголовному делу и его последующей утраты. По мнению заявителя, это привело к нарушению предусмотренного ст. 1 и ст. 6 Протокола № 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, предусматривающих право юрлиц на уважение собственности и справедливое судебное разбирательство.

Как следует из решения, в 2007 г. ООО «КД-Консалтинг» приобрело партию цинка у Северо-Осетинского химзавода. В дальнейшем металл был изъят у компании-продавца в результате обыска по подозрению в незаконном использовании товарного знака, принадлежащего ОАО «Электроцинк».

Впоследствии экспертиза подтвердила, что изъятый металл был отлит на ОАО «Электроцинк», и подозрения в контрафакте отпали, однако техническая ошибка при указании номера ИНН в документах послужила поводом для подозрения в незаконном приобретении металла и возбуждения уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ (хищение чужого имущества путем мошенничества в особо крупном размере). Изъятый металл был признан вещественным доказательством и передан на ответственное хранение в ОАО «Электроцинк».

Химзавод обжаловал это решение в соответствии со ст. 125 УПК от своего имени и от имени компании-покупателя, однако Ленинский районный суд г. Владикавказа оставил жалобу без удовлетворения, мотивировав это тем, что для возбуждения уголовного дела имелись законные основания, а вопрос о законности изъятия и удержания металла может быть решен только после проведения экспертиз.

24 ноября 2009 г. постановлением Ленинского районного суда г. Владикавказа жалоба была удовлетворена, а дальнейшее удержание металла в качестве вещественного доказательства по уголовному делу признано необоснованным. Следственному управлению при МВД по РСО-Алания было вменено в обязанность устранить допущенное нарушение и вернуть изъятый металл. Однако сделать это не представлялось возможным, поскольку, как оказалось, в период с июня по сентябрь 2009 г. металл был похищен из хранилища. Заявитель подал иск в арбитражный суд о взыскании убытков в размере 2,16 млн руб.

Исковые требования заявителя были частично удовлетворены. Суд первой инстанции признал доказанным факт утраты вещественного доказательства – 15,5 т цинка – в период его нахождения в ведении следственного органа.

МВД и Минфин РФ подали апелляционные жалобы на решение арбитражного суда, которые были удовлетворены. Апелляция пояснила, что расследование уголовного дела, к материалам которого были приобщены утраченные вещественные доказательства, на момент рассмотрения спора не было прекращено, кроме того, истец не доказал противоправность поведения государственного органа и его вину, а также свое право собственности на утраченный металл. Высший Арбитражный Суд РФ в пересмотре дела в порядке надзора также отказал (Определение № ВАС-8078/11 от 29 июня 2011 г.).

В отзыве на жалобу Правительство РФ указало, что, по его мнению, металл был изъят законно, так как обстоятельства его приобретения были подозрительными, а его помещение на хранение в качестве вещдока на протяжении всего расследования уголовного дела было необходимым ввиду его особой сложности. Также Правительство указало, что в передаче цинка на хранение компании-производителю не было допущено нарушений, а значит, власти не отвечают за исчезновение металла.

Рассматривая жалобу, ЕСПЧ отметил, что, когда судебные органы или органы прокуратуры изымают и удерживают имущество, они должны принять разумные меры для обеспечения его сохранности (см. «Дзугаева против России», № 44971/04, § 27, 12 февраля 2013 г.), в частности, путем инвентаризации товаров и их состояния на момент ареста. Кроме того, Суд указал, что российское законодательство должно предусматривать возможность возбуждения уголовного дела против государства для получения компенсации за ущерб, причиненный в результате неполного сохранения такого имущества. Данная процедура должна быть эффективной для защиты принадлежащего имущества, позволяя владельцу защитить свою собственность (Tendam v. Spain).

Также ЕСПЧ отметил, что национальное расследование уголовного дела, завершение которого было необходимо для рассмотрения жалобы «КД-Консалтинг» на изъятие цинка, проводилось на протяжении более семи с половиной лет без каких-либо конкретных результатов. По мнению Суда, из положений ст. 82 УПК РФ в истолковании Конституционного Суда РФ следует, что физические доказательства в некоторых случаях могут быть возвращены их законным владельцам до окончания уголовного расследования.

Арбитражные суды также отказались вынести решение о выплате заявителю компенсации до прекращения расследования дела о мошенничестве – из-за этого на протяжении нескольких лет компания не могла возбудить дело против государства, чтобы доказать, что власти не выполнили свои обязательства по защите его имущества, и потребовать возмещения ущерба. Таким образом, ЕСПЧ признал нарушение ст. 1 Протокола № 1 к Конвенции и присудил заявителю 34 тыс. евро в качестве компенсации материального ущерба.

Представитель ООО «КД-Консалтинг» в ЕСПЧ, юрист Тамерлан Халлаев, не комментируя позицию ЕСПЧ по существу, отметил, что удовлетворен вынесенным решением. При этом он заметил, что ждать справедливости компании пришлось очень долго – более 10 лет.

Комментируя «АГ» решение ЕСПЧ, советник ФПА РФ, управляющий партнер Адвокатской конторы «Бородин и Партнеры» Сергей Бородин отметил, что оно «положительно скажется на судебной практике в части возмещения предпринимателям, физическим и юридическим лицам финансовых потерь, возникших в ходе расследования уголовного дела».

По мнению эксперта, в ч. 3 ст. 133 УПК РФ следует внести дополнения, устанавливающие, что право на возмещение вреда, возникшего вследствие производства по уголовному делу, имеет любое лицо – вне зависимости от применения или неприменения к нему мер процессуального принуждения и на любой стадии уголовного судопроизводства. Именно такое регулирование, полагает Сергей Бородин, обеспечило бы более вдумчивый и осторожный подход органа расследования при принятии решений об изъятии и удержании денежных средств или имущества, поэтому исправление таких законодательных пробелов подобными решениями Европейского Суда можно только приветствовать.

Рассказать: