×

Разошлись по-мирному

Верховный Суд разрешил спор двух организаций по вопросу выплаты «гонорара успеха»
По мнению экспертов, заключенное сторонами мировое соглашение – лучший исход в данном деле, так как природа «гонорара успеха» на данный момент так и не получила должного правового разъяснения, что делает решения судов по таким делам непредсказуемыми.


Судебная коллегия по экономическим спорам рассмотрела ходатайства двух организаций об утверждении мирового соглашения по делу о взыскании необоснованного обогащения.

Согласно материалам дела, между предприятием и обществом был заключен договор об оказании юридических услуг, в соответствии с которым исполнитель обязался оказать заказчику юридические услуги по вопросам взыскания задолженности с Министерства финансов РФ. При этом договором было предусмотрено, что заказчик обязуется оплатить вознаграждение исполнителю в размере 45% от суммы удовлетворенных судом требований.

После получения в судебном порядке всей суммы заявленных требований предприятие перевело обществу 20 млн рублей в качестве оплаты оказанных услуг, что составило 45% от взысканной суммы. Однако позже решения судов о взыскании с Минфина России задолженности были отменены, в связи с чем был произведен поворот исполнения решения суда.

Предприятие направило обществу претензию о возврате денежных средств в полном объеме, однако последнее не возвратило денежные средства.

Обращаясь в суд с иском о взыскании неосновательного обогащения в размере 20 млн рублей, предприятие ссылалось на то, что положительный результат по делу достигнут не был, поэтому оплату юридических услуг исполнителю надлежит вернуть заказчику.

Разрешая дело и отказывая предприятию в удовлетворении исковых требований, суды исходили из того, что обязательства общества по договору выполнены в полном объеме, оплата, обусловленная договором, в размере 20 млн произведена обоснованно, в рамках заключенного договора и акта оказанных услуг. Спорные денежные средства не являются перечисленными ошибочно, случайно или безосновательно, следовательно, не могут быть квалифицированы как неосновательное обогащение.

В свою очередь заявитель указывал, что расчет суммы вознаграждения, произведенный на основании решения суда, признанного незаконным, также является незаконным, в результате чего общество не имеет правовых оснований на удержание денежных средств. По мнению истца, суды по делу не дали надлежащей оценки размеру понесенных ответчиком расходов в рамках договора, сложившимся в регионах ценам на аналогичные услуги, то есть не в полной мере исследовали обстоятельства, имеющие значение для дела.

В связи с этим заявитель настаивал на том, что в настоящем деле исполнение договора должно быть оплачено по цене, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные услуги, согласно п. 3 ст. 424 ГК РФ «Цена», а излишне уплаченная сумма – возвращена заказчику.

Рассмотрев ходатайства об утверждении мирового соглашения, Коллегия по экономическим спорам ВС РФ удовлетворила их. Согласно резолютивной части определения Суда, общество по договору об оказании юридических услуг получило сумму в размере 13 млн рублей, что соответствует фактически понесенным затратам.

Комментируя данное решение, управляющий партнер АБ «Бартолиус» Юлий Тай отметил, что заключенное сторонами и утвержденное Коллегией по экономическим спорам ВС РФ мировое соглашение является оптимальным исходом в этом деле как для сторон спора, так и для всех участников рынка оказания юридических услуг. Он пояснил, что в данном деле коллегии судей потребовалось разрешить вопрос о правовой природе «гонорара успеха», согласованного сторонами, однако дать однозначный ответ на него не удалось пока ни КС РФ в Постановлении № 1-П в 2007 г., ни Президиуму ВАС РФ, ни членам Пленума ВС РФ в Постановлении № 1 2016 г.

Самыми неприятными и опасными в этом определении эксперт назвал доводы о том, что суды по настоящему делу не дали надлежащей оценки размеру понесенных ответчиком расходов в рамках договора, в связи с чем необходимо ориентироваться на п. 3 ст. 424 ГК РФ. «Указанный довод был с трудом преодолен ВАС РФ, и было бы крайне неприятно стать свидетелем его реинкарнации», – пояснил он.

По мнению адвоката Юридической группы «Яковлев и Партнеры» Марины Костиной, в данном случае суть спора можно свести к толкованию условий договора. Она указывает, что при буквальном подходе обязанность по оплате юридических услуг возникает у заказчика после вынесения решения суда о взыскании с ответчика денежных средств в его пользу, независимо от вступления такого решения в законную силу.
 Однако в случае отмены решения суда возникает вопрос о том, как и в каком размере оплачиваются услуги юристов.

«Если следовать логике ВС РФ, нашедшей свое отражение в определении, отсутствие 
соответствующего условия в тексте договора позволяет определять стоимость услуг по правилам ч. 3 ст. 424 ГК РФ, то есть при сравнимых обстоятельствах за аналогичные услуги. 
Представляется, что обе эти позиции могут быть поддержаны ВС РФ с равной степенью вероятности. Возможно, именно данное обстоятельство подтолкнуло стороны к заключению мирового соглашения», – считает она.



Рассказать: