×

Суд оправдал следователя, которому адвокат якобы должен был передать взятку

Опираясь на те же показания свидетелей – сотрудников правоохранительных органов, суд признал адвоката виновным и приговорил к 6 годам колонии строгого режима
В комментарии «АГ» адвокат Иван Николаев, защищавщшй следователя, отметил, что за два с половиной года предварительного следствия уголовное дело три раза возвращалось из прокуратуры в следственный орган и один раз суд вернул его прокурору.

5 февраля Кузьминский районный суд г. Москвы оправдал старшего следователя, обвинявшегося в покушении на получение взятки в особо крупном размере, которое не было доведено до конца по не зависящим от него обстоятельствам. При этом суд, опираясь на те же самые доказательства, признал виновным в посредничестве во взяточничестве адвоката, который якобы должен был передать деньги следователю.

Защитник следователя, адвокат Иван Николаев рассказал «АГ» об особенностях дела и о том, как удалось оправдать его подзащитного.

Версия следствия

Летом 2017 г. сотрудники полиции задержали гражданина П., который находился со своими братьями в автомобиле. Тогда при осмотре транспортного средства в дверце были обнаружены наркотики. Впоследствии следователь следственной группы ОМВД России по району Некрасовка г. Москвы Дмитрий Калинкин возбудил в отношении П. уголовное дело по ч. 2 ст. 228 УК РФ.

В дальнейшем П. был помещен под стражу, его деяния были переквалифицированы, и 18 сентября 2017 г. ему было предъявлено обвинение в более тяжком преступлении – приготовлении к сбыту наркотиков по ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ. Тогда же П. был уведомлен об окончании следственных действий и ознакомлен с материалами уголовного дела.

По версии следствия, 19 сентября Дмитрий Калинкин сообщил сожительнице обвиняемого М. о том, что может оставить изначальную квалификацию преступления и П. будет обвиняться только в хранении наркотиков. Для этого ей необходимо передать ему деньги до 20 сентября, иначе 21 числа дело будет передано в суд. При этом, как указано в обвинительном заключении, следователь сказал М., что с ней свяжутся по поводу передачи денег.

После этого, как полагало следствие, Калинкин обратился к адвокату А., который по его просьбе связался с М. и сообщил, что разрешение ситуации обойдется в 1,2 млн руб. На следующий день девушка вместе с родственницей обвиняемого Н. обратились к другому адвокату за консультацией, и тот сообщил, что решение о переквалификации принять может только суд. После этого они обратились в Главное управление собственной безопасности МВД России с заявлением о вымогательстве, сотрудники которого начали оперативную разработку.

В дальнейшем М. встретилась с адвокатом А., который, по версии следствия, согласился передать взятку Калинкину, а для создания видимости легитимности своих действий заключил с девушкой соглашение на оказание юридической помощи П. 27 сентября М. и Н. встретились с адвокатом и передали ему 30 тыс. руб. и муляжи денежных средств на сумму 1,17 млн руб. После того как адвокат получил пакет, его задержали сотрудники ГУСБ МВД России. После этого оперативники предложили ему передать пакет Дмитрию Калинкину, на что А. согласился. В рамках ОРМ адвокат попытался сделать это, однако в Кузьминской межрайонной прокуратуре г. Москвы, где проводилось оперативное мероприятие, ему не удалось остаться со следователем наедине. Вечером сотрудники полиции сообщили ему, что проведение ОРМ прекращается.

1 октября 2017 г. адвокат и следователь были задержаны. Впоследствии А. было предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 291.1 УК РФ, а Дмитрий Калинкин обвинялся по ч. 3 ст. 30, ч. 6 ст. 290 УК.

Уголовное дело было передано в Кузьминский районный суд г. Москвы, в ходе его рассмотрения адвокат А. и Дмитрий Калинкин свою вину не признали.

Версия следователя

В своих показаниях Дмитрий Калинкин сообщил, что после предъявления П. обвинения 18 сентября 2017 г., к нему пришла М. и сказала, что не доверяет адвокату Р., с которым у нее заключено соглашение на защиту П., поскольку тот обещал, что обвиняемому будет назначена мера пресечения в виде домашнего ареста, но не добился этого. В связи с этим она просила его порекомендовать другого адвоката и оставила свой номер телефона. Эту информацию следователь передал адвокату А.

По словам подсудимого, уже 22 числа М. снова встретилась с ним и спросила, можно ли доверять А., на что тот ответил, что знает его как порядочного адвоката. При этом, как отметил Калинкин, М. сообщила, что ждет перевода денег из Молдовы для оказания помощи П., а он ответил, что его это не касается и не интересует.

Дмитрий Калинкин сообщил, что 25 сентября 2017 г. составил обвинительное заключение в окончательной редакции и передал его начальнику следствия, которая, подписав документ 28 сентября, направила его вместе с уголовным делом в прокуратуру.

Версия адвоката

Адвокат А. в свою очередь заявил о провокации со стороны М. и о том, что согласие на передачу взятки не давал и соответствующее поручение не получал.

Он сообщил суду, что М. обратилась к нему с просьбой помочь переквалифицировать деяние П., обвинявшегося в совершении приготовления к сбыту наркотических средств, на хранение наркотических средств. Адвокат подчеркнул, что знал, что согласно Постановлению Пленума ВС от 15 июня 2006 г. № 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами», и с учетом определенных обстоятельств конкретного уголовного дела возможна переквалификация деяния П. на хранение наркотических средств.

Он предложил ей подписать соглашение на оказание юрпомощи П., при этом сказал М., что если переквалифицировать деяние не получится, он вернет ей денежные средства. По словам адвоката, когда М. начала вписывать в бланке соглашения размера аванса, он остановил ее, заметив, что никакие деньги она не передавала. Тогда М. зачеркнула вписанную сумму, заверив действие подписью, и в нижней части бланка соглашения указала, что деньги не вносились.

После этого, как рассказал суду А., девушка отметила, что денежные средства находятся у Н., которая ждет у метро. Там она сможет их передать. Адвокат согласился подъехать к метро, сказав, что отдаст ей приходный кассовый ордер на следующий день после внесения денежных средств.

У метро А. снова заверил М. и Н., что если у него не получится переквалифицировать деяние П. на хранение наркотических средств, он вернет им все денежные средства. После этого Н. положила ему в сумку пакет. В этот же момент к ним подошли несколько человек, которые представились сотрудниками ГУСБ МВД и предъявили удостоверения.

Адвокат пояснил, что был потрясен произошедшим и согласился на участие в ОРМ в отношении Калинкина, поскольку находился в шоковом состоянии и посчитал, что это единственный способ доказать свою невиновность. Он был уверен, что следователь не возьмет у него деньги, поскольку никаких договоренностей об этом у них не было.

А. высказал мнение, что М. написала заявление о якобы факте вымогательства взятки со стороны Дмитрия Калинкина и его в связи с тем, что хотела помочь П. избежать уголовной ответственности. Это, по его мнению, подтверждалось показаниями М. и Н., согласно которым последние сообщили следствию, что неоднократно передавали денежные средства для разрешения вопроса, связанного с непривлечением П. к уголовной ответственности, в том числе должностным лицам, а также адвокату Р.

Показания свидетелей стороны обвинения

В свою очередь М. в суде заявила, что не просила Дмитрия Калинкина посоветовать ей адвоката, а просила помочь переквалифицировать действия П. Следователь, по ее словам, не называл конкретную сумму, в отличие от адвоката, который сообщил, что деньги должны быть у него до 20 сентября 2017 г., иначе на 21 сентября дело будет направлено в суд. М. отметила, что А. не уточнял, каким именно способом собирается переквалифицировать действия П. По ее мнению, адвокат получил деньги именно для передачи их в качестве взятки Калинкину.

Свидетель Д. Желудков показал, что 22 сентября 2019 г. в ГУСБ МВД России с заявлением обратилась М. и попросила принять меры в отношении Калинкина, который требовал от нее денежные средства в размере 1,2 млн руб. за непривлечение П. к уголовной ответственности за сбыт наркотических средств. Женщина согласилась на проведение ОРМ. Впоследствии согласие было получено и от Н. При этом М. добровольно выдала CD-диск, содержащий три файла с записями разговоров между ней и адвокатом А., а также между ней и Калинкиным.

Позиция защиты следователя

Дмитрия Калинкина защищал адвокат КА Привокзального района г. Тулы Иван Николаев. В суде он отметил, что обвинение по более тяжкому составу было предъявлено П. 18 сентября 2017 г., следовательно, постановление о проведении ОРМ от 22 сентября, согласно которому Калинкин через посредника вымогает деньги за непереквалификацию деяния, незаконно и необоснованно.

Иван Николаев указал, что, исходя из результатов ОРМ, М. явилась в ГУСБ г. Москвы, подала заявление о преступлении, представила сотрудникам ГУСБ г. Москвы записи разговоров с Калинкиным и А., которые записала лично по собственной инициативе. При этом сама М. в суде утверждала обратное, указывая, что 22 сентября 2017 г. до начала проведения ОРМ сотрудники ГУСБ г. Москвы выдали ей записывающее устройство.

Защитник указал, что понятые, участвовавшие в ОРМ, являются сотрудниками одного из подразделений ГУСБ г. Москвы, знакомы с оперуполномоченными, проводившими указанные мероприятия, Кроме того, они указали, что подчиняются начальнику ГУСБ г. Москвы, т.е. лицу, которое непосредственно подписывало и утверждало постановление о проведении оперативно-розыскных мероприятий в отношении Дмитрия Калинкина и А.

Иван Николаев заметил, что согласно данным ОРМ денежные средства выдавались М. для передачи А., однако, как следует из видеозаписи встречи М. и Н. с адвокатом, он получил деньги от Н. Он указал также, что Дмитрий Калинкин не вышел на встречу с А., что свидетельствует о том, что у него не было умысла на получение денег. После этой встречи и до задержания у них было несколько дней, когда они могли реализовать свой умысел, но этого не произошло. Кроме того, уголовное дело по обвинению П. на момент проведения ОРМ в отношении Калинкина уже находилось в Кузьминской межрайонной прокуратуре г. Москвы, поэтому он не мог совершить никаких действий.

Защитник заметил, что на аудиозаписях А. ни разу не упоминал Калинкина, не сообщал М. о том, что деньги предназначаются для каких-либо должностных лиц. Наоборот, он указывал на то, что необходимо заключить соглашение об оказании юридических услуг, в рамках которого он будет пытаться правовым путем квалифицировать действия П. по ч. 2 ст. 228 УК РФ.

Иван Николаев подчеркнул, что единственной причиной, по которой органы следствия привлекли его подзащитного к уголовной ответственности, является его диалог с М. у здания Кузьминского районного суда г. Москвы. Однако из его содержания и показаний Дмитрия Калинкина невозможно сделать вывод о том, что он требует с М. деньги. Когда женщина заводит разговор об их сборе, следователь пояснил, что эти вопросы она должна регулировать с А., а не с ним.

Опираясь на одни и те же доказательства, суд признал адвоката виновным, но оправдал следователя

Разрешая вопрос о виновности А., суд принял во внимание его показания в части, в которой они подтверждаются другими объективными доказательствами, в том числе показаниями свидетелей и протоколами осмотра предметов – аудиозаписей. При этом он критически отнесся к доводам о том, что адвокат согласие на передачу взятки не давал и соответствующее поручение не получал.

Суд не согласился с доводами А. о провокации в отношении него со стороны М. и сотрудников правоохранительных органов, поскольку в ходе судебного разбирательства было достоверно установлено, что умысел подсудимых на совершение преступления возник независимо от чьей-либо воли.

Суд заметил, что не находит доводы стороны защиты А. о том, что результаты ОРД недопустимы, поскольку двое свидетелей являются сотрудниками канцелярии ГУСБ МВД России, состоятельными.

Защитник А. ходатайствовал об исключении заключения судебно-технической экспертизы, однако суд посчитал доводы адвоката несостоятельными. Он также отклонил рецензию на заключение экспертизы, посчитав, что она представляет собой не самостоятельное исследование документа, а сводится к критическому, частному мнению специалиста относительно заключения.

Суд отметил, что доверяет показаниям М., которая подробно рассказала об обстоятельствах встречи и передачи взятки А. по поручению К., а также свидетелей – сотрудников правоохранительных органов. По мнению суда, их показания совпадают с показаниями понятых.

Разрешая вопрос о виновности Калинкина, суд указал, что показания М. и свидетелей согласуются с показаниями понятых, подтвердивших свое участие в ОРМ. Он отметил, что согласно закону получение и дача взятки, а равно незаконного вознаграждения при коммерческом подкупе, считаются оконченными с момента принятия должностным лицом либо лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, хотя бы части передаваемых ему ценностей. При этом не имеет значения, получили ли указанные лица реальную возможность пользоваться или распоряжаться переданными им ценностями по своему усмотрению.

Однако суд пришел к выводу, что фактическое неполучение Дмитрием Калинкиным денег не образует состав уголовно наказуемого деяния, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 6 ст. 290 УК, и в его действиях усматривается добровольный отказ от получения взятки.

Таким образом, суд оправдал следователя и признал за ним право на реабилитацию. В то же время он признал А. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 291.1 УК, и назначил ему наказание с применением ст. 64 УК в виде лишения свободы на 6 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима с лишением права заниматься адвокатской деятельностью 3 года.

Адвокат следователя прокомментировал приговор

В комментарии «АГ» Иван Николаев рассказал, что длительность расследования уголовного дела, возбужденного 29 сентября 2017 г., обусловлена тем, что оно три раза возвращалось из прокуратуры в следственный орган, а один раз суд вернул его прокурору.

По мнению Ивана Николаева, суд оправдал Калинкина, поскольку согласился с тем, что если бы тот действительно хотел и намеревался получить деньги, он бы это сделал.

Адвокат также отметил, что Дмитрий Калинкин более 10 лет проработал в органах внутренних дел, его работа руководством УВД по ЮВАО г. Москвы характеризуется положительно. Адвокат отметил, что за столь значительный период работы в органах внутренних дел его подзащитный в каких-либо коррупционных проявлениях замечен не был. Он женат, имеет на иждивении двух малолетних детей, а также неработающих престарелых родителей-пенсионеров. Все они проживают в одной квартире.

Иван Николаев указал, что имущественное положение Калинкина свидетельствует о том, что он, кроме своей заработной платы, не имел иного дохода. Кроме того, отметил защитник, в ходе обыска в жилище следователя 1 октября 2017 г. один из сотрудников правоохранительных органов заметил, что его подзащитный за столько лет работы «мог бы заработать на нормальную жизнь».

Адвокат сообщил, что прокуратура уже подала апелляционное представление, однако дата его рассмотрения пока не назначена.

Защитник А., адвокат АП г. Москвы Алексей Мошанский воздержался от предоставления комментария, пояснив, что на это требуется разрешение доверителя, которое оперативно получить не представляется возможным.

Рассказать: