×

Судебная реформа и защита прав предпринимателей

В Совете Федерации обсудили стратегические задачи судебной реформы и реформы уголовного законодательства в экономической сфере
Во время мероприятия адвокаты призвали к введению ответственности за воспрепятствование адвокатской деятельности, посягательство на жизнь, здоровье и имущество адвоката и отметили необходимость расширения функций адвокатского запроса.

18 июля состоялась дискуссия на тему «Основные стратегические задачи и системные решения в рамках судебной реформы и реформы уголовного законодательства в экономической сфере», модераторами которой выступили первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Алексей Александров и Уполномоченный при Президенте РФ по защите прав предпринимателей Борис Титов.

Свои мнения по обсуждаемой проблеме высказали представители Совета Федерации, Верховного Суда РФ, Совета при Президенте РФ по правам человека и развитию институтов гражданского общества, адвокатуры, научного сообщества.

В ходе обсуждения подробному анализу подверглись два приложения к программе «Стратегия роста»: «Реформа уголовного экономического законодательства» и «Судебная реформа». Сама Стратегия разработана в соответствии с поручением Президента РФ и внесена на его рассмотрение, а также в Правительство РФ.

При открытии круглого стола Алексей Александров подчеркнул, что «в решении обсуждаемых проблем не хватает стабильности, системности и научности; необходима разработка единой концепции уголовной политики на текущий момент и на долгие годы». К числу основных направлений в разработке концепции уголовной политики относятся реформа уголовного законодательства в экономической сфере, а также системные решения в рамках судебной реформы применительно к бизнес-среде.

Борис Титов отметил, что бизнес считает основными проблемами своего развития именно экономические факторы. Однако вопросы судебной реформы и состояние уголовно-правовых институтов, имеющих касательство к предпринимателям и бизнесу, не менее важны.

Участники дискуссии отметили длительность неопределенности относительно оформления и внесения изменений. Президент фонда «Правовое государство», адвокат Евгений Тарло выразил общее настроение по этому вопросу: «Если брать 1988 год за момент начала судебной реформы, то получается, что ей уже почти 30 лет. А если столько лет реформе, то это уже не реформа, а состояние, которым все мы не удовлетворены».

Наибольший интерес вызвало обсуждение принципов формирования кадрового состава судейского корпуса, в частности вовлечение в него лиц со стажем прокурорской деятельности и адвокатской практики. Не менее важным оказался вопрос независимости судей, прежде всего от председателя суда, которую предложено достичь выборностью председателя судебного присутствия, полным исключением его влияния на отправление правосудия, а также компьютерным распределением дел между судьями.

При этом далеко не все из этих предложений были поддержаны представителем Верховного Суда РФ, что говорит о неоднозначности и отсутствии бесспорности предложенных решений проблемы. В то же время поддержку всех участников нашел довод о необходимости обеспечения прозрачности и предсказуемости судебной практики, а также снижения нагрузки на судей, повышения качества рассмотрения дел и справедливости судебных решений.

Претензии к качеству результатов деятельности были высказаны и в адрес законодателя, в частности, о необходимости исключения несистемных поправок, в том числе нарушающих концепцию нормативного акта, появляющихся на этапе второго чтения законопроекта.

Бизнес-омбудсмен также обратил внимание на многочисленные случаи незаконного возбуждения уголовных дел и необоснованного уголовного преследования предпринимателей, вспомнив недавно высказанную Президентом РФ фразу: «Возбудили – попрессовали – отпустили». Он привел статистические данные о более чем миллионе уголовных дел в отношении представителей бизнеса, находящихся в режиме или незаконного приостановления, или прекращения и немедленной отмены этого решения, в то время как преследуемые предприниматели продолжают оставаться «на крючке». В качестве варианта решения проблемы Борис Титов сослался на опыт Казахстана, где все расследования уголовных дел по экономическим преступлениям (за исключением коррупционных проявлений) переданы единому органу, укомплектованному квалифицированными специалистами по делам данной категории.

Особой критике подверглась практика возбуждения и расследования уголовных дел по ст. 159 УК РФ, которая была названа «резиновой», то есть позволяющей подвести под этот состав преступления практически любой вариант поведения предпринимателя, в том числе и его правомерную деятельность. Нередко уголовным преследованием подменяется гражданско-правовая ответственность за неисполнение договорных обязательств по контракту.

Авторы «Стратегии роста» предложили принципиально переработать нормы ст. 159 УК РФ. По их словам, следует четко и с минимальным количеством оценочных понятий сформировать диспозицию уголовной статьи о мошенничестве, чтобы исключить случаи произвольного ее применения. Особо квалифицированные составы данной группы допустимо передать на рассмотрение судов с участием присяжных заседателей. В то же время звучали и иные предложения решения этой проблемы, в том числе и весьма экзотичные: перевести эти составы в категорию дел частного обвинения (за исключением случаев причинения материального ущерба государству), чтобы исключить коррупционную составляющую оперативных и следственных органов при незаконном возбуждении уголовных дел по этим статьям.

Крайняя озабоченность высказана по поводу расширяющейся практики необоснованной квалификации по ст. 210 УК РФ и расширительного толкования термина «преступное сообщество». Несмотря на недавние изменения законодательства, продолжает оставаться проблемой вопрос незаконного применения меры пресечения в виде заключения под стражу по делам, вытекающим из экономических отношений. Высказано пожелание, что по данной категории дел базовой мерой пресечения должен стать денежный залог, пусть даже в кратной стоимости к причиненному преступлением ущербу. Также предложено, что продление меры пресечения в виде заключения под стражу должен делать суд региона, а второе и дальнейшее продление – Верховный Суд РФ. При этом судьи, избравшие арест или осуществлявшие его продление, не должны рассматривать данное уголовное дело по существу.

Неудовлетворенность эффективностью судебного контроля за предварительным следствием спровоцировала дискуссию о возврате ранее существовавших порядков, когда меру пресечения в виде заключения под стражу избирал прокурор.

Кроме того, вице-президент Центра стратегических разработок, руководитель направления «Институты и общество» Мария Шклярук обозначила позицию ЦСР, который выступает против усиления ответственности судей и правоохранителей за заведомо неправосудные решения.

Она пояснила, что ужесточение наказаний в существующей системе уголовного преследования негативно скажется на практике. Напротив, необходимо дать право на ошибку правоохранительной системе и, как следствие, изменить отношение к оправдательному приговору в оценке правоохранительных органов как к отрицательному результату. Мария Шклярук подчеркнула, что пока у нас оправдательный приговор будет считаться эксцессом и ошибками всех тех, кто в этом участвовал, никаких существенных изменений не произойдет. «Руководство правоохранительных органов должно пойти на то, чтобы допустить 15% оправдательных приговоров».

Отдельной темой стало обсуждение проблемы преюдиции в уголовном процессе, в частности массовое игнорирование не только дознавателями и следователями, но и судами арбитражных решений по расследуемым правоотношениям. Представитель Верховного Суда РФ согласился, что проблема существует и требует скорейшего решения.

Не менее остро по делам, вытекающим из экономических отношений, стоят проблемы проведения экспертиз, отсутствия должного качества исследований и применения надлежащих методик. Нередко проведение экспертиз поручается лицам или организациям, не обладающим необходимыми специальными познаниями, что влечет неправомерные итоговые решения по данной категории дел.

Представители адвокатуры призвали к введению ответственности за воспрепятствование адвокатской деятельности, посягательство на жизнь, здоровье и имущество адвоката, а также отметили необходимость расширения функций адвокатского запроса.

В поддержку данных предложений Алексей Александров отметил, что в данном случае акцент делается не столько на обеспечении гарантий в отношении одного из участников судопроизводства, сколько на реализации конституционных и процессуальных прав граждан, интересы которых представляет адвокат.

Рассказать: