×

Удовлетворение требования потребителя в суде не освобождает от уплаты «потребительского» штрафа

Верховный Суд подчеркнул, что при удовлетворении требований после принятия иска к производству штраф по п. 6. ст. 13 Закона о защите прав потребителей не взыскивается, только если истец отказался от иска, а суд прекратил производство по делу
По мнению одного из адвокатов, ВС исправил грубую ошибку апелляционной инстанции, которая «от привычки к самоуправству» совсем позабыла о праве. Другой убежден, что вывод краевого суда об исчислении взыскиваемого штрафа без учета суммы страхового возмещения, выплаченной ответчиком в период рассмотрения спора, нельзя признать правильным. Третья адвокат обратила внимание на то, что после подачи искового заявления в суд удовлетворение требований утрачивает признак добровольности.

В Определении № 19-КГ20-6 Верховный Суд рассмотрел вопрос о том, при каких условиях допустимо не взыскивать с исполнителя штраф за неудовлетворение требований потребителя в добровольном порядке.

Краевой суд существенно снизил сумму «потребительского» штрафа

В сентябре 2014 г. и январе 2015 г. Вячеслав Фадеев при заключении кредитных договоров со Сбербанком застраховал в СК «Сбербанк страхование жизни» свою жизнь и здоровье на общую сумму 930 тыс. руб. (именно столько составила заложенность по указанным кредитам). Страхование охватывало в том числе имущественные интересы, связанные с причинением вреда жизни и здоровью мужчины.

В апреле 2017 г. Вячеслав Фадеев умер. Его дочь и единственная наследница Лидия Фадеева не смогла получить страховую выплату во внесудебном порядке, поэтому подала иск в Промышленный районный суд г. Ставрополя. В ходе рассмотрения дела за несколько дней до вынесения решения страховая компания перечислила денежные средства в счет погашения задолженности Вячеслава Фадеева по кредитным договорам.

Первая инстанция удовлетворила требования истца частично, снизив суммы неустойки и компенсации морального вреда. В резолютивной части суд указал на взыскание страхового возмещения, отметив, что в этой части решение не подлежит принудительному исполнению из-за «добровольного исполнения» ответчиком. Дополнительно истцу был присужден штраф за неудовлетворение требования потребителя в добровольном порядке. Суд определил размер штрафа на основании закона как 50% от взысканной суммы, однако тут же снизил его почти вдвое, признав несоразмерным.

Ответчик обжаловал решение в апелляционную инстанцию. По мнению страховой компании, ее необоснованно привлекли к гражданско-правовой ответственности в виде штрафа, неустойки и компенсации морального вреда. Изменяя решение в части размера штрафа, взысканного на основании п. 6 ст. 13 Закона о защите прав потребителей, Ставропольский краевой суд указал, что расчет должен производиться от суммы, присужденной в пользу потребителя, т.е. в данном случае от неустойки и компенсации морального вреда (без учета выплаченного до разрешения спора по существу страхового возмещения).

Истец не смог добиться пересмотра дела в первой кассации, поэтому подал жалобу в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда.

ВС рассчитал штраф по-другому

Изучив положения п. 6 ст. 13 Закона о защите прав потребителей и п. 46, 47 Постановления Пленума ВС от 28 июня 2012 г. № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», Суд пришел к выводу, что штраф за неудовлетворение требования потребителя в добровольном порядке не взыскивается с исполнителя услуги при удовлетворении им требований потребителя после принятия иска к производству, только если истец отказался от иска, а суд прекратил производство по делу. «Если отказ истца от иска заявлен не был, то в пользу потребителя подлежит взысканию предусмотренный Законом о защите прав потребителей штраф, исчисляемый от всей присужденной судом суммы», – подчеркнул ВС.

В данном случае производство в связи с отказом от иска не прекращалось. «Само по себе наличие судебного спора о страховом возмещении указывает на несоблюдение страховщиком добровольного порядка удовлетворения требований потребителя, в связи с чем перечисление денежных средств на счет выгодоприобретателя в период рассмотрения спора в суде при условии, что истец не отказался от иска, не является основанием для освобождения страховщика от ответственности в виде штрафа за ненадлежащее исполнение обязательств», – полагает Судебная коллегия.

Верховный Суд заметил, что апелляционная инстанция, исчислив штраф из размера взысканной неустойки и компенсации морального вреда, не объяснила, почему взысканные, но не приведенные к принудительному исполнению суммы не подлежат учету. Указанный недостаток Ставропольскому краевому суду предстоит исключить при новом рассмотрении дела.

Эксперты прокомментировали позицию ВС

По мнению адвоката АП Калужской области Дмитрия Кияшко, ВС исправил грубую ошибку судебной коллегии, которая «от привычки к самоуправству» совсем позабыла о праве. «С точки зрения процесса нарушение тривиальное – отсутствует мотивировка. Нарушение материального права тоже налицо – штраф взыскивается от присужденных сумм за нарушение их своевременной выплаты. Судебная коллегия своим апелляционным определением фактически простила ответчику такое нарушение», – пояснил эксперт.

Партнер АБ «FORTIS» Дмитрий Павлов также считает, что права истца были изначально нарушены из-за несоблюдения ответчиком сроков выплаты страхового возмещения. «Именно от волеизъявления истца в виде отказа от иска зависит взыскание штрафа с ответчика, так как законодательством предусмотрено взыскание штрафа и без заявления такого требования со стороны истца», – подчеркнул он.

Адвокат уверен, что вывод апелляционной инстанции об исчислении взыскиваемого штрафа без учета суммы страхового возмещения, выплаченной ответчиком в период рассмотрения спора, нельзя признать правильным: «Суд первой инстанции взыскал в пользу истца страховое возмещение. При этом оно не должно обращаться к принудительному исполнению из-за добровольного исполнения этого же требования ответчиком в ходе судебного процесса. Однако сумма страхового возмещения была присуждена, это отражено в решении. Соответственно, она должна учитываться при расчете штрафа за несоблюдение добровольного порядка удовлетворения требований потребителя».

Адвокат АП Нижегородский области Елисавета Ноянова полагает, что данное определение ВС имеет большое практическое значение: «Вопрос о взыскании штрафа, предусмотренного п. 6 ст. 13 Закона о защите прав потребителей, в случае удовлетворения ответчиком требований потребителя после предъявления последним иска, решался судами неоднозначно, несмотря на разъяснения, содержащиеся в п. 47 Постановления Пленума ВС № 17». По словам эксперта, зачастую правоприменители не учитывали важную оговорку, имеющуюся в указанном постановлении, а именно то, что освобождение от взыскания штрафа в данной ситуации возможно лишь при условии отказа истца от иска и прекращения производства по делу.

«Этот вывод корреспондирует с правовой природой такого штрафа, который является мерой гражданско-правовой ответственности за ненадлежащее исполнение обязательств, т.е. формой законной неустойки. Поэтому возможность освобождения от его взыскания ставится в зависимость от волеизъявления пострадавшей стороны», – пояснила Елисавета Ноянова.

Верховный Суд, по ее словам, в очередной раз напомнил нижестоящим судебным инстанциям о том, что основанием освобождения от взыскания штрафа за ненадлежащее исполнение обязательств по договору с участием потребителей является одновременное наличие двух обстоятельств: удовлетворение требований потребителя в процессе рассмотрения дела и последующий отказ истца от иска с прекращением производства по делу.

Кроме того, добавила адвокат, ВС акцентировал внимание на еще одной спорной на практике ситуации – на том, исходя из каких сумм определяется размер штрафа и подлежат ли включению в расчет суммы, выплаченные ответчиком самостоятельно после предъявления потребителем иска: «Законодатель в п. 6 ст. 13 Закона о защите прав потребителей буквально указывает на то, что размер штрафа определяется от суммы, присужденной судом в пользу потребителя. ВС также неоднократно отмечал, что при определении размера штрафа учитываются все суммы, присужденные судом в пользу истца по его материально-правовым требованиям».

Как представляется Елисавете Нояновой, добровольным удовлетворением требований в истинном понимании этого термина, помимо самостоятельного исполнения спорных обязанностей по желанию обязанного лица, следует считать случаи, когда такому удовлетворению предшествовало письменное обращение потребителя с заявлением либо претензией: «В данном случае стороны могут самостоятельно корректировать размер и порядок удовлетворения требований, участвуя в переговорных процессах. После подачи искового заявления в суд удовлетворение требований утрачивает признак добровольности, так как предполагается, что стороны не смогли договориться и для разрешения спорной ситуации требуется участие независимого органа, обладающего властными полномочиями».

Вместе с тем, добавила она, в решении первой инстанции также видится нарушение положений действующего законодательства: «В частности, уменьшая размер взыскиваемого с ответчика штрафа, суд указывает довольно расплывчатую формулировку о несоразмерности штрафа последствиям нарушенного обязательства, а также говорит о наличии соответствующего ходатайства об уменьшении от ответчика. При этом суд не учитывает положения ч. 1 ст. 56 ГПК РФ, в соответствии с которой ответчик должен не просто заявить об уменьшении размера штрафа, но и обязан представить суду доказательства, подтверждающие такую несоразмерность, а суд – обсудить данный вопрос в заседании и указать мотивы, по которым он пришел к выводу об удовлетворении указанного заявления». Аналогичного мнения, по словам адвоката, придерживается и Верховный Суд, в частности в Определении от 22 мая 2018 г. № 5-КГ18-35. «Из решения первой инстанции не усматривается, что такие доказательства были представлены. Это ставит под сомнение законность и обоснованность уменьшения размера штрафа», – заключила эксперт.

Рассказать: