×

ВС: Бывший акционер не должен остаться без возмещения из-за реорганизации общества

Верховный Суд заметил, что суды, придя к ошибочному выводу об отсутствии убытков на стороне истца, вопрос об их размере не исследовали и не оценивали, сославшись на непредъявление истцом акций к выкупу и несоответствие его расчетов требованиям законодательства
Фото: «Адвокатская газета»
Как отметила одна из адвокатов, даже если акционер не участвовал в голосовании и не подал заявление о конвертации акций в долю в ООО, он должен быть указан в качестве участника реорганизованного общества, поскольку собственник акций не может быть произвольно лишен права собственности на долю участия в юрлице. По мнению второго, Верховный Суд фактически предоставил бывшему акционеру ответчика право на возмещение ущерба от утраты акций, которая произошла вследствие реорганизации. По мнению третьего, данное определение пополнило «копилку» судебных актов, подтверждающих неприкосновенность права собственности.

В Определении № 305-ЭС22-14990 от 22 ноября по делу № А40-213998/2021 Верховный Суд разъяснил нижестоящим судам правила возмещения убытков в случае, когда бывший акционер общества не участвовал в общем собрании, на котором было принято решение о реорганизации.

Виктор Егоров являлся акционером АО «Центральный научно-исследовательский институт радиоэлектронных систем» и владел 12 обыкновенными акциями. 12 декабря 2018 г. общим собранием, в котором Егоров не участвовал и, соответственно, не голосовал по вопросам, включенным в повестку дня, было принято решение о реорганизации общества в форме преобразования в ООО.

После изменения организационно-правовой формы общества принадлежащие Егорову ценные бумаги не были обменены на долю в уставном капитале ООО, и, соответственно, он не приобрел статус участника этого общества и не получил денежное возмещение.

Лишившись акций, Виктор Егоров обратился в Арбитражный суд г. Москвы с иском о взыскании с ответчика убытков, определив их размер, исходя из правил, установленных Законом об ООО для расчета действительной стоимости доли.

Рассмотрев материалы дела, суд указал, что для применения ответственности, предусмотренной ст. 15 ГК, необходимо доказать неправомерное поведение нарушителя, наличие убытков и их размер, а также причинно-следственную связь между действиями нарушителя и наступившими у потерпевшего неблагоприятными последствиями, совокупность условий которых суд посчитал отсутствующей. При этом суд счел, что истец, не принимавший участия в голосовании по вопросу реорганизации общества, был уведомлен о созыве и проведении собрания, информирован о наличии у него права требовать выкупа принадлежащих ему акций при принятии собранием решения о преобразовании АО, однако на собрание не явился, в последующем не предъявил свои акции к выкупу, не выразил волеизъявление на участие в обществе, созданном в результате реорганизации, в связи с чем не вправе требовать возмещения убытков ответчиком. Апелляция и кассация поддержали выводы первой инстанции.

Виктор Егоров обратился в Верховный Суд. ВС, изучив жалобу, сослался на п. 1 ст. 75 Закона о АО, согласно которому если акционеры – владельцы голосующих акций голосовали против принятия решения о реорганизации либо не принимали участия в голосовании по этому вопросу, то они вправе требовать выкупа обществом всех или части принадлежащих им акций в случае принятия общим собранием решения о реорганизации. Пунктом 6 ст. 76 Закона об АО предусмотрено, что акции, выкупленные обществом, поступают в его распоряжение.

Вместе с тем, добавил Суд, законом прямо не установлено, что если акционер проголосовал против принятия решения о реорганизации или не участвовал в общем собрании и, соответственно, не голосовал по указанному вопросу повестки дня, принадлежавшие ему ценные бумаги полностью или частично погашаются. Напротив, законодатель исходит из принципа континуитета (непрерывности, продолжения) участия в обществе, в силу которого участнику (акционеру) после реорганизации юрлица гарантируется статус участника (акционера) в реорганизуемом обществе и (или) его правопреемнике (правопреемниках).

ВС сослался на Постановление Конституционного Суда от 24 февраля 2004 г. № 3-П, согласно которому право на свободное использование имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности служит основой конституционно-правового статуса участников хозяйственных обществ, в частности акционеров – физических лиц, в том числе не являющихся предпринимателями, которые реализуют свои права через владение акциями, удостоверяющими обязательственные права ее владельца по отношению к обществу. Права требования также охватываются понятием имущества, а следовательно, обеспечиваются конституционно-правовыми гарантиями, включая охрану законом прав акционеров, в том числе миноритариев как слабой стороны в системе корпоративных отношений, и судебную защиту нарушенных прав (ч. 1 ст. 46 Конституции).

В соответствии с п. 1 ст. 235 ГК право собственности прекращается при отчуждении собственником имущества другим лицам, отказе собственника от права собственности, гибели или уничтожении имущества и при утрате права собственности на имущество в иных случаях, предусмотренных законом. Изъятие у собственника имущества принудительно не допускается, кроме случаев, предусмотренных п. 2 ст. 235 ГК, подчеркивается в определении.

«В связи с этим статья 75 Закона № 208-ФЗ подлежит применению в системном толковании с положениями Конституции и ГК РФ, которые исходят из недопустимости лишения права собственности без прямо предусмотренного законом основания, которое в данном случае отсутствовало», – отметил ВС.

Изложенное, добавил Суд, соответствует правовым позициям, приведенным в определениях от 29 августа 2019 г. № 308-ЭС19-3746 и от 19 ноября 2019 г. № 308-ЭС19-12842, а также в информационном письме Центробанка от 1 февраля 2019 г. № ИН-06-28/11 и практике рассмотрения аналогичных дел (дела № А63-5202/2020; № А36-11715/2019; № А05-2467/2019).

Определяя размер убытков, истец исходил из действительной стоимости доли, которая подлежала предоставлению ему в результате преобразования АО в общество другой организационно-правовой формы. Ответчик, оспаривая правильность исчисления истцом убытков, полагал, что их размер мог быть исчислен в соответствии с решением совета директоров общества об определении выкупной стоимости одной акции.

Как следует из ст. 15 ГК, с учетом толкования данной нормы, приведенного в п. 11 и 12 Постановления Пленума ВС от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», по общему правилу лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков. Возмещение убытков в меньшем размере возможно в случаях, предусмотренных законом или договором в пределах, установленных гражданским законодательством. Размер подлежащих возмещению убытков должен быть установлен с разумной степенью достоверности; недоказанность размера причиненного ущерба к основаниям, позволяющим не возлагать гражданско-правовую ответственность на причинителя вреда, действующим законодательством не отнесена. Отказ в иске о возмещении убытков в полном объеме нарушает конституционный принцип справедливости и лишает заявителя возможности восстановить нарушенные права.

«При определении размера убытков судам следовало исходить из наибольшей среди двух величин: действительной стоимости доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью, которая причиталась бы истцу, или стоимости акций, утраченных истцом», – пояснил ВС.

Суды первой и апелляционной инстанций, придя к ошибочному выводу об отсутствии убытков на стороне истца, вопрос об их размере не исследовали и не оценивали, сославшись на непредъявление истцом акций к выкупу и несоответствие расчетов Виктора Егорова требованиям законодательства. Суд округа указанные нарушения, допущенные судами нижестоящих инстанций, не исправил. В итоге Верховый Суд отменил судебные акты и направил дело на новое рассмотрение в АСГМ.

В комментарии «АГ» адвокат, управляющий партнер АБ «РИ-Консалтинг» Елена Гладышева назвала определение интересным с точки зрения защиты прав миноритарных акционеров при реорганизации общества, а также в части правового регулирования сохранения права собственности участника юрлица на долю в таком обществе.

Фактически, пояснила она, истец обратился в суд с иском о взыскании действительной стоимости доли либо той доли, на которую он мог бы претендовать при преобразовании АО и ООО, либо рыночной стоимости акций, принадлежавших истцу. Однако суды нижестоящих инстанций рассмотрели дело, не отходя от правовой квалификации, заявленной истцом, и отказали в удовлетворении иска по формальным основаниям, на что и обратил внимание ВС.

«В качестве основной идеи защиты права истца Верховный Суд указал на существующий в отечественной доктрине принцип континуитета права, смысл которого заключается в том, что собственник по общему правилу владеет долей в уставном капитале или акциями вне зависимости от изменения организационно-правовой формы юридического лица. Данная позиция фактически предусматривает, что даже если акционер не участвовал в голосовании и не подал заявление о конвертации акций в долю в ООО, он должен быть указан в качестве участника реорганизованного общества, поскольку собственник акций не может быть произвольно лишен права собственности на долю участия в юрлице. Именно это представляется наиболее важным в определении», – заключила Елена Гладышева.

По мнению адвоката АП г. Москвы Владимира Мамича, в такого рода судебных разбирательствах надо подробно анализировать документы, содержащиеся в материалах дела. Как правило, документов в корпоративных спорах много, а правовые позиции каждой из сторон спора не всегда очевидны.

«Если говорить об определении ВС, то Суд фактически предоставил бывшему акционеру ответчика право на возмещение ущерба от утраты акций, когда такая утрата произошла вследствие реорганизации общества-ответчика. Правовая позиция ВС в данном определении аргументированна и логична. Конечно, важны все обстоятельства дела, но в целом данный судебный акт будет в помощь акционерам, оказавшимся в схожей ситуации», – полагает Владимир Мамич.

Адвокат, председатель Совета Московской коллегии адвокатов «Андреев, Бодров, Гузенко и Партнеры» Андрей Андреев отметил, что Верховный Суд обосновал свою позицию ссылкой на постановление Конституционного Суда, указав при этом, что вопрос о размере убытков суды не исследовали и не оценивали, сославшись на непредъявление истцом акций к выкупу и несоответствие его расчетов требованиям законодательства. «Определение ВС – еще одно решение в “копилку” судебных актов, подтверждающих неприкосновенность права собственности», – заключил он.

Рассказать:
Яндекс.Метрика