×

ВС назвал недопустимым привлечение к ответственности за выражение неуважения к губернатору

На основании внесенного заместителем генпрокурора протеста Верховный Суд отменил решения нижестоящих инстанций о наложении на женщину административного штрафа в размере 30 тыс. руб. за высказывание в Интернете
В комментарии «АГ» ее представитель, адвокат «Агоры» Станислав Селезнев назвал правовую позицию Верховного Суда единственно правильной, предположив, что нижестоящие суды неправильно применили нормы права из-за формулировки ч. 3 ст. 20.1 КоАП.

Верховный Суд опубликовал Постановление № 1-АД20-1, в котором разобрался, законно ли привлечение лица к ответственности за выражение в Интернете неуважения к губернатору.

Светлана Бакшеева в период с 6 на 7 апреля 2019 г. негативно высказалась в социальной сети относительно губернатора Архангельской области Игоря Орлова. В дальнейшем она была привлечена к административной ответственности на основании ч. 3 ст. 20.1 КоАП за распространение в Интернете информации, выраженной в неприличной форме, которая оскорбляет человеческое достоинство и общественную нравственность, явное неуважение к органам, осуществляющим государственную власть в Российской Федерации, в лице губернатора.

Постановлением судьи Котласского городского суда Архангельской области, оставленным без изменения решением судьи Архангельского областного суда и постановлением заместителя председателя Архангельского областного суда Светлана Бакшеева была признана виновной в совершении административного правонарушения и оштрафована на 30 тыс. руб.

Затем в конце декабря 2019 г. действующий на тот момент заместитель Генерального прокурора Леонид Коржинек внес протест к рассмотрению ВС РФ, в котором попросил отменить судебные акты.

Верховный Суд указал, что при рассмотрении дела Светланы Бакшеевой ее защитником и заместителем прокурора Архангельской области в поданных на постановление о назначении административного наказания жалобах и протесте последовательно приводились доводы о том, что объективная сторона вменяемого административного правонарушения в рассматриваемом случае отсутствует ввиду невозможности отнесения губернатора Архангельской области к органам, осуществляющим государственную власть в Российской Федерации (применительно к диспозиции ч. 3 ст. 20.1 КоАП). ВС заметил, что данные доводы надлежащей правовой оценки судебных инстанций, в производстве которых находилось дело, не получили.

Между тем, подчеркнул Суд, положениями ч. 3 ст. 20.1 КоАП предусмотрена административная ответственность за распространение в информационно-телекоммуникационных сетях информации, выражающей в неприличной форме явное неуважение в числе прочих к органам, осуществляющим государственную власть в Российской Федерации, за исключением случаев, предусмотренных ст. 20.3.1 этого Кодекса, если эти действия не содержат уголовно наказуемого деяния.

Верховный Суд отметил, что согласно ст. 2 Закона об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ систему органов государственной власти субъекта РФ составляют: законодательный (представительный) орган государственной власти субъекта Федерации; высший исполнительный орган государственной власти субъекта; иные органы государственной власти субъекта РФ, образуемые в соответствии с конституцией (уставом) субъекта РФ. Конституцией (уставом) субъекта РФ может быть установлена должность высшего должностного лица субъекта Федерации.

ВС указал, что из п. 1 ст. 8 Устава Архангельской области, принятого Архангельским областным Собранием депутатов 23 мая 1995 г., следует, что государственную власть в Архангельской области осуществляют: законодательную – Архангельское областное Собрание депутатов; исполнительную – высший исполнительный орган государственной власти Архангельской области – Правительство Архангельской области, формируемое Губернатором Архангельской области, и иные исполнительные органы государственной власти Архангельской области. Правительство Архангельской области возглавляется первым заместителем Губернатора Архангельской области – председателем Правительства Архангельской области. Губернатор Архангельской области является высшим должностным лицом Архангельской области.

«Анализ приведенных выше норм применительно к установленным в ходе производства по делу обстоятельствам позволяет прийти к выводу о том, что объективная сторона административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью 3 статьи 20.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, во вменяемом Бакшеевой С.А. деянии отсутствует. Распространение в информационно-телекоммуникационной сети “Интернет” информации, выражающей в неприличной форме явное неуважение к высшему должностному лицу Архангельской области, осуществлявшему государственную власть в Архангельской области, состав указанного административного правонарушения, исходя из буквального содержания нормы части 3 статьи 20.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, не образует», – резюмируется в постановлении.

ВС РФ указал, что расширительное толкование приведенных положений КоАП является недопустимым при решении вопросов, связанных с привлечением к административной ответственности, с точки зрения соблюдения баланса частных и публичных интересов и противоречит положениям ч. 1 ст. 1.6 КоАП, согласно которой лицо, привлекаемое к административной ответственности, не может быть подвергнуто административному наказанию и мерам обеспечения производства по делу об административном правонарушении иначе как на основаниях и в порядке, установленных законом.

«При таких обстоятельствах выводы судебных инстанций о виновности Бакшеевой С.А. в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 20.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, нельзя признать обоснованными», – резюмировал Суд, отменив решения нижестоящих инстанций и прекратив производство по делу об административном правонарушении.

Стоит отметить, что до вынесения постановления Верховным Судом Светлана Бакшеева подала жалобу в ЕСПЧ.

В комментарии «АГ» один из представителей Светланы Бакшеевой, адвокат «Агоры» Станислав Селезнев, назвал правовую позицию Верховного Суда единственно правильной.

На вопрос о том, повлияло ли обращение в ЕСПЧ на вынесение постановления ВС РФ, адвокат ответил предположением, что дело не в обращении в Европейский Суд, а в неправильном применении нормы нижестоящими судами. «Отчасти это следствие безграмотности формулировки ч. 3 ст. 20.1 КоАП. Кроме того, МВД, которое возбуждает такие дела, уже высказывалось на эту тему, опубликовав методичку. Если ключевой правоприменитель считает, что главы регионов не защищаются нормой, то у ВС не было никаких причин утверждать обратное», – подчеркнул он.

«Мы уже уведомили ЕСПЧ о позиции Верховного Суда РФ. Вероятно, жалобу снимут с рассмотрения, поскольку судебные акты отменены, а добиваться возмещения вреда, причиненного незаконным преследованием, мы будем в национальных судах», – отметил Станислав Селезнев.

Адвокат АП Омской области Евгений Забуга посчитал, что правовая позиция Верховного Суда является выражением принципа законности, поскольку высшая инстанция, в отличие от нижестоящих судов, пошла по пути буквального толкования нормативных актов, без каких-либо политических подоплек. «Такой подход является воплощением важного для правоприменения принципа правовой определенности и должен применяться не в частных случаях, а во всех видах судопроизводства», – подчеркнул эксперт. По его мнению, постановление ВС окажет влияние на дальнейшее формирование практики по ч. 3 ст. 20.1 КоАП РФ.

Рассказать: