×

ВС показал, когда прекращение дела в связи с его неподведомственностью суду является правовым пуризмом

По мнению Верховного Суда, кассационная инстанция не должна отменять судебные акты и прекращать производство по делу исключительно в целях соблюдения правила о подведомственности, а не для устранения существенной судебной ошибки
Адвокаты видят в позиции ВС прямое нарушение императивных норм о подведомственности, но, несмотря на это, оценивают такой подход позитивно, поскольку он обеспечивает осуществление эффективного правосудия и отвечает «духу» закона.

Новороссийский морской торговый порт осуществлял хранение изъятых органом дознания в рамках уголовного дела контейнеров, признанных вещественными доказательствами. В связи с тем что расходы за их хранение не были оплачены, порт обратился в арбитражный суд с требованием о взыскании задолженности за оказанные услуги.

Данное дело (№ А32-320/2015) рассматривалось судами в течение четырех лет. При этом трижды судебные акты по существу спора вступали в законную силу, но дважды АС Северо-Кавказского округа направлял дело на новое рассмотрение. Третий раз рассматривая дело, суд округа отменил акты нижестоящих судов и прекратил производство по делу, сославшись на неподведомственность спора арбитражным судам. Кассация указала, что заявитель изначально допустил нарушение, поскольку Конституционный Суд в Определении от 8 ноября 2005 г. № 367-О указал, что разрешение такого вопроса относится к ведению судов общей юрисдикции.

Не согласившись с таким исходом дела, порт обратился с жалобой в Верховный Суд РФ, который Определением № 308-ЭС16-6887 удовлетворил ее и направил дело на новое рассмотрение в кассационную инстанцию.

Обосновывая свою позицию, ВС указал, что в результате третьего круга рассмотрения дела, завершившегося прекращением производства, правовая определенность по существу материальных отношений сторон так и не была установлена.

Суд подтвердил, что Конституция РФ и Конвенция о защите прав человека и основных свобод гарантируют каждому право на судебную защиту в справедливом и публичном разбирательстве в разумный срок посредством независимого и беспристрастного суда, компетенция которого установлена законом. Неправильное толкование норм российского права, определяющих подведомственность спора, по общему правилу, означает нарушение указанного права, так как лишает лицо возможности рассмотрения дела компетентным судом. Именно в целях защиты указанного права АПК установлено одно из оснований для прекращения производства по делу – дело не подлежит рассмотрению в арбитражном суде.

Однако тут же Верховный Суд указал, что необходимость обеспечения такого элемента права на суд, как рассмотрение дела компетентным судом, должна оцениваться в совокупности с иными элементами такого права, в том числе с учетом прав на разбирательство в разумный срок и на установление правовой определенности. Также необходимо учесть и фундаментальные принципы, среди которых – запрет приоритета формального над существом (запрет пуризма).

Высшая инстанция подтвердила: важно, чтобы формализм не приводил к иллюзорности права на суд и нарушению баланса интересов сторон. Прекращение судами производства по делу недопустимо в тех случаях, когда суды, формально соблюдая процессуальное законодательство, могут создать своим актом такие правовые последствия для участников процесса, которые будут иметь для них значительный негативный эффект, приведут к возникновению объективных сложностей в реализации права на справедливое судебное разбирательство, сделают его чрезмерно длительным или невозможным.

Сославшись на Постановление ЕСПЧ по делу «Сутяжник против России», Верховный Суд указал, что формальное обеспечение подведомственности не может быть единственной целью отмены судебных актов в ущерб материальным интересам сторон. Такие интересы, по мнению ВС, могут быть выражены как в наличии вступившего в законную силу судебного акта, так и в длительном разбирательстве спора, концентрации большого круга доказательств, приложении сторонами существенных процессуальных усилий до прекращения разбирательства.

Суд указал, что в данном деле необходимо было учесть, что судебное разбирательство длилось в течение четырех лет. Кассационная инстанция прекратила производство только на третьем круге рассмотрения дела, при этом стороны соответствующих ходатайств не заявляли, а нижестоящими судами был собран и оценен существенный круг доказательств, трижды выносились судебные акты по существу спора, устанавливающие баланс интересов сторон и правовую определенность в спорных отношениях. ВС сослался на позицию ЕСПЧ, который неоднократно указывал, что не оправданная серьезными факторами чрезмерная длительность судебного разбирательства приводит к нарушению Конвенции (по делам Поповски (Popovski) против Македонии и Снятовский (Snyatovskiy) против России).

Верховный Суд также отметил крайне важный с его точки зрения момент: принципы разумности и соразмерности и правила взыскания судебных расходов и компенсации убытков в рамках экономических споров во многом идентичны принципам и правилам, применимым в рамках уголовного процесса при компенсации расходов за хранение вещественных доказательств. Более того, правовые подходы по взысканию судебных расходов в рамках уголовных дел обобщены и сформулированы ВС, доступны сторонам для формулирования своей позиции и судам для вынесения справедливого и законного решения, учитывающего баланс интересов сторон по существу спора. Основываясь на этом, Суд сделал вывод, что в данном случае прекращение производства по делу по причине неподведомственности спора не является мерой, направленной на реализацию принципа справедливого судебного разбирательства, и не способствует установлению правовой определенности в спорных правоотношениях в разумные сроки, а значит – не обеспечивает право на суд.

ВС подчеркнул: учитывая конкретные обстоятельства дела, суд округа не должен был отменять судебные акты и прекращать производство по делу исключительно в целях соблюдения правила о подведомственности (правовой пуризм), а не для устранения существенной судебной ошибки. Такие обстоятельства свидетельствуют о нарушении судом кассационной инстанции п. 1 ст. 6 Европейской конвенции и ст. 46 Конституции РФ, являются основаниями для отмены постановления суда округа и направления дела на новое рассмотрение.

Адвокат АБ «КРП» Виктор Глушаков полагает, что позиция ВС имеет большое значение для правоприменительной практики. «Определение демонстрирует подход, к которому, на мой взгляд, должен стремиться правоприменитель. Отступление от формальной оценки и вынесение решения в “духе закона” заслуживает уважения. Это гораздо важнее, нежели слепое соблюдение формальных норм, которое само по себе не восстановит справедливость и нарушенные права», – говорит он.

При этом адвокат отмечает, что, хотя подобный подход ВС и противоречит нормам процессуального права, такое несоответствие очень формально: «Следует понять, насколько допущенное нарушение влияет на суть спора, на возможность восстановления нарушенных прав. В сложившейся ситуации гораздо важнее не слепое соблюдение норм процессуального закона, а оценка разумности, рациональности и справедливости тех решений, которые были приняты ранее».

Адвокат АБ «Плешаков, Ушкалов и партнеры» Елена Якушева, не отрицая наличие формального нарушения со стороны Суда, полностью соглашается с его позицией: «Порой обеспечение осуществления эффективного правосудия приводит к необходимости нарушить императивную норму права, что и произошло в настоящем деле. Полагаю, что в данном случае Верховный Суд руководствовался поиском баланса интересов».

Важными, по мнению адвоката, являются длительный срок рассмотрения спора и тот факт, что дело дважды проходило через суд округа, при этом суд ранее фактически «упустил», что спор не подведомственен арбитражному суду. «Строго говоря, была допущена судебная ошибка, последствия которой легли на истца», – поясняет Елена Якушева.

Адвокат привела пример из ее практики, когда Верховный Суд также нарушил императивную норму процессуального права для достижения цели защиты имущественных интересов кредиторов. По ее словам, арбитражный суд удовлетворил требование конкурсного управляющего об оспаривании сделки должника, апелляционная и кассационная инстанции согласились с ним. Однако третье лицо, не участвовавшее в рассмотрении спора ранее, предъявило в Верховный Суд кассационную жалобу, поскольку судебные акты нарушают его право собственности на имущество, проданное должником по оспоренной сделке.

К моменту подачи соответствующей жалобы ответчик по делу ликвидировался, что в соответствии с законом и судебной практикой являлось основанием для прекращения производства. Однако ВС в нарушение указанной нормы отменил судебные акты и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, в том числе для рассмотрения вопроса о привлечении третьего лица к участию в деле в качестве ответчика. Он обосновал такое решение тем, что требование конкурсного управляющего имеет целью возврат имущества в конкурсную массу, поэтому прекращение производства повлечет нарушение прав кредиторов (Определение Верховного Суда РФ от 10 марта 2015 г. № 305-ЭС14-1003).

«То есть, несмотря на прямое нарушение императивной нормы АПК РФ, применение которой ранее не вызывало сомнений ни у КС РФ, ни у ВАС РФ, ни у самого ВС РФ, только такое решение Верховного Суда могло привести к реальному исполнению судебных актов о признании сделки недействительной, пополнению конкурсной массы и защите прав и имущественных интересов кредиторов должника», – сообщает Елена Якушева.

Рассказать: