×

ВС: суды не вправе пересматривать размер оплаты по заключенному с юристом договору

Суд указал, что если между участниками правоотношений сложились договорные правоотношения, регулируемые положениями ГК о поручении, то суд не вправе определять разумные пределы расходов на представительство по делу
Фото: «Адвокатская газета»
Один из экспертов «АГ» посчитал, что допущенная нижестоящими инстанциями ошибка исходит из порочной практики существенно снижать расходы на представителя при взыскании судебных расходов с проигравшей стороны. Другой предположил, что суды при снижении суммы договора руководствовались Постановлением Пленума ВС РФ, согласно которому представительские расходы со стороны, в пользу которой удовлетворены исковые требования, взыскиваются аналогичным способом с учетом общепринятых критериев оценки и сопоставляя стоимость аналогичных услуг, оказываемых на территории соответствующего субъекта РФ.

Верховный Суд вынес Определение № 49-КГ19-10, в котором решал, могут ли суды посчитать оплату работы юриста, указанную в договоре, злоупотреблением правом, если аналогичные услуги в регионе стоят, по их мнению, значительно ниже.

5 августа 2017 г. между юристом Игорем Шапошниковым и гражданином Михаилом Сидоровым был заключен договор поручения, предметом которого являлось консультирование по вопросам правоприменительной практики в связи с предстоящим судебным процессом. В соответствии с п. 2 договора вознаграждение за исполнение поручения составляло 100 тыс. руб. за осуществление консультирования, составление иска, и за осуществление представительства в суде, которые клиент должен был заплатить до 10 октября 2017 г.

Так как деньги выплачены не были, юрист обратился в Стерлитамакский городской суд Республики Башкортостан с иском о взыскании средств. Разрешая заявленные требования, суд исходил из того, что обязанности по договору поручения Шапошниковым были исполнены в полном объеме. Однако он посчитал, что с учетом общепринятых критериев оценки и сопоставления стоимости аналогичных услуг, оказываемых на территории республики, размер вознаграждения явно не соответствует совершенным действиям. Суд указал на недопустимость злоупотребления правом и снизил размер вознаграждения до 10 тыс. руб.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РБ, учитывая категорию и сложность гражданского дела, объем выполненной работы, продолжительность рассмотрения дела в суде, количество судебных заседаний, в которых принимал участие Игорь Шапошников, пришла к выводу об увеличении размера вознаграждения, подлежащего взысканию, с 10 тыс. руб. до 30 тыс. руб.

Не согласившись с позицией судов, Игорь Шапошников обратился в ВС РФ с кассационной жалобой. Рассмотрев материалы дела, Суд отметил, что договор подписан сторонами собственноручно и не оспорен, а существенные условия, предусмотренные действующим законодательством, согласованы. Кроме того, никто из сторон замечаний к нему не представил, о разногласиях не заявил. «Данные обстоятельства суду надлежало оценить, чтобы подтвердить или опровергнуть отсутствие порока воли Сидорова М.И. при заключении сделки и согласовании ее стоимости», – указал Суд.

Кроме того, он отметил, что материалы настоящего дела не содержат доказательств, на основании которых первая инстанция могла сделать вывод о стоимости услуг, аналогичных оказанным истцом ответчику, в среднем по Республике Башкортостан, поскольку данные обстоятельства судом не устанавливались и не исследовались. «Нельзя согласиться и с суждением суда апелляционной инстанции о том, что в данном деле суд вправе определить разумные пределы расходов с учетом конкретных обстоятельств дела, объема, сложности и продолжительности рассмотрения, степени участия в нем представителя, а также сложившегося уровня оплаты услуг представителя по представлению интересов доверителя в гражданском процессе», – указал ВС.

Он отметил, что между участниками правоотношений сложились договорные правоотношения, регулируемые положениями ГК о поручении. Вопрос о взыскании судебных расходов по конкретному рассмотренному гражданскому делу перед судом не ставился и не рассматривался.

Кроме того, Суд сослался на п. 1 Постановления Пленума ВС от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» и указал, что, оценивая действия сторон как добросовестные или недобросовестные, следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей, в том числе в получении необходимой информации.

ВС отметил, что поведение одной из сторон может быть признано недобросовестным не только при наличии обоснованного заявления другой стороны, но и по инициативе суда, если усматривается очевидное отклонение действий участника гражданского оборота от добросовестного поведения. В этом случае суд при рассмотрении дела выносит на обсуждение обстоятельства, явно свидетельствующие о таком недобросовестном поведении, даже если стороны на них не ссылались (ст. 56 ГПК, ст. 65 АПК). «При разрешении настоящего дела судом, тем не менее, не сделан вывод о злоупотреблении какой-либо из сторон правом, обстоятельства, свидетельствующие о недобросовестном поведении, судом на обсуждение сторон не выносились», – подчеркнула высшая инстанция.

ВС посчитал необходимым апелляционное определение Верховного Суда Республики Башкортостан отменить и направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

В комментарии «АГ» руководитель проектов Бюро присяжных поверенных «Фрейтак и Сыновья» Виктор Спесивов выразил удивление тем, «насколько далеко в современной России уже отрывается правоприменительная практика от буквы закона». «При том, что у нас не прецедентное право, а континентальное, и суды должны руководствоваться законом. Есть принцип свободы воли сторон договора, свободы в определении ими условий договора. После согласования таких условий каждая сторона должна в полной мере отвечать за неисполнение принятых на себя обязательств. Это базовый принцип гражданско-правового оборота в любой нормальной стране», – считает он.

Виктор Спесивов отметил, что в данном деле суды посчитали возможным произвольно снизить стоимость оказания услуг исполнителя, не учитывая, что он согласился оказать такие услуги именно за стоимость, указанную в договоре. По его мнению, допущенная судами ошибка исходит из порочной практики существенно снижать расходы на представителя при взыскании судебных расходов с проигравшей стороны.

Юрист считает, что суды не вправе вмешиваться в правоотношения клиента и его представителя. «Каждая сторона в судебном споре хочет выиграть, и, если уж суд сам признал, что сторона оказалась права, значит выбор представителя был верным», – указал он. Следовательно, добавил Виктор Спесивов, проигравшая сторона должна возместить все реально понесенные выигравшей стороной расходы.

По его мнению, рассуждения суда о том, что другой юрист сделал бы ту же работу в пять раз дешевле, потворствуют недобросовестному поведению неправой в споре стороны. При этом он с огорчением отметил, что практика снижения суммы расходов на представителя сложилась уже давно – выигравшая сторона объективно тратит на представителя больше, чем потом может взыскать. «Теперь суды пошли еще дальше: они отказывают и самому представителю во взыскании в полном размере согласованной стоимости услуг», – подчеркнул юрист.

Кроме того, Виктор Спесивов указал, что ВС РФ намекнул на то, что при некоторых обстоятельствах согласованная сторонами стоимость услуг может быть определена судом как злоупотребление правом и снижена даже без споров сторон о ее размере.

Адвокат АП Самарской области Галина Романова считает, что Суд абсолютно верно указал, что нижестоящей инстанцией не сделан вывод о злоупотреблении какой-либо из сторон правом, а обстоятельства, свидетельствующие о недобросовестном поведении, судом на обсуждение не выносились. «Лично я не вижу в действиях истца злоупотребления правом. Как правило, размер вознаграждения по договорам в сфере юридических услуг зависит от суммы исковых требований, ориентировочно 10–15% от суммы иска. Стороны, заключая договор, согласовали существенные условия договора, работы приняты. Суды первой и апелляционной инстанций не имели права снижать размер вознаграждения с учетом общепринятых критериев оценки и сопоставляя стоимость аналогичных услуг, оказываемых на территории соответствующего субъекта РФ», – указала Галина Романова.

Адвокат предположила, что суды при этом руководствовались Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 21 января 2016 г. № 1 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела», согласно которому представительские расходы со стороны, в пользу которой удовлетворены исковые требования, взыскиваются аналогичным способом (с учетом общепринятых критериев оценки и сопоставляя стоимость аналогичных услуг, оказываемых на территории соответствующего субъекта РФ).

Рассказать: