×

Зарегистрирован иск АП Удмуртской Республики к Федеральной палате адвокатов РФ

Истец просит признать ничтожными Решение Совета ФПА об утверждении Разъяснения КЭС по вопросу допустимости обращения адвокатов в правоохранительные органы и само разъяснение
Фото: «Адвокатская газета»
Президент ФПА Юрий Пилипенко высказал свое мнение относительно данного искового заявления. В частности, он отметил, что вне зависимости от решения суда адвокатская корпорация будет пресекать доносительство тем или иным способом.

Как сообщает пресс-служба ФПА, 19 августа Хамовнический районный суд Москвы зарегистрировал исковое заявление Адвокатской палаты Удмуртской Республики к Федеральной палате адвокатов РФ.

Повод для обращения в суд

Как следует из опубликованного ФПА искового заявления, АП УР просит признать недействительными (ничтожными) Решение Совета Федеральной палаты адвокатов РФ об утверждении Разъяснения 03/19 Комиссии ФПА по этике и стандартам по вопросу допустимости обращения адвокатов в правоохранительные органы и само это разъяснение.

Читайте также
Опубликовано разъяснение КЭС по вопросу допустимости обращения адвокатов в правоохранительные органы
Представитель ФПА в комментарии «АГ» подчеркнул, что речь идет не о сообщениях о преступлении, а о требованиях проведения контрольно-проверочных мероприятий в отношении органов адвокатского сообщества
25 Апреля 2019 Новости

Напомним, данное разъяснение было утверждено Советом ФПА 17 апреля 2019 г. Поводом для подготовки разъяснений стали запросы от адвокатских палат Московской и Воронежской областей, а также АП Республики Башкортостан в связи с появлением в соцсетях и некоторых СМИ информации о подписании группой адвокатов, юристов и правозащитников открытого обращения к главе СКР Александру Бастрыкину с просьбой обеспечить проведение расследования финансовых злоупотреблений, якобы допускаемых руководством АП Республики Башкортостан.

В разъяснении КЭС указала, что требование или призыв к вмешательству в деятельность органов адвокатского самоуправления либо осуществлению в отношении них проверочных и контрольных мероприятий органами государственной власти, в том числе осуществляющими уголовное преследование, ведет к подрыву принципов независимости и корпоративности и недопустимо для членов адвокатского сообщества. Указано, что такого рода обращения адвокатов в органы государственной власти либо в правоохранительные органы демонстрируют полное пренебрежение моральными традициями адвокатуры и требованиями профессиональной этики. В документе отмечается, что это усугубляется в том случае, когда авторы подобных обращений не являются членами той адвокатской палаты, положение дел в которой должно явиться, по их мнению, предметом проверки.

Читайте также
Совету АП Республики Башкортостан выражено доверие
Большинство делегатов внеочередной конференции адвокатов Башкирии поддержали руководителей адвокатской палаты
25 Июня 2019 Новости

Как следует из разъяснения, такое поведение адвоката прямо противоречит п. 2 ст. 5 КПЭА, согласно которому адвокат должен избегать действий (бездействия), направленных к подрыву доверия к нему или к адвокатуре. Кроме того, п. 5 ст. 9 КПЭА содержит принципиальное указание о том, что в любой ситуации, в том числе вне профессиональной деятельности, адвокат обязан сохранять честь и достоинство, избегать всего, что могло бы нанести ущерб авторитету адвокатуры или подорвать доверие к ней, при условии, что принадлежность адвоката к адвокатскому сообществу очевидна или это следует из его поведения.

«Указанные нарушения законодательства об адвокатуре и адвокатской деятельности и норм профессиональной этики адвоката должны становиться поводом для дисциплинарного реагирования уполномоченных органов адвокатского самоуправления и возможного привлечения адвокатов к дисциплинарной ответственности», – отмечается в документе.

Содержание искового заявления

В иске АП УР отмечается, что в соответствии с ч. 2 ст. 181.1 ГК РФ разъяснение КЭС и решение Совета ФПА, которым оно утверждено, являются решениями собрания, а именно – решениями коллегиальных органов юридического лица, которые порождают правовые последствия для лиц, на которых оно направлено и для которых оно признано обязательным.

По мнению истца, оспариваемые корпоративные акты являются ничтожными, поскольку противоречат основам правопорядка, установленным Конституцией. «Конституция РФ, действующее законодательство не допускают произвольного, без указанных в Конституции Российской Федерации или федеральном законе оснований, ограничения права на обращение как по предмету обращения, так и по субъектному составу обращающихся лиц, а также содержат прямой запрет на преследование в связи с обращением», – отмечается в исковом заявлении. Также АП УР указала, что оспариваемые разъяснение КЭС и решение Совета ФПА ни при каких обстоятельствах не могут устанавливать ограничения основополагающих прав и свобод граждан, обладающих статусом адвоката.

Указано, что Адвокатская палата Удмуртской Республики «не имеет законного права и правовых оснований руководствоваться в своей деятельности, в том числе при организации и рассмотрении дисциплинарных производств, ничтожными решениями органов ФПА РФ».

Также в иске отмечается, что в соответствии с Законом об адвокатской деятельности при неисполнении адвокатской палатой субъекта РФ решений Совета ФПА он вправе по собственной инициативе отменить решение адвокатской палаты, противоречащее решению Совета ФПА, созвать внеочередное собрание (конференцию) адвокатов для рассмотрения вопроса о досрочном прекращении полномочий совета адвокатской палаты, а также приостановить полномочия ее президента.

«Неисполнение Адвокатской палатой УР указанных решений либо принятие решений, противоречащих им, может привести к исключительно негативным последствиям для Адвокатской палаты УР в лице ее органов (совета палаты и президента палаты). В связи с этим Адвокатская палата УР имеет охраняемый законом интерес для признания названных ничтожных решений недействительными в судебном порядке», – указано в иске.

Реакция президента ФПА

20 августа президент Федеральной палаты адвокатов Юрий Пилипенко в публикации на сайте ФПА выразил свое отношение к исковому заявлению АП Удмуртской Республики.

Он отметил, что большинство норм Кодекса профессиональной этики адвоката являются нормами-принципами, подлежащими казуальному применению в дисциплинарной практике. «Несомненным нашим завоеванием является то, что корпорация самостоятельно устанавливает пределы этичного и неэтичного для своих членов допустимого поведения и дисциплинарной ответственности адвокатов», – указал Юрий Пилипенко.

Президент ФПА заметил, что нередко вмешательство суда в дисциплинарные дела идет во вред адвокатской корпорации: «Для суда авторитет адвокатуры и многие наши принципы и традиции, даже писаные, не относятся к ценностям, подлежащим судебной защите, поэтому и восстанавливают статус гражданам, дающим в уголовном деле показания против своих подзащитных, как это случилось недавно в Московской области. Это далеко не единственный случай, и это позор – и для суда, и для нас, к сожалению».

Он подчеркнул, что «порицание доносительства на доверителей, на коллег и органы адвокатского самоуправления как деяния, несовместимого со статусом адвоката», существовало всегда, но едва ли не впервые этот принцип был оформлен весной 2019 г. в решении Совета ФПА РФ и резолюции Всероссийского съезда адвокатов.

«Принятие и решения, и резолюции было вынужденной реакцией на продуманную и спланированную провокацию этих немногих коллег, выявивших действительно уязвимое и чувствительное место корпорации: отсутствие гарантии и уверенности в том, что важные для нас ценности могут быть защищены государством, в частности судом, – и этим недобросовестно воспользовавшихся», – отмечает Юрий Пилипенко.

Президент ФПА обратил внимание на то, что адвокатура в силу своей природы постоянно противостоит правоохранительным органам: «Адвокат всегда выступает в этой роли индивидуально, но часто, а в последнее время – все чаще в противостояние вовлекаются и органы адвокатского самоуправления – комиссии, советы, президенты».

В связи с этим он задался двумя вопросами: кто из членов советов и президентов будет готов занимать принципиальную и оттого иногда небезопасную позицию, зная, что у недобросовестных адвокатов имеется безнаказанная, якобы конституционно оправданная возможность писать доносы (не обязательно правдоподобные и обоснованные) в органы, которые с удовольствием парализуют уголовным делом с обысками и выемками деятельность палат, получив заявление о покраже взносов, например, или о потраве урожая? Как можно, с одной стороны, требовать от советов и президентов активизации в защите профессиональных прав адвокатов, а с другой стороны – провоцировать доносительство адвокатов на оных?

«Каков бы ни был выбор суда – адвокатура свой выбор уже сделала! Давно, очень задолго до "холодной" весны 2019 г. и еще до рождения авторов иска! Знаю точно, что, вне зависимости от любого решения суда, адвокатская корпорация доносительство будет пресекать тем или иным способом. Она будет вынуждена это делать просто в силу самой сути своей профессии, в силу естественного стремления к самосохранению. В ином случае она будет недостойна быть», – заключил Юрий Пилипенко.

Рассказать: