×

Защита телеформата

11 марта состоялся круглый стол на тему «Телепередачи и интеллектуальная собственность: правовая мозаика»
Круглый стол, где рассматривались правовые аспекты охраны различных объектов интеллектуальной собственности в составе телепередач, проводился Российским национальным комитетом Международной торговой палаты (ICC Russia) в партнерстве с международной Ассоциацией по признанию и защите форматов (FRAPA) и при поддержке юридической фирмы Baker & McKenzie Moscow.


Круглый стол, где рассматривались правовые аспекты охраны различных объектов интеллектуальной собственности в составе телепередач, проводился Российским национальным комитетом Международной торговой палаты (ICC Russia) в партнерстве с международной Ассоциацией по признанию и защите форматов (FRAPA) и при поддержке юридической фирмы Baker & McKenzie Moscow.


Основной темой обсуждения стало такое понятие, как формат телевизионных передач и проблемы, связанные с его охраной в России и за рубежом.

Формат неопределенный
Как отметил председатель Комиссии по интеллектуальной собственности ICC Russia Евгений Ариевич, тема форматов становится для нашей страны все более актуальной, так как российские телеканалы не только в большом количестве приобретают форматы, но и сами в ближайшем будущем станут их крупными экспортерами. Руководитель юридической службы Гильдии продюсеров России Сергей Семенов добавил к этому, что за последние два года уже 20 российских форматов телепередач были лицензированы за рубеж, в основном в страны бывшего СССР, но в то же время импорт форматов в Россию примерно в 25 раз больше.

При этом, несмотря на очевидно существующий активный рынок форматов, четкого определения, что же это такое, не существует. А решения судов относительно форматов носят зачастую хаотичный и непредсказуемый характер, приводя к созданию конфликтующих и сложных в применении стандартов.
В своем выступлении руководитель направления Форматы / Международные проекты юридического отдела ГТК «Телеканал “Россия”» Екатерина Иванова обозначила правовую точку зрения на понятие телеформата и то, как именно его можно защищать.

Она отметила, что имеется две основные точки зрения на формат. Во-первых, что это идея, концепция, стилистика и структура передачи, которые не подлежат охране, согласно ГК РФ. Во-вторых, что это некая совокупность охраняемых и неохраняемых объектов и, соответственно, формат можно защищать.
Вторая точка зрения набирает все большую популярность у юристов. К охраняемым объектам формата относятся оригинальный и постановочный сценарии, фонограммы, оригинальные музыкальные произведения, дизайн, компьютерная графика, персонажи, театрально-хореографическая составляющая, основные правила производства, ключевые фразы, ноу-хау и производственная библия формата.

Защищать же формат можно различными нормами. Так, под защиту авторского права попадают такие элементы, как сценарий, персонажи, дизайн и т.п. Также формат можно представить как сложное произведение и защищать его в рамках ст. 1240 ГК РФ. Под нормы защиты товарного знака подпадают название, под патентное право – ноу-хау.

Проблема отсутствия точного определения телеформата сказывается и на судебных инстанциях. Как отметил судья Суда по интеллектуальным правам Сергей Рогожин, существует множество субъективных точек зрения на этот вопрос и потому судам приходится каждый раз разбираться, что же именно имеется в виду.

Он отметил, что, с одной стороны, можно отнести формат к объектам авторского права, если принять, что они подпадают под формулировку «другие произведения» п. 1 ст. 1259 ГК РФ. А с другой стороны, это приведет к слишком широким толкованиям, так как опять же неясно, что такое «другое произведение».

Судья отметил, что хотя уже и сложилась ситуация, когда необходимо обращаться к законодателю с тем, чтобы понятия формата закрепили в законодательстве, имеется риск, что это только усугубит имеющиеся сложности. Например, если через некоторое время что-то изменится, и форматом телепередач будет являться что-то иное.

Объект защиты или нет?
Говоря о судебной практике, Сергей Рогожин напомнил о наиболее ярком деле по защите формата в России, на котором он как раз председательствовал. Речь идет о споре по телепередачам «Один в один» и «Точь-в-точь». Первая из них является российской версией зарубежной передачи “Your Face Sounds Familiar”, формат которой принадлежит компании “Endemol”. Изначально она выходила на «Первом канале», однако после первого сезона «переехала» на канал «Россия», тогда как на «Первом» ее заменила аналогичная программа «Точь-в-точь». Ситуация вылилась в иск к «Первому каналу» о нарушении исключительных авторских прав на формат программы. Однако суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска, посчитав, что формат не подпадает под защиту авторского права. Решение осталось без изменений – как в апелляционной, так и в кассационной инстанциях.

При этом Сергей Рогожин заметил, что такое решение было связано с тем, что истцы обратились с защитой формата как художественного произведения, а суды его таковым не посчитали, так как не имелось сценария каждого эпизода передачи. По словам эксперта, если бы иск был составлен иначе, решение могло бы быть иным.

Юрист юридической службы «Первого канала» Александр Бобров высказал позицию, согласно которой формат вообще не нужно охранять авторским правом. Он отметил, что законодательство четко определяет, что охраняемое произведение должно быть выражено в некой форме и вместе с тем совершенно неясно, в какой форме должен быть выражен формат. «Это аудиовизуальное произведение в виде телепередачи или литературное в виде производственной библии? А как эти два произведения соотносятся между собой?», – задается вопросами эксперт. Он подчеркнул, что оба произведения самостоятельны и связь между ними может быть только в случае, если производственная библия содержит сценарий каждого эпизода программы.

Александр Бобров подчеркнул, что если формат, являющийся набором концепций, охранять, то это приведет к бесполезности авторского права и уничтожению творчества: «Защищать идею, на основе которой может быть создано два похожих произведения, – абсурдно». При этом юрист согласился с тем, что различные элементы формата можно охранять патентным или иными правами, добавив, что в своих договорах «Первый канал» как раз прописывает, что под форматом понимаются только охраняемые элементы.

Впрочем, еще один вариант защиты формата от нелегального копирования привела советник юридической фирмы Baker & McKenzie Moscow Дарья Ермолина. По ее словам, помимо обращения в суд в случае копирования каких-то охраняемых объектов интеллектуальной деятельности, правообладатели формата могут воспользоваться и антимонопольным законодательством и выступать с требованием признания действий истца недобросовестной конкуренцией в соответствии с Федеральным законом «О защите конкуренции».

Международный опыт
Сложности с понятием формата имеются не только в России. Как рассказала исполнительный директор международной Ассоциации по признанию и охране форматов (FRAPA) Бьянка Роотсаэрт, на сегодняшний день нигде нет какой-то специальной правовой формы защиты формата, несмотря на то, что это многомиллиардная индустрия. Если в 2000 г. рынок форматов составлял всего 160 млн евро, то в 2015 г. показатели достигли уже 12,8 млрд евро. В отсутствие четкой правовой системы производители форматов сами договариваются между собой, что является нарушением, а что нет.

Эксперт привела точку зрения, которой придерживается FRAPA: формат представляет собой уникальную концепцию и стоящие за ней ноу-хау, обладающую определенным именем, уникальными визуальными чертами, брендингом, драматической структурой и определенной ролью ведущего, а также определенным посылом, на который аудитория реагирует уникальным образом.

Дмитрий Семенов, старший юрист Baker & McKenzie Moscow, представил краткий анализ международной практики защиты ТВ-форматов. Он перечислил основные проблемы с защитой форматов: отсутствие оригинальности, формат или его часть является идеей, а нее ее выражением, закрытый перечень неохраняемых объектов и отсутствие объектов охраны как таковых.

Контент, пародии и фонограммы
Помимо ТВ-формата на круглом столе обсуждались и другие вопросы защиты интеллектуальной собственности на телевидении. Так, партнер юридической фирмы Goltsblat BLP LLP Елена Трусова остановилась на теме развлекательного телеконтента как объекта интеллектуальной собственности. Она отметила, что, как и в случае с форматом, четкого определения телеконтента нет ни в практике, ни в теории. С одной точки зрения, это совокупность отдельных объектов интеллектуальной собственности. С другой, это целостный объект, такой как передача или вообще вещание канала. Третий вариант – совокупность различных аудиовизуальных произведений.

Также она затронула тему пародий, которые зачастую являются основной частью развлекательного телеконтента. «Часто возникает вопрос, где та грань, после которой пародия становится нарушением прав», – подчеркнула эксперт.

С точки зрения Высшего Арбитражного Суда, пародия – это всегда новое произведение, созданное в результате переработки оригинального произведения. «Не может считаться пародией произведение, в котором просто изменена некая деталь, персонаж, объект первоначального произведения. Иными словами, оригинальное (первоначальное) произведение должно быть в центре нового, а не быть его фоном или вспомогательным средством. Недостаточно просто назвать произведение пародией для получения защиты от иска о нарушении исключительного права; если произведение содержит слабый пародийный элемент и в то же время большой объем заимствования из оригинального произведения, то такое заимствование не может считаться добросовестным использованием», – говорится в постановлении ВАС.

Тем не менее, по словам Елены Трусовой, до сих пор нет достаточно четкого определения пародии как таковой. В результате нередко пародийные выступления становятся объектами судебных разбирательств в рамках защиты права на изображение, права на переработку, права на защиту чести, достоинства и деловой репутации и права на защиту от оскорблений.

Еще одну тему с противоречивой судебной практикой затронул управляющий партнер «Кульков, Колотилов и партнеры» Максим Кульков, а именно: охрану фонограмм в составе аудиовизуальных произведений. Так, согласно ст. 1304 Гражданского кодекса фонограммы являются объектами смежных прав, за исключением звуковой записи, включенной в аудиовизуальное произведение. «Эту статью некоторые судьи толкуют так: после того, как фонограмма включена в аудиовизуальное произведение, она теряет правовую охрану и с ней можно делать все, что угодно, и использовать ее после этого без получения согласия правообладателя», – пояснил Максим Кульков. Однако эксперт добавил, что в то же время в п. 1 ст. 1240 ГК РФ прописано, что нужно получать разрешение правообладателя фонограмм для включения их в аудиовизуальное произведение.


Рассказать: