×

Адвокат - профессия интернациональная

3 июня в Федеральной палате адвокатов прошла конференция – круглый стол по вопросам сотрудничества и взаимодействия адвокатского сообщества в странах СНГ и Балтии.
Материал выпуска № 12 (29) 16-30 июня 2008 года.

АДВОКАТ - ПРОФЕССИЯ ИНТЕРНАЦИОНАЛЬНАЯ

 

ОПИРАТЬСЯ НА ОПЫТ И ПОДДЕРЖКУ КОЛЛЕГ

3 июня в Федеральной палате адвокатов прошла конфе-ренция – круглый стол по вопросам сотрудничества и взаимодействия адвокатского сообщества в странах СНГ и Балтии.
Это первое мероприятие, организованное Междуна-родным отделом Федеральной палаты адвокатов, которое собрало за одним столом представительные делегации адвокатур стран СНГ и балтийских государств. На приглашение ФПА отклик-нулись адвокаты Белоруссии, Казахстана, Киргизии, Латвии, Литвы, Узбекистана, Украины, Эстонии.

Темами обсуждения стали роль адвокатуры в гармонизации законодательства в области защиты прав человека и проблемы правового регули-рования трансграничной дея-тельности адвокатов.
Особый интерес участников вызвала приветственная речь председателя Комитета Госу-дарственной Думы ФС РФ по конституционному законо-дательству и государственному строительству В.Н. Плигина. В своем выступлении Владимир Николаевич Плигин, выявив исторические параллели, дал общую оценку развитию института адвокатуры в России и странах СНГ и Балтии, охарактеризовал отношения государственной власти и адво-катуры, особо подчеркнул необходимость повышения ква-лификации адвокатов и высокую значимость сотруд-ничества и обмена опытом между адвокатами различных стран.
О проблемах оказания пра-вовой помощи в Украине рассказала президент Союза адвокатов Украины  Татьяна Викторовна Варфоломеева. Ее коллега Сергей Владленович Гончаренко, председатель Украинской адвокатской кор-порации, представил свое видение роли адвокатского самоуправления в обеспечении права человека на эффек-тивную правовую помощь. Член Коллегии адвокатов Латвийской Республики Марина Домбровская сделала содержа-тельный доклад о роли адвокатуры Республики Латвия в гармонизации законо-дательства в области защиты прав человека в уголовном процессе. Галина Анатольевна Скрипкина, адвокат, член Союза адвокатов Кыргызской Республики, рассказала об особенностях правового регу-лирования адвокатской дея-тельности в Киргизии. Ожив-ленную дискуссию вызвал доклад о проблемах правового регулирования трансграничной деятельности адвокатов науч-ного сотрудника Центра правовых проблем между-народных экономических отно-шений Института государства и права РАН Светланы Игоревны Крупко.
Участники круглого стола сошлись во мнении, что адвокатуры стран СНГ и балтийских государств сталки-ваются с общими проблемами, решать которые можно нам-ного эффективнее в случае, если есть возможность опе-реться на опыт и поддержку коллег из соседних государств, и решили, что конференция должна стать первым меро-приятием в серии постоянных встреч.

Если ориентироваться по ленте новостей СНГ и прислушиваться к речам отдельных руководителей последнего, может сложиться ошибочное впечатление, что граждане стран содружества испытывают к бывшим соотечественникам стойкую личную неприязнь. Тем не менее личный опыт каждого говорит об обратном – наши народы по-прежнему воспринимают их как родных или, по крайней мере, двоюродных братьев и сестер, и те охотно платят им взаимностью. Еще одним подтверждением этого очевидного факта стала конференция, посвященная вопросам сотрудничества и взаимодействия адвокатского сообщества в странах СНГ и балтийских государствах, которая состоялась недавно в Федеральной палате адвокатов.


Владимир Плигин и Евгений Семеняко

Приглашение ФПА приняли Украина, приславшая самую представительную делегацию во главе с президентом Союза адвокатов Татьяной Варфоломеевой, Белоруссия, Казахстан, Узбекистан и Киргизия. На конференции были представлены также делегаты Прибалтики, которые, хотя и являются гражданами стран – членов НАТО, сталкиваются примерно с теми же проблемами, что и их коллеги в восточном блоке, и если бы кто-то из них запнулся, то любой российский адвокат мог бы без запинки продолжать вместо него. По образному выражению президента ФПА Евгения Семеняко, все адвокаты СНГ вышли из одной шинели и как представители профессионального братства отлично понимают друг друга. Он уточнил, что, хотя встреча проходит в Москве, российская сторона нисколько не претендует на гегемонию в объединении коллег: у адвокатов, как известно, начальства нет.

Как отметил в своем кратком приветствии председатель Комитета Государственной Думы по конституционному законодательству и государственному строительству Владимир Плигин, в истории наших государств много исторических параллелей. В России порой отмечаются попытки оказывать на адвокатуру влияние, но она является слишком важным институтом гражданского общества, чтобы государство дало ее в обиду. Идет работа над правилами прозрачности взаимоотношений адвокатуры с государством. Квалифицированная юридическая помощь не должна быть привилегией для избранных, и Госдума пытается наладить механизм предоставления всем слоям населения.

Юридический рынок: угрозы внешние и внутренние

Владимир Плигин отметил значение информационного обмена между адвокатурами разных стран для распространения наработок решения имеющихся проблем, значение трансграничной среды защиты граждан и выразил озабоченность проблемой признания иностранных решений. Однако на вопрос, заданный украинским делегатом по поводу возможности осуществления любым адвокатом СНГ деятельности, как встарь, в любых регионах нашей бывшей родины, дать однозначный ответ не удалось. Плигин напомнил о необходимости защиты юридического рынка, но подчеркнул, что если поступит такое предложение, можно будет начать его обсуждение, хотя при этом надо будет обдумать и последствия. С тем, что проблема не так проста, согласился и президент ФПА, да и сами украинские делегаты признали, что на Украине невозможна практика иностранных адвокатов, так как на это не соглашается Рада.

Участники конференции достигли взаимопонимания и в вопросе защиты юридического рынка от внутренних угроз. По словам Евгения Семеняко, в России зарегистрировано 65 тыс. адвокатов, которые действуют в агрессивном окружении просто юристов. Богатые, по его словам, пользуются услугами юридических фирм, тогда как адвокатура оттесняется на второй план, оказывая правовую помощь для всех. Президент украинского Союза адвокатов охотно подхватила наболевшую тему, указав, что у них и неюристы оказывают юридическую помощь на основании доверенности. На Украине работают 35 тыс. адвокатов и больше 40 тыс. юристов, которые строят свою деятельность на коммерческих основах. Они отличаются от адвокатов только отсутствием иммунитета, но не слишком страдают по этому поводу, так как во всем остальном не ощущают никакого стеснения, особенно с тех пор как УПК разрешил им участие в уголовном процессе. Свой обзор глава украинской делегации завершила призывом к установлению монополии адвокатуры, на который российские участники ничего не возразили, поскольку эта идея пользуется большой популярностью и в определенных отечественных кругах.

Самоконтроль – великое дело

Говорили на конференции и о контроле адвокатской деятельности, необходимость которого признавали все, несмотря на все этические гарантии надлежащего исполнения адвокатом своих обязанностей. Украинские коллеги возлагали надежды на контроль со стороны судейского сообщества, которое с помощью частных определений не позволяло бы адвокатам зарываться, тогда как президент ФПА с похвалой отозвался о существующей практике включения в состав квалификационных комиссий шести представителей государства из 13 возможных. При таких условиях они вносят свой посильный вклад в дело оздоровления адвокатуры, но не имеют возможности слишком увлечься этим делом. По словам Евгения Семеняко, адвокатское самоуправление если и не самая лучшая форма организации адвокатуры, то все остальные еще хуже. В принципе, с этим согласились и посланцы братской республики, к месту щегольнув украинским словечком «самоблюдовання», по-видимому, означающим «самоконтроль», роль которого, по их мнению, трудно переоценить.


Выступает президент Союза адвокатов Украины Татьяна Варфоламеева

Гости из Прибалтики мало заинтересовались проблемой саморегулирования адвокатского труда, но поделились наболевшим: как и в России, там принято довольно много хороших законов, с исполнением которых иногда возникают проблемы. Например, в Латвии есть закон, который гласит, что государственные органы обязаны выслушать мнение адвокатуры по вопросам изменения законодательства. В принципе суды должны прислушиваться и к доводам адвоката о том, что ту или иную норму следует применять в соответствии с Конвенцией о защите прав человека и основных свобод. Адвокат Марина Домбровская особо отметила, что если уж не первые две инстанции, то по крайней мере кассационный суд не глух к этим доводам. Как в таком случае получается, что жалобы на латышское правосудие нет-нет да прилетают в Страсбург, и каким образом престарелый антифашист Кононов оказался за решеткой, адвокат не уточнила.

Если участников конференции перед ее началом и беспокоило состояние информационного обмена между адвокатурами разных стран, то за несколько часов общения остроту проблемы удалось в значительной степени сгладить. В этих условиях весьма кстати пришелся доклад научного сотрудника Центра правовых проблем международных экономических отношений Института государства и права РАН Светланы Крупко, посвященный проблемам правового регулирования трансграничной деятельности адвокатов. Она затронула многие вопросы, которые много раз лизали языки жаркой дискуссии в ФПА, и предложила их правовое обоснование с точки зрения действующего законодательства.

Сверх границ

Как справедливо отмечено в докладе, интернационализация социально-экономических отношений затрагивает современную жизнь общества во всех областях, в том числе и адвокатскую деятельность. Выходя за пределы юрисдикции одного государства, последняя приобретает трансграничный характер. Законодательство в России, как и в других странах СНГ, исторически ориентировано на внутригосударственный характер адвокатской деятельности и не имеет экстерриториального действия. За пределами государства места происхождения адвокат может совершать юридические действия в пределах, установленных правом государства, на территории которого действует иностранный адвокат. При этом правовые режимы деятельности адвокатов, установленные национальным законодательством различных государств, далеко не идентичны по своему содержанию.
По мнению Светланы Крупко, формирование правового поля для осуществления трансграничной деятельности адвокатов – это не только предпосылка развития российской адвокатуры, но и задача государственного масштаба. Национальная законодательная база не отвечает современным потребностям российской адвокатуры. Правовая неопределенность создает предпосылки для бесконтрольной деятельности иностранных адвокатов на территории РФ и российских адвокатов за рубежом, для ущемления прав последних со стороны органов власти и препятствует защите прав доверителей. Например, в России статус адвоката позволяет представительствовать в судах любого уровня, но совсем другую картину можно наблюдать в некоторых странах Запада, где адвокат, подобно индюшке, может сидеть только в том суде, на ведение дела в котором он специально уполномочен. Возникает вопрос: если иностранный адвокат не вправе у себя на родине представительствовать в кассационной инстанции, может ли он делать это в российских судах? По мнению Светланы Крупко, полномочия иностранного адвоката не могут быть расширены в России, так как иное приводило бы к нарушению принципа суверенитета. Другой немаловажный вопрос: чем должны быть подтверждены полномочия иностранного адвоката, если праву места его происхождения неизвестно такое понятие, как ордер, упомянутое в ГПК РФ?


С. Володина, С. Крупко, Г. Ишанханова, Г. Скрипкина

Что в имени тебе моем?

Светлана Крупко полагает, что трансграничная деятельность может быть эффективно урегулирована только с помощью коллизионных и материально-правовых норм. Адвокат тесно связан с государством места происхождения даже при осуществлении деятельности за рубежом, которое может быть постоянным или временным. В каждом государстве должны быть созданы правовые условия, обеспечивающие такую деятельность. Интересно, что Совет ФПА принял в 2006 г. рекомендации по осуществлению международной адвокатской деятельности в странах – членах ЕС. Однако, по мнению Крупко, коллизионные вопросы адвокатской деятельности могут быть урегулированы только на уровне федерального закона.

Она считает необходимым осуществить гармонизацию законодательства стран – членов СНГ, разработать специальный федеральный закон о деятельности иностранных адвокатов на территории РФ и проект типового соглашения между ФПА и иностранными саморегулируемыми организациями. При разработке этих актов следует исходить из необходимости разрешительного порядка допуска иностранного адвоката к осуществлению деятельности на территории РФ на постоянной основе, периодического подтверждения статуса иностранца (не реже чем раз в два года) и ряда других требований. Среди последних привлекает внимание требование о том, что термин «адвокат» вправе использовать только российские адвокаты, тогда как иностранцы должны указывать название своей профессии в соответствии со своими законами. Так что, возможно, у нас скоро появятся лойеры, рехтсанвальты и захисники. Но в любом случае важный и серьезный шаг, укрепляющий дружбу народов и расширяющий рынок юридических услуг, адвокатами сделан.

Александр ДЁМИН

"АГ" №12, 2008