×

Не выпускать полуфабрикаты, а готовить специалистов

Качество юридического образования – тема совместного заседания комиссий по вопросам деятельности адвокатуры и нотариата и по юридическому образованию Ассоциации юристов России, которое состоялось 4 июня. В 2007 г. АЮР подписала с Министерством образования и науки РФ соглашение о создании системы оценки и аккредитации российских юридических вузов, и сейчас АЮР занимается разработкой этой системы. Поможет ли проведение аккредитации решить все проблемы в сфере юридического образования?
Материал выпуска № 12 (29) 16-30 июня 2008 года.

НЕ ВЫПУСКАТЬ ПОЛУФАБРИКАТЫ, А ГОТОВИТЬ СПЕЦИАЛИСТОВ


Дмитрий Шестаков и Альберт Еганян

Качество юридического образования – тема совместного заседания комиссий по вопросам деятельности адвокатуры и нотариата и по юридическому образованию Ассоциации юристов России, которое состоялось 4 июня. В 2007 г. АЮР подписала с Министерством образования и науки РФ соглашение о создании системы оценки и аккредитации российских юридических вузов, и сейчас АЮР занимается разработкой этой системы. Поможет ли проведение аккредитации решить все проблемы в сфере юридического образования?

В России 1136 юридических вузов и факультетов, 735 тысяч выпускников которых ежегодно получают дипломы о высшем юридическом образовании, но качество такого образования далеко не одинаково. Качество – категория объективная, и Александр Голиченков, декан юридического факультета МГУ, председатель Комиссии по юридическому образованию АЮР, назвал основные его критерии: состав преподавателей, материально-техническая база, интеграция науки и преподавания, отечественной и международной науки, а главное – науки и практики.

По данным различных исследований выстраивается рейтинг вузов, которые готовят будущих юристов. Высокое качество образования могут обеспечить примерно 70 учебных заведений, среди которых лидируют МГУ, СПбГУ, МГИМО, РУДН, МГЮА. Очевидно, что аккредитацию не смогут получить вузы, которые выпускают псевдоюристов, потому что там преподают люди, очень далекие от права. Но недавно на юридическом факультете одного из авторитетнейших учебных заведений не сдали государственный экзамен 83 студента из 250, т.е. ровно одна треть. Получается, что высококвалифицированные преподаватели, в течение пяти лет обучавшие этих студентов, оказались профессионально непригодными? Или плачевные результаты госэкзамена были вызваны другими причинами?

Общая проблема всех учебных заведений нашей страны – недостаточное финансирование. Несмотря на то что в последнее время положение несколько улучшилось, даже наиболее опытные преподаватели, имеющие ученые степени и звания, получают нищенскую зарплату. Они вынуждены набирать огромное количество учебных часов, что, несомненно, сказывается на качестве их работы. Но уровень подготовки выпускников определяется в первую очередь все же системой преподавания.
Особенность классического юридического образования состоит в том, что оно базируется на мощном фундаменте теории. Студенты изучают юриспруденцию как науку, но не имеют возможности приобрести практические знания и навыки. Кроме того, в высших учебных заведениях по существу отсутствует специализация: там готовят, так сказать, юристов вообще, а не представителей конкретных профессий – судей, прокуроров, адвокатов. В результате юридическое образование в России фактически складывается из двух частей – 5 лет в институте и 7 лет практической деятельности.

Цисана Шамликашвили

Работодатели вынуждены помогать вчерашним студентам овладеть основами профессии, научиться работать в команде, общаться с клиентами. По словам Цисаны Шамликашвили, президента Научно-методического центра медиации и права, 70% работы юриста – это коммуникация. Юрист должен иметь развитые навыки коммуникации и понимать, какие возможности она предоставляет, в том числе при участии в процессе. Особая роль отводится вопросам этики, поскольку юридическая профессия – одна из наиболее значимых в социальном плане. Василий Рудомино, старший партнер юридической фирмы «АЛРУД», включил в перечень знаний, требующихся юристу крупной фирмы, вопросы управления проектами и управления фирмой.

Александр Хвощинский, управляющий партнер фирмы «ЛигалСтадис.РУ: консалтинг и коммуникация», которая доводит подготовку выпускников юридических вузов до уровня, необходимого работодателям, подчеркнул, что практически у всех, кто недавно окончил высшее учебное заведение, нет навыков юридического письма. Причина в том, что в вузах преобладают устные формы контроля знаний, а заданий в области правоприменения студенты выполняют недостаточно (в Германии, например, студент-юрист за время обучения составляет около 800 судебных решений). По мнению Александра Хвощинского, российские юридические фирмы, как «потребители продукта», должны участвовать в осуществлении программ по подготовке выпускников к практической деятельности.

Представляется, однако, что если перекладывать эти заботы на работодателей, то проблему качества юридического образования в целом не решить. Необходимо добиться того, чтобы, как сказал председатель Комиссии по вопросам деятельности адвокатуры и нотариата, президент ФПА РФ Е.В. Семеняко, «российские вузы выпускали не полуфабрикаты, а специалистов, готовых к самостоятельной юридической практике». Нужно на всех этапах обучения формировать у студентов профессиональные знания и навыки, широко привлекать к преподавательской работе практикующих юристов. Однако система преподавания в российских юридических вузах пока не позволяет решить эти задачи в полном объеме.

Александр Голиченков

Александр Голиченков предложил работодателям – корпоративным юристам сформулировать квалификационные требования к выпускникам, но напомнил, что учебные заведения обязаны выполнять государственный образовательный стандарт и не имеют права самостоятельно изменять программу, количество учебных часов и т.д. «Мы не будем менять систему, пока не возникнет необходимость», – сказал он.

«Но системная проблема требует системного решения», – считает Альберт Еганян, управляющий партнер юридической фирмы «Вегас-Лекс». Нужно создать новый образовательный стандарт применительно ко всем юридическим профессиям, которыми будут заниматься выпускники. АЮР могла бы разработать проект такого стандарта и представить его на обсуждение работников вузов и практикующих юристов.

Александр Голиченков поддержал эту идею: в ней есть здравый смысл, и надо найти способ ее реализовать. Если АЮР в необходимый срок разработает альтернативный проект и выиграет конкурс, то в обозримом будущем система преподавания может быть приведена в соответствие с требованиями практики. Если же такой проект не будет представлен на очередной конкурс, то в ближайшие пять лет каких-либо принципиальных изменений не произойдет.

Некоторые из участников обсуждения обратили внимание на другой аспект проблемы. По мнению члена совета АП г. Москвы Дмитрия Шестакова, претензии предъявляются не столько к качеству образования, сколько к качеству юридических услуг. Как только будут установлены квалификационные требования к юристам, предоставляющим услуги неопределенному кругу лиц, качество образования повысится, поскольку вузы, которые не смогут обеспечить необходимый уровень подготовки выпускников, просто прекратят существование. Аналогичной позиции придерживается и Василий Рудомино: путь к решению проблемы он видит в том, чтобы ввести квалификационный экзамен на право заниматься частной юридической практикой.

Введение квалификационных требований и экзаменов в перспективе, конечно, возможно, но всецело зависит от воли законодателя. А в той ситуации, которая существует сейчас, по-видимому, значительную роль способна сыграть инициатива АЮР. Если Ассоциация разработает новый образовательный стандарт, то это действительно поможет решить проблему качества юридического образования в России.

Мария ПЕТЕЛИНА,
заместитель главного редактора «АГ»

"АГ" № 12, 2008