×

Корпорация бьет по своим

В нескольких адвокатских палатах приняты решения, установившие повышенный размер отчислений на общие нужды палаты для адвокатов – учредителей адвокатских кабинетов. Эти решения противоречат законодательно закрепленному принципу равенства адвокатов.
Материал выпуска № 17 (34) 1-15 сентября 2008 года.

КОРПОРАЦИЯ БЬЕТ ПО СВОИМ

В нескольких адвокатских палатах приняты решения, установившие повышенный размер отчислений на общие нужды палаты для адвокатов – учредителей адвокатских кабинетов. Эти решения противоречат законодательно закрепленному принципу равенства адвокатов.

КОМУ МЕШАЮТ АДВОКАТСКИЕ КАБИНЕТЫ?

Роман МЕЛЬНИЧЕНКО,
адвокат, зав. кафедрой гражданского права и процесса НОУ ВПО «Волгоградский институт бизнеса, к. ю. н., доцент

В некоторых адвокатских палатах субъектов РФ принято решение о введении «персональной надбавки» адвокатам – учредителям адвокатских кабинетов. Основная проблема, которая выявилась в процессе их работы, состоит в том, что они, в отличие от руководителей других адвокатских образований, очень неохотно участвуют в публичной деятельности адвокатского сообщества. Это приводит к существенному умалению прав индивидуальных адвокатов.

Грустные итоги

На пятой отчетной конференции адвокатов Волгоградской области впервые было принято решение об увеличении обязательных ежемесячных отчислений для адвокатов – учредителей адвокатских кабинетов в размере ста рублей («персональная надбавка»).

Проанализируем мотивировку как сторонников, так и противников этого обременения индивидуальных адвокатов.

Руководители органов адвокатского самоуправления указали, что расходы адвокатской палаты при работе с адвокатскими кабинетами значительно выше, чем при работе с другими формами адвокатских образований: необходимо оплачивать телефонную связь, труд осуществляющего ее работника, почтовые расходы. <…>

Перед принятием дискриминационных мер в отношении индивидуальных адвокатов необходимо было поручить ревизионной комиссии адвокатской палаты проанализировать данный вопрос и выступить с соответствующим заключением. Все это проделано не было, и о значительных расходах палаты по управлению адвокатскими кабинетами стало известно только со слов руководителей органа адвокатского самоуправления. Представляется, что назрела необходимость в проведении внешнего аудита Адвокатской палаты Волгоградской области. Всем адвокатам будет весьма интересно, как расходуются отчисления.

…Сто рублей – небольшая сумма, но… индивидуальные адвокаты несут и другие расходы на содержание органов адвокатского самоуправления. <…>

Противники индивидуальных адвокатов указывают, что адвокатские кабинеты часто учреждают начинающие или недобросовестные адвокаты, которые желают быть вне контроля органов адвокатского самоуправления. По их убеждению, выбор адвокатом этой формы адвокатского образования должен быть скорее исключением, чем правилом. На это стоит возразить, что согласно статистике работы квалификационной комиссии учредители адвокатских бюро и коллегий адвокатов совершают дисциплинарные правонарушения во много раз чаще, чем индивидуальные адвокаты. Кроме того, согласно ч. 2 ст. 20 Закона об адвокатской деятельности адвокат вправе самостоятельно избирать форму адвокатского образования. Принуждение адвоката, в том числе финансовое, отказаться от этой формы организации своей деятельности идет вразрез с законодательством. <…>
Отношение руководителей адвокатского сообщества к адвокатам – учредителям адвокатских кабинетов ярко проявляется и в том, как они их называют, – «кабинетчики».

Против дискриминации

Противники дискриминации адвокатов – учредителей адвокатских кабинетов высказали следующие доводы.

Нарушение принципа равноправия. Согласно ч. 2 ст. 3 Закона об адвокатской деятельности адвокатура действует на основе принципа равноправия адвокатов. Подходя к финансовому обременению адвокатов дифференцированно, то есть по признаку выбора ими формы адвокатского образования, адвокатское сообщество нарушает основу своей деятельности. <…>

Монополизация рынка адвокатских услуг. <…> К адвокатским кабинетам был применен административный ресурс конкурентной борьбы. Поскольку все руководство адвокатской корпорации Волгоградской области состоит исключительно из адвокатов – учредителей коллегий адвокатов (крупнейших адвокатских образований), произошло естественное лоббирование интересов крупных адвокатских фирм. <…>

Выход за пределы своих полномочий. Согласно ч. 2 ст. 30 Закона об адвокатской деятельности к компетенции конференции адвокатов относится определение размера обязательных отчислений адвокатов на общие нужды адвокатской палаты. Речь идет о персональном обременении конкретного адвоката, а не адвокатских образований. <…>

Отстранение индивидуальных адвокатов от возможного влияния на принятие решения. Из общего количества делегатов конференции, на которой было принято решение об обременении индивидуальных адвокатов, 145 составляли адвокаты, работающие в адвокатских бюро и коллегиях адвокатов, и только 28 – адвокаты, учредившие адвокатские кабинеты. <…>

Демонстрация непрофессионализма. Решение адвокатской  палаты, заведомо противоречащее закону, может быть оспорено прокурором, и, как следствие, государство получит возможность на законных основаниях вмешиваться в дела адвокатуры. Кроме того, заведомо незаконное решение побудило индивидуальных адвокатов обратиться за защитой своих прав в судебные органы. <…>

Решение пятой отчетной конференции адвокатов Волгоградской области и подобные ему решения других адвокатских палат субъектов РФ в части установления «персональной надбавки» должно быть отменено (процессуальные основания для этого имеются). <…>

Публикуется по изданию:
Эж-ЮРИСТ. 2008. № 24 (59)
(текст приводится в сокращении).


ЗАКОННЫЕ ПРАВА НЕЛЬЗЯ «ЛОМАТЬ ЧЕРЕЗ КОЛЕНО»

Ситуацию, описанную в статье Романа Мельниченко, комментирует Андрей СУЧКОВ, вице-президент Палаты адвокатов Самарской области, президент Ассоциации адвокатских кабинетов.

Прежде всего, не соглашусь с утверждением автора о том, что адвокаты, избравшие адвокатский кабинет в качестве формы адвокатского образования, крайне неохотно участвуют в публичной деятельности адвокатской палаты. Полагаю, что желание адвоката участвовать в органах управления адвокатским сообществом не зависит от избранной им формы организации профессиональной деятельности.

В качестве примера могу сослаться на состав Совета Палаты адвокатов Самарской области, в котором четверть – представители адвокатских кабинетов, в то время как количество «кабинетчиков» от общего числа адвокатов составляет всего 18 процентов, то есть адвокатские кабинеты представлены в Совете шире, чем коллективные образования. (Кстати, в термине «кабинетчик» не вижу ничего обидного, использую его и применительно к себе.)

Другой вопрос: насколько обоснованно несколько негативное отношение к адвокатским кабинетам со стороны органов адвокатского сообщества?

Если говорить о затронутом в статье Р. Мельниченко случае, то полностью поддерживаю все приведенные автором доводы о незаконности решения конференции, установившего различный размер отчислений на общие нужды палаты в зависимости от избранной адвокатами формы осуществления деятельности.

К изложенному Р. Мельниченко могу добавить, что с точки зрения реализации функций, которые возложены на органы управления адвокатской палатой, данное решение является серьезной управленческой ошибкой как совета адвокатской палаты, который вынес подобную идею и ее обоснование на рассмотрение конференции, так и конференции, которая его поддержала.

Явно нарушая принцип равенства адвокатов и полагая, что законные права отдельной группы коллег можно «поломать через колено» только потому, что те в меньшинстве, органы управления адвокатской палатой в данном случае легкомысленно поставили под удар фундаментальные основы адвокатуры – ее независимость и самоуправляемость. Автор статьи, как и поддерживающие его адвокаты, столкнувшись с явным беззаконием, вполне обоснованно говорит об исправлении ситуации с применением формулировок: «прибегнуть к внешнему аудиту», «протест прокуратуры», «обращение в суд за защитой своих прав», «вмешательство государственных органов в дела адвокатуры». Полагаю, что совет адвокатской палаты не спрогнозировал последствия, которые повлечет подобное решение.

В то же время вполне понятна озабоченность президентов адвокатских палат по поводу адвокатских кабинетов, во многих из которых не соблюдаются элементарные стандарты адвокатской деятельности: отсутствует офис, невозможно найти адвоката, установить с ним связь, а почтовая корреспонденция, направленная по указанному адвокатом адресу, возвращается обратно с отметкой о том, что не может быть вручена.

Причина в том, что норму Закона об адвокатской деятельности, согласно которой адвокат вправе использовать для размещения адвокатского кабинета принадлежащие ему или членам его семьи жилые помещения, многие понимают так: для создания адвокатского кабинета достаточно указать адрес регистрации по месту жительства. Однако адвокатский кабинет должен быть реальным, а не виртуальным. В данной норме закона речь идет о размещении адвокатского кабинета, а не об использовании адреса. Адвокатский кабинет должен представлять собой помещение, в котором осуществляется только адвокатская деятельность и которое отвечает определенным стандартам.

Стандарты адвокатской деятельности (в том числе и в части требований к помещению) должны разрабатываться и утверждаться органами адвокатской палаты. Лучше, если Федеральная палата адвокатов установит единые стандарты (или минимальные требования) для кабинетов и коллективных адвокатских образований на территории всей страны.

Введение стандартов позволит реализовать положения Кодекса профессиональной этики о том, что адвокаты при всех обстоятельствах должны сохранять честь и достоинство, присущие их профессии. Эти стандарты сделают невозможной ситуацию, когда адвокат принимает доверителей на своей кухне, примостив документы между тарелкой щей и куском селедки, что, в его понимании, допускается Законом об адвокатуре, разрешившем создание адвокатского кабинета по месту жительства.

Уверен, что после введения стандартов и установления контроля за их соблюдением ситуация с адвокатскими кабинетами выровняется. Большинство из создавших адвокатские кабинеты, избирая эту форму деятельности исключительно с целью уйти от расходов на коллегию (бюро) и воспринимая кабинет как некую «адвокатскую вольницу», наконец-то поймут, что работа в адвокатском кабинете – ответственное дело, да к тому же и весьма дорогое удовольствие.

"АГ" № 17, 2008