×

Минус шестьдесят миллиардов

Ежегодный ущерб бюджету России вследствие оттока капитала оценивается в среднем в 60 млрд долларов. Как вернуть деньги на «родину бизнеса» и прекратить «эксцессы правоприменения»?
Материал выпуска № 17 (154) 1-15 сентября 2013 года.

МИНУС ШЕСТЬДЕСЯТ МИЛЛИАРДОВ

Ежегодный ущерб бюджету России вследствие оттока капитала оценивается в среднем в 60 млрд долларов. Как вернуть деньги на «родину бизнеса» и прекратить «эксцессы правоприменения»?

Палата налоговых консультантов

Россия не единственная страна, перед которой стоит проблема утечки капитала и неисполнения соответствующих налоговых обязательств. На состоявшейся 14 августа в офисе Палаты налоговых консультантов встрече с журналистами специалисты в сфере международного налогообложения проанализировали проект мировой налоговой реформы.

Мнениями обменялись представители Палаты налоговых консультантов – Татьяна Йоффе (директор), Илья Кучеров (руководитель Научно-экспертного совета, заместитель руководителя Федеральной службы финансово-бюджетного надзора), Фёдор Гудков (заместитель руководителя Научно-экспертного совета) – и консалтинговых фирм: Владимир Гидирим (Ernst & Young), Степан Гузей (Lidings), Александр Захаров (Paragon Advice Group), Андрей Кириллов (Бейкер Тилли Русаудит), Дмитрий Парамонов (МКА «ФБК-ПРАВО»).

Мировой план действий
На встрече министров финансов стран «Большой двадцатки», состоявшейся 19 июля в Москве, был представлен план действий, направленных на предотвращение размывания налоговой базы и вывода прибыли из-под налогообложения. Стороны договорились о применении плана в глобальном формате, и эти обязательства должны быть приняты на саммите «Двадцатки», который состоится в сентябре в Санкт-Петербурге.

Предусмотренный планом комплекс действий по деофшоризации экономик развитых стран с традиционной системой налогообложения вызван объективной необходимостью: в условиях мирового экономического кризиса и увеличения расходов на социальные нужды их бюджеты нуждаются в дополнительных источниках поступлений, а уровень национального налогообложения уже практически на пределе. В настоящее время основные держатели активов в офшорных зонах – транснациональные компании (по данным Всемирного банка, лишь около миллиона человек получают выгоду от средств, размещенных в офшорах).

Переход к новой международной налоговой политике идет практически уже в течение 10 лет: по данным ОЭСР (Организация экономического сотрудничества и развития), в этот период различные государства (в том числе Германия, Франция, США) заключили с офшорами около 900 соглашений об обмене налоговой информацией. Россия таких соглашений не заключала, но присоединилась к Стокгольмской конвенции, которая предусматривает автоматический обмен информацией. Страны «Восьмерки» активно предпринимают шаги к тому, чтобы создать всеобщую мировую автоматизированную систему раскрытия информации (единый реестр бенефициарных собственников). Некоторые офшорные зоны уже создают централизованный реестр, и если они также присоединятся к Стокгольмской конвенции, то соответствующая информация будет доступна для налоговых органов стран ОЭСР.

План действий по налоговой реформе, к которому должна присоединиться Россия, ОЭСР обнародовала в июле 2013 г. Он включает, в частности: налогообложение доходов от электронной коммерции в странах, откуда эти доходы поступают; устранение так называемых гибридных несоответствий в законодательствах, ведущих к злоупотреблениям в налоговой практике (например, платеж в налоговой системе плательщика трактуется как проценты, а в налоговой системе получателя платежа – как дивиденды); борьбу с переводом прибыли за рубеж путем введения в национальные правовые системы норм, относящихся к так называемому законодательству по контролированию иностранных компаний (CFC rules) и позволяющих полученную в офшорах прибыль облагать налогом в стране резидента; ужесточение трансфертного ценообразования; введение в национальное законодательство правила об открытии агрессивных налоговых схем, согласно которому консультант обязан представить для изучения в налоговые органы ту схему сокращения налоговой базы, которую он собирается предложить бизнесу.

Ввод CFC rules в России предусмотрен Основными направлениями налоговой политики РФ и запланирован Минфином в 2015–2016 гг. По мнению экспертов, только после ввода этих правил в нашей стране будет полностью востребована процедура установления бенефициарных владельцев офшорных компаний, предусмотренная Законом о противодействии незаконным финансовым операциям. Этот закон, который 30 июня был подписан Президентом РФ, направлен на то, чтобы прекратить уклонение от налогообложения с помощью офшорных компаний и фирм-однодневок.

Национальные интересы
Об актуальности действий, направленных на предотвращение оттока капитала из страны, размывание налоговой базы и вывода прибыли из-под налогообложения, говорят приведенные Фёдором Гудковым данные: ущерб бюджету страны от недополучения налогов оценивается примерно в 60 млрд долларов в год.

Необходимость сосредоточиться на защите национальных интересов путем использования собственных налоговых механизмов отметила Татьяна Йоффе. Призыв позаботиться о «родине бизнеса», по ее словам, раздается уже во многих странах.
 
В противовес прозвучало мнение о том, что офшоры нельзя рассматривать «как некое зло», поскольку они позволяют аккумулировать капиталы, которые впоследствии реинвестируются в экономику тех стран, откуда были выведены средства.

Применительно к России, во всяком случае, это утверждение представляется небесспорным.

Во-первых, неизвестно, какая доля «утекших» денег «притекает» потом обратно (хотя потери от недополученных налогов и инфляции неизбежны даже в случае 100-процентного реинвестирования). Во-вторых, по данным Фёдора Гудкова, 62% оттока капитала (против 6% в других странах) приходится на сомнительные операции (например, невозврат выручки за поставленный товар, или непоставка товара, за который произведена предоплата, или невозврат займа). Объем таких операций за десять лет вырос в семь раз. А когда вывезенные подобным образом деньги возвращаются в страну в виде инвестиций, то это уже легальный капитал. «Если отправили деньги, товар не получили и закрыли на это глаза, значит, произошло отмывание. Мы включаемся в глобальный процесс легализации средств, нажитых незаконным путем», – считает Фёдор Гудков.

Кроме того, российские компании получают выгоду от вывоза денег через офшоры с последующим возвратом в Россию под видом иностранных инвестиций, которым предоставлен преференциальный налоговый режим. Хотя этот механизм, как отмечалось, начал работать со сбоями: купить офшорную компанию по-прежнему несложно, но открыть банковский счет в любом государстве, где хотелось бы, теперь стало непросто, так как требуется соблюдение ряда условий (например, для того чтобы открыть счет в Швейцарии, необходимо иметь крупное состояние или компанию, зарегистрированную в этой стране).

Помимо стремления легализовать капитал и «замаскировать» его под иностранные инвестиции, к причинам вывода средств в офшоры эксперты отнесли: потребность в налоговой оптимизации; неуверенность бизнеса в том, что в России возможно правовыми средствами надежно защитить собственность; наличие в зарубежных правовых системах инструментов, отсутствующих в отечественной (например, для бизнеса часто оказываются неприемлемыми длительные сроки, необходимые для регистрации юридического лица в России).

Национальные «резервы»
Серьезное препятствие для борьбы с оттоком средств из страны – возможности для перемещения капитала за границу и вывода прибыли из-под налогообложения, которые открывает действующее национальное законодательство. Это проблема не только России, но и многих развитых экономик. Сейчас они пытаются прекратить действие механизмов, обеспечивающих выход в офшоры. Так, в Англии для борьбы с налоговыми злоупотреблениями недавно было введено новое правило: недопустимыми признаются схемы, которые формально находятся в рамках закона, но фактически наносят ущерб бюджету государства.

Возможность для использования подобных схем, как отмечал один из экспертов, заложена, в частности, в российском налоговом законодательстве: положение ст. 217 НК РФ, в соответствии с которым не подлежат налогообложению операции по переводу в дар из-за рубежа средств, независимо от размера суммы, он назвал «самой кривой нормой» и заключил, что «пока все это будет так функционировать, мы ни к чему не придем в России».

Но попытки бороться со злоупотреблениями, связанными с «эксцессом правоприменения», в нашей стране также предпринимаются. Например, Следственный комитет разработал законопроект, предусматривающий прямой запрет на злоупотребление гражданским правом в сфере налогообложения. Предлагается ввести в НК РФ понятия «фиктивная хозяйственная операция», «фиктивная организация» и наделить налоговые органы и органы следствия правом определять налоговые последствия деятельности налогоплательщика без учета фиктивных операций (т.е. обязать налогоплательщиков исчислить сумму налога с учетом последствий тех сделок или иных действий, которые были совершены ими в действительности, даже если фактически совершенные действия не совпадают с их документальным оформлением).

Однако пока не сделаны шаги к решению другой проблемы: в уголовном законодательстве не сформулированы критерии, позволяющие четко отграничить преступления против государственного бюджета и налоговой системы от налоговых правонарушений, ответственность за которые предусмотрена НК РФ.

***
Летом 2013 г. начался глобальный перелом в мировой налоговой политике: система международного налогообложения, созданная «большими государствами» 50 лет назад, когда они были заинтересованы в экспорте капитала с последующим его возвратом и реинвестированием в собственные экономики, должна измениться. Но офшоры нельзя рассматривать в отрыве от среды, в которой они функционируют, и механизмов, обеспечивающих выход в них. При этом надо учитывать, что отказались от обычного порядка взимания налогов, объявив себя оффшорными зонами, такие государства, которые не имеют налогового потенциала, позволяющего формировать бюджет традиционным способом. Поэтому потребность в деофшоризации экономики заставляет, во-первых, искать справедливый баланс интересов развивающихся и развитых стран, во-вторых, гармонизировать налоговое законодательство стран, использующих традиционную систему налогообложения, в-третьих, вносить в их национальные законодательства коррективы, направленные на предотвращение налоговых злоупотреблений.

Мария ПЕТЕЛИНА,
зам. главного редактора «АГ»