×

«серые кардиналы» бизнеса

Привлечение к субсидиарной ответственности лиц, приведших должника к банкротству
Материал выпуска № 22 (207) 16-30 ноября 2015 года.

«СЕРЫЕ КАРДИНАЛЫ» БИЗНЕСА

Привлечение к субсидиарной ответственности лиц, приведших должника к банкротству

В 2009 г. Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» указал, что к субсидиарной ответственности могут быть привлечены не только лица, контролирующие должника формально (генеральный директор, члены Совета директоров, участники, акционеры), но и лица, контролирующие должника «иным образом», не прописав, кто может быть этими лицами. Практика привлечения таких лиц к ответственности стала развиваться только в конце 2014 г. Благодаря делу о банкротстве «Межпромбанка» в 2015 г. институт привлечения к субсидиарной ответственности лиц, «фактически контролирующих должника», стал реальностью.

Кредиторам, которые в рамках банкротства не могут удовлетворить свои требования за счет имущества должника, необходимо знать:

– почему возникает фактический контроль;

– или почему формальный контроль меняют на фактический;

– как контролируют фактически.

От ответа на эти вопросы зависит, как вы будете доказывать в суде, что лицо контролировало компанию фактически, и что именно его нужно привлечь к субсидиарной ответственности.

В подавляющем большинстве случаев деятельность лиц, фактически контролирующих должника, оставляет следы. Для того чтобы знать, где искать лиц, фактически контролирующих должника, и как представлять суду доказательства «фактического контроля», кредитору необходимо определить, к какой из двух групп принадлежит ваш потенциальный оппонент.

Первая группа – это те, кто всегда, даже когда дела шли хорошо, формально не имели никакого отношения к должнику. Они не входили в органы управления, не являлись участниками или акционерами, скрывались за холдинговыми структурами и номинальными директорами. Но они всегда присутствовали в жизни общества: участвовали в переговорах, согласовывали сделки, давали указания органам управления, принимали на работу ключевых сотрудников и согласовывали условия их труда.

Вторая группа фактически контролирующих должника лиц – это те, кто попытался скрыться от субсидиарной ответственности в ситуации, когда у должника все плохо. Эти лица уходят с должности генерального директора, продают свои доли или акции номинальным держателям, иным образом создают видимость того, что больше не имеют отношения к должнику. Однако никуда из жизни должника эти лица не уходят: дают указания новому директору, продолжают руководить сотрудниками, присутствовать на переговорах, пользоваться имуществом должника.

В зависимости от того, к какой из двух групп относится фактический руководитель, необходимо подбирать для суда доказательства, необходимые и достаточные для привлечения к субсидиарной ответственности.

В ситуации, когда руководитель или акционер начал менять структуру управления незадолго до банкротства, такими доказательствами могут быть:

– карточки с образцами подписи, которые очень часто не переоформляются на нового руководителя;

– протоколы судебных заседаний с участием должника, так как часто сами контролирующие лица ведут судебные дела;

– сведения о контрагентах должника и их руководителях. Подчас бывшие генеральные директора должника являются одновременно директорами того лица, в пользу которого совершались предбанкротные сделки;

– заявления, ходатайства, доверенности, которые продолжает подписывать прежний руководитель;

– записи в ЕГРЮЛ. Как это ни удивительно, но бывают ситуации, в которых прежние генеральные директора стараются доказать, что перестали контролировать общество, представляя в суд протоколы об их отстранении от должности, тогда как никаких записей в ЕГРЮЛ о смене руководителя не внесено.

В ситуации, когда лицо скрывалось за структурой холдинга и формально никогда не имело отношения к управлению должником, доказательства должны быть иными. Благодаря делу о банкротстве банка «Межпромбанк» можно говорить о том, что судебная практика в РФ начала вырабатывать критерии, по которым можно определить, кто именно является лицом, контролирующим должника «иным образом». Конкурсному управляющему АКБ «Межпромбанк» удалось выявить как формально, так и фактически контролировавших банк лиц. Всех их суд привлек к субсидиарной ответственности. Причем при определении обстоятельств фактического контроля суд опирался, в том числе и на показания лиц, контролировавших должника формально.

Ольга КАРПОВА,
партнер адвокатского бюро Forward Legal

Александр ФИЛАТОВ,
юрист адвокатского бюро Forward Legal

Полный текст статьи читайте в печатной версии «АГ» № 22 за 2015 г.