×

Шире круг

Проблема квазиадвокатуры может быть решена путем «слияния и поглощения»
Материал выпуска № 14 (31) 16-31 июля 2008 года.

ШИРЕ КРУГ

Проблема квазиадвокатуры может быть решена путем «слияния и поглощения»

Обсуждение долгожданного проекта федерального закона «Об оказании квалифицированной юридической помощи в Российской Федерации» состоялось на прошлой неделе в Совете Федерации под руководством заместителя председателя верхней палаты Александра Торшина.

Адвокатское сообщество давно обеспокоено процветанием параллельной системы оказания юридической помощи, многоликой и многохарактерной, объединяющей под своим флагом респектабельные фирмы и мелких ходатаев, квалифицированных специалистов и шарлатанов, скромных юрисконсультов и откровенных «носильщиков» (так на жаргоне называют лиц, непосредственно носящих мзду коррумпированным чиновникам от правосудия).

Адвокаты постоянно выражают обеспокоенность существующей в современной российской юриспруденции – и беспрецедентной среди мало-мальски развитых стран – ситуацией «мутной воды», в которой все кому не лень могут оказывать юридические услуги любым лицам, что прямо порождает совершенно неудовлетворительную защиту интересов клиентов. Всем профессионалам (ученым, адвокатам, судьям, прокурорам, нотариусам и вообще квалифицированным юристам) понятно, что необходимость решения этой проблемы давно назрела.

Как видно из подготовительных материалов к законопроекту, разработчики намерены внести посильный вклад в провозглашенную Президентом РФ задачу борьбы с правовым нигилизмом и коррупцией, а борьба эта возможна при условии обеспечения гарантированного Конституцией права на получение квалифицированной юридической помощи. Общеизвестно, что в настоящее время она оказывается гражданам и организациям членами профессиональных сообществ (адвокатами и пр.), с одной стороны, и всеми желающими, с другой. Чтобы стать адвокатом или нотариусом, юрист должен соответствовать высоким профессиональным и нравственным требованиям, иметь высшее юридическое образование, опыт работы по специальности, глубоко знать законы, не иметь запятнанной судимостью репутации, выдержать сложный квалификационный экзамен. При осуществлении своей профессиональной деятельности он обязан постоянно повышать квалификацию (ведь законы постоянно изменяются, вводятся новые законы, отменяются действующие), соблюдать этические правила, за нарушение которых он может быть привлечен к дисциплинарной ответственности.

Совсем в другом положении оказались иные исполнители юридических услуг, деятельность которых вообще ничем не регулируется. Эти лица могут не быть юристами, не иметь образования (не только высшего и не только юридического), не иметь навыков применения на практике даже имеющихся знаний, быть ущербными с моральной точки зрения (например, иметь судимость). Тем не менее они вправе оказывать юридические услуги: давать любые советы, составлять любые документы, представительствовать в любых делах (кроме разве что уголовных дел и дел в Конституционном суде). Разработчики законопроекта не без оснований отмечают, что такие лица могут способствовать разрастанию коррупционной среды, так как, не имея знаний, опыта и не будучи обязанными соблюдать требования закона и профессиональной этики, такие лица могут быть склонны к использованию внеправовых средств, причем в отличие от адвокатов они не рискуют при этом понести профессиональную ответственность.

Существует также проблема отсутствия квалификационных требований к иностранным юристам, действующим в России и оказывающим услуги по российскому праву (в самом деле, если иностранный юрист учился иностранному праву, как он может что-то советовать по неизвестному ему российскому законодательству?). По мнению разработчиков, это не только не соответствует интересам общества и государства, но и ставит в невыгодное положение российских юристов, к которым, в свою очередь, в иностранных государствах не забывают предъявлять жесткие требования.

На возмездной основе

Весь этот спектр наболевших проблем предполагается решать следующим образом. К сфере действия закона относится квалифицированная юридическая помощь, то есть «любая самостоятельная деятельность по предоставлению на постоянной профессиональной основе юридических услуг на возмездной основе». Под юридическими услугами понимается, в частности, любое консультирование по вопросам права как в устной, так и в письменной форме; подготовка и составление любых юридически значимых документов; представительство и защита интересов юридических и физических лиц во всех видах судопроизводства и, насколько можно понять, любая юридическая помощь вообще (но только вовне, для неопределенного круга лиц, а не внутри организации ее работниками для внутренних же целей).

С учетом социальной значимости этих услуг законопроект устанавливает, что субъектами оказания квалифицированной юридической помощи на постоянной профессиональной основе могут быть только физические лица, имеющие в соответствии с законодательством РФ статус адвоката, нотариуса, патентного поверенного, а также в предусмотренных законодательством случаях образования, состоящие из указанных лиц, созданные в соответствии с законодательством РФ. Оказание юридической помощи (юридических услуг) на постоянной профессиональной основе в качестве самостоятельного или сопутствующего вида деятельности другими лицами не будет допускаться, если иное не будет установлено федеральным законом.

Что касается работников юридических лиц, а также юристов, являющихся работниками организаций (например, акционерных обществ, обществ с ограниченной ответственностью и некоммерческих организаций), органов государственной власти и местного самоуправления, то они могут оказывать юридическую помощь в рамках своих должностных обязанностей только субъектам, с которыми они находятся в трудовых отношениях. Оказание юридической помощи (юридических услуг) на постоянной профессиональной основе в качестве самостоятельного или сопутствующего вида деятельности такими работниками не будет допускаться.

Не забыты в законопроекте также иностранные лица, которые допускаются к оказанию квалифицированной юридической помощи на постоянной профессиональной основе на территории РФ при соблюдении требований, установленных предлагаемым законом и иными федеральными законами РФ. Иностранные граждане и лица без гражданства, не имеющие приобретенного в установленном порядке на территории Российской Федерации статуса субъектов оказания квалифицированной юридической помощи и получившие юридическое образование на территории иностранных государств, допускаются к оказанию квалифицированной юридической помощи на территории Российской Федерации только в случаях, предусмотренных международными договорами Российской Федерации и федеральными законами, и только по вопросам международного права и права тех государств, на территории которых они в установленном порядке признаны в качестве субъектов оказания юридической помощи. Все очень просто: знают иностранные юристы иностранные законы – и хорошо, Россия не будет им мешать консультировать всех желающих в России по вопросам иностранного законодательства.
 
Здравствуй, наш веселый друг!

Большой ложкой меда в этом строгом законе можно считать переходное положение о том, что некоторые категории лиц, желающих осуществлять самостоятельную деятельность по оказанию квалифицированной юридической помощи на постоянной профессиональной основе при условии соответствия требованиям, предусмотренным п. 1 и 2 ст. 9 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (наличие юридического образования и практического стажа по юридической профессии), вправе будут в течение переходного к новому порядку периода приобрести статус адвоката без сдачи квалификационного экзамена. Это сделано с целью исключить всякие подозрения, что закон принимается из-за лобби нынешнего адвокатского сообщества, якобы желающего забрать весь рынок юридических услуг себе. Нет, ведь известно, что и сейчас среди огромного количества лиц, оказывающих юридические услуги, есть и много высокопрофессиональных лиц. Поэтому именно такое решение позволяет аргументировано утверждать, что истинными целями закона являются те, которые им и декларируется: упорядочение рынка юридических услуг, оказываемых в России гражданам и организациям, и повышение их качества, что направлено на удовлетворение конституционно гарантированного (ст. 48 Конституции РФ) права каждого лица в России не на любую, а именно на квалифицированную юридическую помощь. Для этого соответствующие устанавливаемым законопроектом требованиям лица должны подать заявление о присвоении статуса адвоката в адвокатскую палату субъекта РФ по месту своего постоянного жительства. Указанное правило действует в течение шести месяцев со дня вступления предлагаемого закона в силу и по их истечении утрачивает силу. Адвокатское сообщество готово принять своих высокопрофессиональных собратьев в свои ряды в качестве разовой акции.

Адвокат Александр Муранов, немало способствовавший рождению законопроекта, пояснил участникам обсуждения, что разработчики решили исключить из текста положение о так называемой юридической фирме. Первоначально предполагалось, что в такой фирме будет иметься возможность работы адвокатов по найму и что фирма сможет оказывать юридические услуги от своего имени. Возможно, что по мере развития ситуации такая конструкция окажется целесообразной, но в настоящее время разработчики сочли за благо от нее отказаться. По поводу возможности допуска иностранцев на отечественный рынок юридических услуг он уточнил, что речь может идти только об оказании помощи в области международного и иностранного права, в противном случае иностранный гость будет вынужден приобретать статус адвоката в соответствии с российским законодательством (а это значит получить российское юридическое образование и набраться российского опыта).

Участники обсуждения законопроекта в Совете Федерации заострили свое внимание на недопустимости получения статуса адвоката любым лицом, которое когда-то получило юридическое образование, а затем отошло от профессии, но сейчас вдруг может пожелать «просто так» приобщиться к сложной адвокатской профессии. На это обратил внимание и президент ФПА Евгений Семеняко, выразив надежду, что законопроект имеет в виду только тех лиц, которые в настоящее время фактически занимаются оказанием юридических услуг. Именно их, по общему смыслу проекта, было бы целесообразно принять в лоно адвокатуры, связать правилами профессиональной этики и ответственности, однако из буквального значения предложенной нормы, как отметил бывший адвокат, а ныне сенатор Алексей Клишин, этого пока не следует. И хотя, как справедливо указал один из разработчиков законопроекта Дмитрий Шестаков, срок приобретения статуса адвоката на льготных условиях ограничен шестью месяцами, он согласился, что, возможно, над формулировкой данной нормы законопроекта придется еще поработать.

Отвечая на вопрос о причинах, требующих отказа от сдачи экзамена, Шестаков пояснил, что квалификационные органы могут проявить придирчивость к новым членам адвокатского сообщества, тем самым ставя под вопрос решение задачи скорейшего упорядочивания рынка юридических услуг. Поэтому, как и при реорганизации адвокатуры в 2002 г., имеет смысл временно поступиться принципом тщательной проверки знаний претендентов на статус адвоката.

Идеологию законопроекта адвокат Муранов охарактеризовал как стремление сделать адвокатуру максимально привлекательной для тех, кто способен оказывать квалифицированную юридическую помощь, но по разным причинам по сей день остается на «за бортом» профессионального сообщества. Именно их разработчики законопроекта хотели бы видеть в сплоченных рядах адвокатуры, в том числе и с той целью, чтобы впоследствии единым фронтом выступить против тех, кто подвизается на ниве юриспруденции, нисколько не обременяя себя трудом получения юридического образования, заботой о постоянном повышении квалификации и не желая связывать себя жесткими правилами профессиональной этики. Впрочем, как представляется, есть все основания полагать, что большинство квалифицированных юристов-практиков, вступив в содружество старой адвокатуры, уже под общим для всех неусыпным контролем квалификационных органов, вскоре станут ярким украшением сословия.

Судьба ласкает молодых и рьяных

Участники обсуждения рассмотрели много других аспектов предложенного проекта, включая все последствия его принятия – от юридико-технических до налоговых, о чем говорил адвокат Михаил Доломанов. На все вопросы разработчики дали ответы, свидетельствующие о том, что ими обдуманы все аспекты существующей проблемы. Узким местом может стать разве что норма о том, что сфера действия предлагаемого закона распространяется на «деятельность по предоставлению на постоянной профессиональной основе юридических услуг на возмездной основе». Следовательно, если поверенный и доверитель станут отрицать возмездный характер своих отношений поручения, суд будет вынужден, как встарь, допустить представителя к участию в деле, и тогда новый закон этому не помешает.

Наверное, нынешние ходатаи, ведущие активный образ жизни, рано или поздно примелькаются в судах, и возникнуть вопросы у компетентных органов в связи с этим, – так что оливковая ветвь, которую пока с улыбкой протягивает всем достойным адвокатское сообщество, может оказаться для них большим благом. Но для малозагруженных юристов предприятий, время от времени частным образом берущихся вести одно-два посильных для них дела за скромную плату или даже безвозмездно, новый закон может оказаться далеко не таким привлекательным.

Как авторитетно подтвердил адвокат Александр Муранов, действующую норму о недопустимости получения адвокатом зарплаты (если он не состоит в трудовых отношениях с адвокатской палатой) никто отменять не собирается. Поэтому новый закон, несомненно, ударит всей мощью своей юридической техники именно по этим лицам, имеющим достаточную подготовку и фактически соблюдающим правила профессиональной этики, но не готовым отказаться от своей скромной зарплаты ради того, чтобы с головой броситься в свободное и вольное, но бурное море рынка юридических услуг с его – лишь теоретически – привлекательными гонорарами. Никто не препятствует им, как и раньше, безвозбранно оказывать помощь предприятиям, с которыми они состоят в трудовых отношениях, они могут также продолжать оказывать помощь посторонним лицам бесплатно, если у них возникнет такое желание. Однако о получении вознаграждения за консультации придется забыть.

Но, несмотря на возможные при любой реформе частные проблемы отдельных физических лиц, российское общество в целом извлечет для себя очевидную пользу: ведь если молодые и энергичные сотрудники активных ныне юридических фирм, перейдут в адвокатуру с ее уже налаженными клиентскими связями, профессионализмом, репутацией и престижем, то потерявшие своих представителей клиенты начнут обращаться в адвокатские образования. Нет сомнения, что все от этого только выиграют – в смысле укрепления гарантий оказания квалифицированной юридической помощи, на службу которому поставили свои знания разработчики нового закона. Что же касается юристов предприятий, они если и потеряют несколько сотен долларов своего параллельного частного приработка в год, то, безусловно, приобретут душевное спокойствие и сознание причастности к решению важнейшей социальной задачи – борьбы с правовым нигилизмом и коррупцией, а это не так уж мало.

Александр ДЁМИН

"АГ" № 14, 2008


ИЗ ПОЯСНИТЕЛЬНОЙ ЗАПИСКИ К ПРОЕКТУ ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА

«ОБ ОКАЗАНИИ КВАЛИФИЦИРОВАННОЙ ЮРИДИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»

Является очевидным, что на современном этапе развития России решение провозглашенной Президентом РФ задачи борьбы с правовым нигилизмом и коррупцией не может быть осуществлено без обеспечения гарантированного ст. 48 Конституции РФ права на получение квалифицированной юридической помощи. В свою очередь, это требует исправления неудовлетворительной ситуации, сложившейся в стране в сфере оказания юридической помощи (услуг).

В настоящее время такая помощь (услуги) гражданам и организациям оказывается двумя группами: с одной стороны — членами квалифицированных профессиональных сообществ (адвокатами, нотариусами, патентными поверенными), а с другой стороны — всеми иными желающими юридическими и физическими лицами (в рамках как коммерческой, так и непредпринимательской деятельности). При этом в отношении этих двух групп государственное регулирование содержит неоправданные различия в подходе.

Так, чтобы стать адвокатом или нотариусом, юрист должен соответствовать высоким профессиональным и нравственным требованиям: иметь высшее юридическое образование, опыт работы по специальности; глубоко знать законы; не иметь запятнанной судимостью репутации; выдержать сложный квалификационный экзамен.
<…>

Оказание же юридической помощи иными лицами (это организации и граждане) вообще не регулируется, никаких условий для их участия в оказании такой юридической помои (услуг) в российском законодательстве не сформулировано.

Центральной проблемой является то, что эти лица могут:

а) вообще не быть юристами;
б) не иметь образования (не только высшего, не только юридического, но и вообще никакого);
в) не иметь никакого опыта (навыков применения на практике даже и имеющихся знаний);
г) быть ущербными с моральной точки зрения (например, иметь судимость).

Тем не менее, они все равно сейчас вправе оказывать юридические услуги: давать любые советы (консультировать); составлять любые документы; представительствовать от имени сторон в любых делах (кроме уголовных дел и дел в Конституционном суде) и в любых органах (в т.ч. налоговых, контрольно-надзорных и т. д.).

Следствием некомпетентности всегда является причинение вреда интересам и правам граждан и организаций, а также государству. Судебные органы уже неоднократно выражали озабоченность тем, что судьям приходится иметь дело с неквалифицированным представительством при рассмотрении ими дел.
<…>

Между тем Конституционный Суд РФ прямо указал: «...право вести свои дела в суде через самостоятельно выбранного представителя не означает безусловное право выбирать в качестве такового любое лицо и не предполагает возможность участия в судопроизводстве любого лица в качестве представителя». Это может приводить к тому, что защитником или представителем «окажется лицо, не обладающее необходимыми профессиональными навыками, что несовместимо с задачами правосудия и обязанностью государства гарантировать каждому квалифицированную юридическую помощь»] «...установление критериев квалифицированной юридической помощи и обусловленных ими особенностей и условий допуска тех или иных лиц в качестве защитников или представителей в конкретных видах судопроизводства является прерогативой законодателя» (Постановления Конституционного Суда РФ от 16 июля 2004г. N 15-П; Конституционного Суда РФ от 28 января 1997 г, № 2-П).
<…>

…Установление единых и равных для всех сторон в судопроизводстве (организаций и граждан) правил об их праве свободно выбирать себе представителя из числа лиц, гарантированно обладающих подтвержденной в установленном порядке квалификацией (профессиональных юристов), будет полностью соответствовать основополагающему принципу, установленному в ч. 1 ст. 48 Конституции РФ и провозглашенной Конституционным Судом РФ правовой позиции.
<…>