×

Со своим самоваром

Новорожденные следственные органы проявляют изобретательность в нарушении прав адвокатов
Материал выпуска № 10 (27) 16-31 мая 2008 года.

СО СВОИМ САМОВАРОМ

Новорожденные следственные органы проявляют изобретательность в нарушении прав адвокатов

Шагающая по стране реформа правоохранительной системы принесла немало зримых результатов, породив новые идеи и органы. К их числу относятся следственные комитеты при прокуратурах. Учрежденные в попытке отделить следствие от надзора, они многого достигли по части гуманизации правоприменительной практики, исповедуя достаточно тонкие методы нарушения прав и свобод. Наиболее безопасным представляется нарушение прав адвоката, препятствуя работе которого иногда можно добиться тех же результатов, что и суча кулаками в течение трех часов подряд. Однако, как показывает история пензенского адвоката Новоженова, порой и коса находит на камень.

В последнее время, после образования Следственного комитета при прокуратуре РФ, адвокат Новоженов подметил негативные явления, когда адвокатам и их подзащитным стали отказывать в копировании материалов уголовного дела, ссылаясь на то, что уголовное дело нельзя выносить до ближайшего места расположения ксерокса. Такие препятствия возникли и в разбирательстве уголовного дела по обвинению 16-летнего А.Ж., сидевшего под стражей по обвинению не только в мошенничестве, но еще и в убийстве двоих и более лиц. Когда адвокат при ознакомлении с материалами уголовного дела хотел было привезти в помещение следственного отдела свой ксерокс (ясно, что пользоваться местным ксероксом никто не разрешит), местные работники сказали, чтобы он не забыл привезти и свою электроэнергию, так как электричество принадлежит только им. Тем самым адвокату дали понять, что в любом случае в копировании материалов дела будет отказано. Если бы даже он побеспокоился о дизель-генераторе, можно предположить, что сообразительные следователи придумали бы что-нибудь еще: что за место для него надо платить ренту; что соответствующий земельный участок отведен для того, чтобы сажать людей, а не для того, чтобы освобождать их от ответственности; что все по эту сторону и даже по ту присвоило тюремное ведомство… Возможно, оказалось бы, что даже воздушное пространство над следственным комитетом и примыкающий сектор звездного неба учитываются на их балансе как самое неприкосновенное в мире имущество.

«Землю, горы и небо – все, мол, наше. А так ли?»

Не сильно растерявшись от таких удивительных притязаний, адвокат Новоженов направился прямиком в суд по месту нахождения экономных следователей с жалобой на их неправомерные действия в порядке ст. 125 УПК РФ. Итогом рассмотрения жалобы в суде стало решение в пользу защиты.

Как видно из постановления Бессоновского районного суда Пензенской области от 18 января 2008 г., действительно следователь Т.С.Савосина, «признав, что все следственные действия по делу произведены, уведомила обвиняемого, его законного представителя и защитника об ознакомлении с материалами уголовного дела по графику с 25 по 28 декабря 2007 г. в помещении ИВС ОВД по Бессоновскому району». 27 декабря 2007 г. сторона защиты заявила ходатайство о предоставлении возможности снять копии с материалов дела за свой счет с помощью аппарата ксерокса, указав, что собственного ксерокса не имеет. Постановлением следователя от 27 декабря 2007 г. данное ходатайство было вроде бы удовлетворено. Однако 29 декабря 2007 г. поступило новое ходатайство о копировании материалов дела с указанием на то, что следователь фактически не предоставил возможности для снятия копий. В ответ на данное ходатайство следователь в постановлении от 29 декабря 2007 г. разъяснил обвиняемому и защитнику право снимать копии с материалов дела своими силами с помощью технических средств, предварительно согласовав дату и время проведения данных действий, причем указал, что предоставление технических средств прокуратуры для этих целей законом не предусмотрено. 10 января 2008 г. обвиняемый и его законный представитель при согласии защитника направили следователю заявление, в котором указали на намерение прекратить ознакомление с делом в случае неудовлетворения своих ходатайств.

Судья справедливо указала, что в соответствии с п. 13 ч. 4 ст. 47, п. 7 ч. 1 ст. 53, ч. 2 ст. 217 УПК РФ обвиняемый, защитник вправе знакомиться по окончании предварительного расследования со всеми материалами уголовного деда, выписывать из уголовного дела любые сведения в любом объеме, снимать за свой счет копии с материалов уголовного дела, в том числе с помощью технических средств. Регламентация данных прав в законе определяется значимостью этих прав как гарантии конституционного права на судебную защиту. Закрепление законодателем конкретных механизмов реализации права на судебную защиту свидетельствует о запрещении создавать неустранимые препятствия в их реализации. Обязанность по созданию условий для реализации права обвиняемого на защиту лежит на следователе. При таких обстоятельствах действия следователя по несозданию условий для ксерокопирования материалов дела являются незаконными. В связи с этим суд удовлетворил жалобу адвоката А.Н. Новоженова на действия следователя Бессоновского межрайонного отдела Следственного комитета при прокуратуре РФ Следственного управления по Пензенской области юриста третьего класса Т.С. Савосиной, признав незаконными действия следователя Т.С. Савосиной по несозданию условий обвиняемому Ж. и его защитнику А.Н. Новоженову для реализации их права на снятие копий с материалов уголовного дела за их счет.

«Мне пришло одно желанье. Я одну задумал думу»

Как полагает адвокат, прибегать к подобным ухищрениям позволяет органам следствия недостаточная ясность ст. 217 УПК РФ (отсутствие механизма применения – как именно адвокат и подзащитный могут осуществлять свое право на снятие копий, в том числе «с использованием технических средств»). А если подследственный находится под стражей и у него нет ни адвоката, ни родственников, ни друзей? Как тогда он сможет воспользоваться этим правом? В ст. 217 УПК РФ не указано, с помощью чьих технических средств (своих или же принадлежищих следственному отделу, прокуратуре, суду) защитник и подзащитный могут воспользоваться правом на копирование:. Эту проблему следует решить или законодательным путем – внесением дополнения в ст. 217 УПК РФ, или путем толкования, которое осуществит Пленум Верховного суда РФ.

Действительно, при такой находчивости следственных органов право получение копий за плату и ее размер весьма желательно предусмотреть в законе, чтобы Савосина в следующий раз не запросила 10 долларов за страницу плюс плату за подключение мощностей. Возможно, такие дополнения напрашиваются в главу о госпошлине НК РФ, устанавливающую сбор за выдачу копий материалов судебных дел (2 рубля за штучку, но не меньше двадцатки за один раз), но обходящую молчанием плату за аналогичные действия в иных органах власти. Однако гораздо более назревшей представляется другая мера, никак не обременяющая российского законодателя. Ее вполне могли бы принять областные карательные органы – освободить от занимаемых должностей и гр-ку Савосину, и ее начальника Архангельского, и даже прокурора Аксенову, поскольку их издевательское поведение подрывает авторитет государства.

Системный анализ перечисленных статей УПК РФ показывает, что, действительно, речь может идти только о возмездном изготовлении копий за счет заинтересованной стороны. Однако это не основание для того, чтобы следствие изобретало для нее неразрешимые проблемы. Правда, не совсем понятно, почему адвокат не захотел сфотографировать нужные ему страницы (хотя бы с помощью мобильного телефона). Но если уж у него возникло желание получить именно ксерокопии, то, вероятно, следователь, по смыслу процессуального законодательства, должна была изыскать для этого средства, а не препятствия, чтобы не пострадать за нарушение права на защиту. Впрочем, в ближайшие годы ей это, по-видимому, не угрожает.

Ян ГУСЕВ
"АГ" № 10, 2008