×

Социалистический анахронизм

Правовой статус адвокатского ордера
Материал выпуска № 5 (118) 1-15 марта 2012 года.

СОЦИАЛИСТИЧЕСКИЙ АНАХРОНИЗМ

Правовой статус адвокатского ордера

Виктор БУРОБИН,
член Совета ФПА РФ, к.ю.н.,
президент адвокатской фирмы «Юстина»

Действительно, некоторая неопределенность в вопросе о правовой природе ордера на исполнение поручения адвокатом, и шире – в том, каким образом должны удостоверяться полномочия адвоката при осуществлении адвокатской деятельности, – в действующем российском законе есть.

Отраслевое процессуальное законодательство, кроме арбитражного, требует наличия у адвоката ордера. По АПК РФ полномочия адвоката, для целей участия в арбитражном процессе, удостоверяются доверенностью, выданной представляемым, что соответствует п. 1 ст. 185 ГК РФ, которая предусматривает доверенность в качестве единственного способа удостоверения полномочий. 

Отсутствие упоминания об ордере, как основании для допущения адвоката к участию в качестве представителя в деле, рассматриваемом арбитражным судом, воспринимается некоторыми представителями адвокатского сообщества как упущение законодателя, которое надлежит устранить. 

Между тем, полагаю, что изменений требуют как раз остальные законодательные акты, предусматривающие удостоверение полномочий адвоката на представительство с помощью ордера. Ордер, как документ, опосредующий полномочия адвоката, с моей точки зрения, является социалистическим анахронизмом, не соответствует экономическим и правовым реалиям сегодняшнего дня и должен быть исключен из действующего законодательства в связи со следующим.
В силу ряда исторических причин, а также особого статуса адвоката в советское время, сложилось так, что удостоверение его полномочий получило самостоятельное, отличное от других представителей, регулирование в процессуальном законодательстве. 

Необходимо отметить, что ни в Судебных уставах 1864 г., которыми был введен институт адвокатуры, ни в Положении «Об адвокатуре в СССР» 1939 г., ни в Положениях «Об адвокатуре РСФСР» 1962 и 1980 гг. упоминания об ордере не содержится. 

Появление в процессуальном отраслевом законодательстве ордера в советское время было связано не столько с подтверждением полномочий адвоката, сколько с необходимостью отчетности адвокатского образования за проделанную адвокатами этого образования работу. Ордер также опосредовал распоряжение руководителя адвокатского образования адвокату принять конкретное поручение. Полномочия, описанные в ордере, по своему характеру были скорее должностными инструкциями, которые адвокат должен был выполнить. 

Кроме того, в подавляющем большинстве случаев в тот период нашей истории адвокаты оказывали юридическую помощь по уголовным делам, в то время как представительство по гражданским делам было менее распространено. Осуществляя защиту по уголовным делам, адвокаты выполняли публичную функцию, которая посредством ордера санкционировалась государством в лице Минюста. 

Ордер выдавался для подтверждения количества и характера принятых поручений с целью отчетности, направления адвоката адвокатским образованием, к которому он относится, для выполнения конкретного поручения, подтверждения полномочий адвоката на представление лица в уголовном процессе. 

В настоящее время правовой статус и сфера деятельности адвоката коренным образом изменились. Статус адвоката подтверждается адвокатским удостоверением, а сведения о нем содержатся в публичном реестре адвокатов. Адвокатура является независимым от государства институтом, а адвокат – независимым профессиональным советником по правовым вопросам. Он не состоит в трудовых отношениях ни с доверителем, ни с адвокатским образованием, к которому принадлежит. Большинство дел, принимаемых к производству современным адвокатом, носят гражданско-правовой характер.

Полный текст статьи читайте в печатной версии "АГ" № 5, 2012 г.