×

«техсредство» под скамейкой

14 адвокатов убеждены в том, что по отношению к ним совершено преступление
Материал выпуска № 15 (104) 1-15 августа 2011 года.

«ТЕХСРЕДСТВО» ПОД СКАМЕЙКОЙ

14 адвокатов убеждены в том, что по отношению к ним совершено преступление

17 мая 2011 г. в Астраханском областном суде в ходе судебного заседания под председательством судьи В., рассматривавшей уголовное дело в отношении Х. и других, были обнаружены звукозаписывающие устройства, прикрепленные скотчем к внутренней стороне скамеек под сиденьями 14 адвокатов-защитников.

Адвокаты обратились к руководству АП Астраханской области с просьбой отреагировать на нарушение их профессиональных прав в ходе рассмотрения дела. Поскольку обнаруженные технические средства находились в режиме аудиозаписи, адвокаты сочли, что против них незаконно велись оперативно-розыскные мероприятия.

Совет Адвокатской палаты направил обращения в Следственное управление СК РФ по Астраханской области, председателю суда и прокурору области.

Ответ из следственного управления не заставил себя ждать. Ссылаясь на то, что «достаточных оснований для проведения процессуальной проверки в порядке ст. 144–145 УПК РФ силами органов следственного комитета не имеется», обращение переправили в прокуратуру.

Прокуратура Астраханской области в десятидневный срок обращение рассмотрела, проверку провела и установила, что вопрос об использовании гособвинителями звукозаписывающих устройств был решен судом в порядке, предусмотренном ст. 241 УПК РФ,  участники судебного процесса были поставлены об этом в известность.

Перестановка одного из устройств «ближе к месту расположения подсудимых», которую прокуратура признала, «была осуществлена в связи с началом допроса с целью улучшения качества записи». Ну а то, что качество записи самое лучшее под скамейками у адвокатов – не удивительно, уголовно-процессуальным законом, по мнению прокуратуры, «порядок и место установки звукозаписывающих устройств не регламентированы».

На «не вполне корректную тактику» гособвинителя И., установившей средство аудиозаписи без ведома и согласия адвокатов и их доверителей, в прокуратуре обратили внимание, о чем заместитель прокурора области сообщил руководству палаты.

Совет ФПА нашел в действиях И. грубое нарушение гарантий независимости адвокатов, вмешательство в адвокатскую деятельность и препятствование этой деятельности, а также нарушение права подсудимых на конфиденциальное общение с защитниками. По мнению Совета, эти действия не могут быть расценены иначе, как воспрепятствование осуществлению правосудия. Они совершены государственным обвинителем с использованием им своего служебного положения и подпадают под признаки преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 294 УК РФ.

Президент ФПА РФ Е.В. Семеняко от имени Совета ФПА РФ обратился с официальными письмами к Генеральному прокурору РФ Юрию Чайке и Председателю Верховного Суда РФ Вячеславу Лебедеву. Приводим выдержки из этих документов.

 Генеральному прокурору
Российской Федерации
Ю.Я. Чайке



Уважаемый Юрий Яковлевич!

…Технические средства, используемые в уголовном процессе государственным обвинителем И., были установлены в указанных местах без ведома и согласия адвокатов и их доверителей.

Местонахождение записывающих устройств обеспечивало их скрытое  применение и негласное получение конфиденциальной информации, связанной с оказанием адвокатами юридической помощи своим доверителям, что является грубым нарушением гарантий независимости адвокатов, вмешательством в адвокатскую деятельность и препятствованием этой деятельности. Указанные деяния отнесены Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (ст. 8 и 18) к нарушениям профессиональных прав адвокатов и запрещены.

Кроме того, неконтролируемое применение записывающих устройств в целях негласного получения информации, по оценке Конституционного Суда Российской Федерации (постановление от 31 марта 2011 г. № 3-П), является вмешательством в личное пространство и личные интересы индивида и ведет к нарушению конституционных прав личности в сфере частной жизни. В данном случае нарушает право подсудимых на конфиденциальное общение со своими защитниками.

Указанные противоправные действия государственного обвинителя И. в судебном заседании не могут быть расценены иначе, как воспрепятствование осуществлению правосудия. Эти деяния, совершенные государственным обвинителем с использованием им своего служебного положения, подпадают под признаки преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 294 УК РФ.

Они дискредитируют правоохранительные органы и судебную систему, подрывают веру граждан в справедливость и личную безопасность.

С учетом вышеизложенных обстоятельств у Совета Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации вызывает недоумение оценка, которую дал поведению И. в суде заместитель прокурора Астраханской области в своем ответе руководству Адвокатской палаты Астраханской области. В нем ситуация представлена как невинная ошибка гособвинителя, обусловленная «не вполне корректной тактикой» применения звукозаписи в уголовном процессе.

По нашему мнению, подобная беспринципность и безответственность должностных лиц прокуратуры при осуществлении функции государственного обвинения в уголовном судопроизводстве не соответствует принципам отправления правосудия и обеспечению конституционных гарантий на судебную защиту прав и свобод граждан.

Совет обращается к Вам, уважаемый Юрий Яковлевич, с просьбой вмешаться в данную ситуацию и принять меры к обеспечению профессиональной независимости адвокатов, а также ограждению граждан от произвола в суде со стороны недобросовестных представителей государственного обвинения.

С уважением,

Президент                                                                                                             Е.В. Семеняко

 Председателю Верховного Суда
Российской Федерации
В.М. Лебедеву



Уважаемый Вячеслав Михайлович!


…Противоправные действия государственного обвинителя И. в судебном заседании не могут быть расценены иначе, как воспрепятствование осуществлению правосудия. Они дискредитируют правоохранительные органы и судебную систему, подрывают веру граждан в справедливость и личную безопасность.

Мы не располагаем сведениями об осведомленности судьи о столь неординарном использовании государственным обвинителем записывающих устройств. Однако считаем, что в любом случае судья несет ответственность за поддержание правопорядка в зале судебного заседания при отправлении правосудия.

Этот возмутительный факт, выявленный в судебном заседании, ставит под сомнение легитимность судебных решений по данному делу и может рассматриваться в качестве основания для отвода судьи.

Сообщается в порядке информации.


С уважением,

Президент                                                                                                                         Е.В. Семеняко


Корр. "АГ"