×

Юрист должен быть готов к судебной деятельности

Главный итог обучения – не сумма знаний, а успешность и востребованность
Материал выпуска № 13 (270) 1-15 июля 2018 года.
Фото: «Адвокатская газета»
Вице-президент ФПА РФ, заведующая кафедрой адвокатуры Московского государственного юридического университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА) Светлана Володина рассказала «АГ» о базовых принципах подготовки студентов к профессии юриста и компонентах системы повышения квалификации адвокатов.

– Светлана Игоревна, поздравляю вас и Институт адвокатуры МГЮА с 10-летним юбилеем! Расскажите, зачем понадобился такой институт, разве мало кафедры на юридическом факультете?

– У нас на самом деле две даты. Первая, очень важная, – 25-летие кафедры адвокатуры МГЮА. В связи с этим хочется вспомнить замечательных людей – А.В. Клигмана и И.Б. Мартковича, которые стояли у истоков кафедры, дали ей импульс, а главное, вложили в нее свою душу. Кроме адвокатуры, кафедра долгое время еще разрабатывала и вела юридическую риторику. У нас по-настоящему дружная и профессиональная команда. Мы любим и знаем общую для нас профессию и стараемся передать нашим студентам, кроме знаний, еще и любовь.

Кафедра – залог наличия предмета в программе Университета. А Институт адвокатуры – это прежде всего студенты! Причем самостоятельно пожелавшие выбрать такой профиль. Самостоятельность в выборе делает их основной интерес общим, что очень важно.

– Вы создавали данный институт, отдали ему много своего времени. Что хотели бы получить в конечном счете?

– Главное в любом образовании две вещи – его фундамент, куда входят базовые дисциплины, и получение навыка пользоваться этим фундаментом.

Кем бы ни хотел в результате быть юрист, он должен быть готов к судебной деятельности. Кстати, магистерская программа у нас так и называется «Судебная адвокатура». В итоге хочется видеть порядочного, хорошо образованного и готового к состязательности юриста, знающего алгоритм решения правовой задачи.

Главный итог обучения – не сумма знаний, а успешность и востребованность в профессиональной среде и в личной жизни, конечно.

– Какие дополнительные знания получают студенты в Институте адвокатуры?

– Институт максимально практико-ориентированный и по содержанию, и по форме. У нас есть много специализированных курсов по участию адвоката в различных процессах.

Студентов готовят к самостоятельной адвокатской деятельности. И это очень важный элемент нашей работы, потому что практика после дневного обучения сейчас похожа на прыжок в неизвестность. И для того, чтобы сделать приземление более мягким и ожидаемым, к нему нужно готовиться.

– А какие новые методики используются в процессе обучения?

– Да, сейчас необходимо использовать фантастические новые возможности по поиску информации в Интернете. А вот методики освоения информации со времен создателя основ психологической педагогики Марка Фабия Квинтилиана практически не изменились. Он доказал, что обучение состоит из трех последовательных стадий: подражания, теоретического наставления и упражнения. И их нужно постепенно осваивать.

– К игровым судебным процессам мы уже привыкли. А что такое юридический турнир SERVUS LEGIS?

– Турниру несколько лет, его создателем и бессменным организатором является адвокатское бюро «Юрлов и Партнеры» и сам Павел Павлович Юрлов. Это замечательный интеллектуальный турнир не только на юридическую тему. В нем участвуют, причем небезуспешно, даже занимая призовые места, не только адвокаты, но и студенты Института адвокатуры. Вообще в нашем институте не просто самые умные студенты – в нем самые лучшие студенты, что не одно и то же.

– На ваш взгляд, следует ли что-то кардинально менять в подготовке юристов в вузах России?

– Квинтилиан говорил, что два языка ребенок должен хорошо знать до 7 лет. Потом уже поздно – нужно получать другие знания. Поэтому, просто поменяв наполнение предметов, глобально перестроить что-то в подготовке юриста сложно. Реформы нужны, прежде всего, в школьном образовании.

– Как вы расцениваете деятельность рабочей группы по подготовке проекта Стандарта повышения квалификации адвокатов? Какие формы и направления повышения квалификации следует развивать в первую очередь?

– Рабочая группа достаточно активно обсуждает сложившиеся перспективные модели системы повышения квалификации.

Наиболее эффективной формой я считаю самообразование в любой форме, например обсуждение ведения дел с коллегами. Но она не подлежит и не должна подлежать зачету в часах. Считаю, что вебинары ФПА РФ – новая и очень важная модель, доступная для всех адвокатов страны. Она, безусловно, востребована, но не так активно, как того заслуживает.

Прекрасный образовательный проект «Адвокатская газета» уже набирает свои обороты, являясь не только главным информационным источником, но и порталом современных профессиональных ориентиров и алгоритмов.

Очные формы продолжают быть востребованы во всех форматах. Вот, например, в июне стартовал трехдневный тренинг по суду присяжных в Российской академии адвокатуры и нотариата, в котором участвуют адвокаты из разных регионов.

Новая ступень возможностей в обучении – очно-дистанционные курсы. 26–27 мая завершилось обучение второго набора также по суду присяжных. Обучение прошли сотни адвокатов. Кстати, заканчивается курс участием в игровом судебном процессе. Отдельное спасибо за инициативу и настойчивость Ольге Борисовне Руденко, ее команде, а еще разработчикам курса С.А. Насонову и Т.Ю. Максимовой, С.А. Пашину и всем тренерам. Мы продолжим эту работу и по другим направлениям.

Дискуссионным является вопрос о количестве часов повышения квалификации в год. Но практически все согласны, что современные реалии свидетельствуют о необходимости их увеличения.

Полагаю, что нормы в 20 часов в год на современном этапе уже недостаточно. Имея арсенал новых возможностей – в первую очередь дистанционного обучения, вебинаров ФПА РФ и «Адвокатской газеты», требования можно было бы увеличить вдвое и довести до 40 часов.

Считаю, что важнейшей частью нахождения в сообществе являются знание и понимание того, что в нем происходит. А это возможно, читая статьи об адвокатах и для адвокатов. Это необходимое для самих адвокатов информационно-образовательное поле.

Очень рада, что прозвучала идея «зачета» часов адвокатам, задействованным в органах адвокатского самоуправления. Согласна, что система «зачетов» в целом требует обсуждения и частично может быть отнесена к ведению палат.

– Вы руководите Высшими курсами повышения квалификации адвокатов РФ, а как формируется их программа?

– В зависимости от востребованности регионов и времени. Но есть темы, актуальные для всех палат. В первую очередь это доказывание в уголовном и гражданском процессах.

– Должно ли быть определено соотношение часов повышения квалификации в рамках федеральных и региональных программ?

– Сейчас оно разное, так как разнится вовлеченность палат в создание собственной системы повышения квалификации.

– При такой нагрузке вы еще успеваете писать картины! Неужели у вас в сутках больше 24 часов?

– К сожалению, только 24… Если честно, сажусь за мольберт только перед «Вернисажем дилетантов». Я очень рада, что с каждым годом число рисующих адвокатов увеличивается, а вернисаж превращается в праздник, вокруг которого объединяются адвокаты. Какое-то время мне было совсем не до живописи, но сейчас, когда я знаю, что к концу лета надо сесть за мольберт и что-то написать для нашего вернисажа, меня это вдохновляет.

Рассказать: