×

Активность адвоката – не повод для отвода

ВС дал ясный сигнал о недопустимости отстранения защитника из дела без явных нарушений с его стороны
Гаспарян Нвер
Гаспарян Нвер
Адвокат АП Ставропольского края, советник ФПА РФ

В прошлом году мы информировали адвокатское сообщество о двух вопиющих фактах удаления адвокатов из судебного заседания с участием присяжных заседателей, имевших место в Ставропольском краевом суде.

Читайте также
Отстранение от защиты – за «неправильные» вопросы и критику суда
Нужны гарантии против необоснованного освобождения адвокатов от участия в деле
15 Мая 2018 Мнения

Напомню, что в первом случае адвокат Владимир Костенко был отстранен от защиты по соглашению постановлением судьи от 30 января 2018 г. за то, что задал потерпевшим и свидетелям семь вопросов, не относящихся к существу предъявленного обвинения и касавшихся обстоятельств, не подлежащих выяснению в присутствии присяжных заседателей. Кроме того, адвокат высказал свое мнение, которое ставило под сомнение допустимость доказательства; оказал незаконное воздействие на присяжных заседателей с целью вызвать предубеждение к доказательствам; при исследовании приложения в виде фототаблицы к дополнительному протоколу осмотра места происшествия адвокат искажал сущность предъявляемого им доказательства, пытаясь создать перед присяжными иную картину происходившего; допустил реплику о том, что председательствующий придирался к его словам, тем самым нарушив регламент судебного заседания и выразив неуважение к суду.

Во втором случае судья своим постановлением от 28 февраля 2018 г. отстранил выбранного адвоката Ольгу Головину за то, что она задала вопрос, не относившийся к существу предъявленного обвинения; за неоднократные нарушения регламента и порядка судебного разбирательства, выразившиеся в самовольных выступлениях и изречениях адвоката без разрешения на то председательствующего, в необоснованных возражениях и замечаниях другим участникам процесса, в том числе и в адрес председательствующего. Кроме того, нарушения проявились в высказываниях суду в недопустимой интонации мнения относительно допроса эксперта, в злоупотреблении правом в связи с неоднократной постановкой повторных вопросов, ответы на которые эксперт давал неоднократно, в высказывании эксперту угроз привлечения к уголовной ответственности, а также за проявление неуважения к суду, за что адвокат получила 10 замечаний; за высказывания о нарушении председательствующим норм Уголовно-процессуального кодекса, выразившемся в несвоевременном рассмотрении ходатайств защитника; за выводы в виде обвинения в адрес свидетеля О. по вопросу составления им явки с повинной подсудимого М.

При этом оба адвоката были устранены из судебных процессов не на одно или несколько заседаний, а навсегда.

Комиссия по защите профессиональных прав адвокатской палаты Ставропольского края по обращениям адвокатов вынесла два заключения, в которых обоснованно и мотивированно пришла к выводу о том, что удаления адвокатов противоречили закону и нарушили их профессиональные права.

Читайте также
На Ставрополье судьи отстранили адвокатов от защиты за активность в суде присяжных
Комиссия по защите прав адвокатов АП Ставропольского края признала незаконным исключение защитников из участия в судебном процессе
15 Мая 2018 Новости

Мы понимали, что отсутствие необходимого реагирования в этих случаях представляло для адвокатского сообщества гигантскую угрозу, ведь диффузия произвола распространяется очень быстро и удаление адвокатов из суда за неправильно заданные вопросы могло стать нормой.

Кстати, недавно похожий случай мы наблюдали в Ленинградском областном суде при слушании дела с участием присяжных заседателей, которое началось для адвоката с удаления из судебного заседания, а закончилось замечанием в Совете адвокатской палаты.

К счастью, в нашем случае события разворачивались для адвокатов гораздо более удачно.

По уголовному делу, в котором была удалена адвокат Ольга Головина, присяжные, видимо, оценив, в том числе и произвольность действий председательствующего, вынесли оправдательный вердикт, а следом и аналогичный приговор, его обжаловать адвокат по известным причинам не пожелала.

По делу, где был удален адвокат Владимир Костенко, вынесен обвинительный приговор, обжалованный защитником, в том числе и по основанию нарушения права на защиту.

Замечательное апелляционное определение Верховного Суда РФ от 12 сентября 2018 г. по делу № 19-АПУ18-15СП, вынесенное под председательством судьи Сергея Абрамова, судей Татьяны Романовой и Виктора Смирнова, достойно того, чтобы его изложить подробно.

Отменяя приговор судьи Ставропольского краевого суда Валерия Блинникова, Судебная коллегия ВС РФ указала: 30 января 2018 г. председательствующий вынес постановление, которым освободил адвоката Владимира Костенко от участия в уголовном деле в отношении М. и М.А. в связи с тем, что данный адвокат, пререкаясь с председательствующим по делу, не подчиняясь его распоряжениям, систематически нарушал регламент судебного заседания. Далее в определении цитируются материалы дела: «…при этом неоднократно оказывал незаконное воздействие на коллегию присяжных заседателей, стараясь вызвать у них предубеждение в отношении доказательств, представляемых стороной обвинения, показаний потерпевших и свидетелей, используя запрещённые законом способы и средства».

Коллегия ВС РФ отметила, что, как следует из протокола судебного заседания, в подавляющем большинстве случаев председательствующий делал адвокату Костенко замечания в связи с тем, что тот задавал потерпевшим и свидетелям со стороны обвинения вопросы, которые, по мнению председательствующего, не относились к настоящему уголовному делу или повторяли вопросы, на которые допрашиваемые лица уже дали ответы.

По мнению коллегии, делать вывод о том, что в данном случае адвокат Костенко действовал с нарушением требований уголовно-процессуального закона, нет никаких оснований, поскольку участие защитника в допросах является одним из его полномочий, предусмотренных ч. 1 ст. 53 УПК РФ.

В то же время коллегия указала, что руководство судебным заседанием является полномочием председательствующего, обязанного согласно ч. 1 ст. 243 УПК РФ принимать предусмотренные уголовно-процессуальным законом меры по обеспечению состязательности и равноправия сторон. В силу ст. 355 УПК РФ в ходе судебного следствия в присутствии присяжных заседателей подлежат исследованию только те фактические обстоятельства уголовного дела, доказанность которых устанавливается 12 присяжными заседателями в соответствии с их полномочиями, предусмотренными ст. 334 УПК РФ.

Если в ходе судебного разбирательства возникает вопрос о недопустимости доказательств, то он рассматривается в отсутствие присяжных заседателей. Согласно протоколу судебного заседания все многочисленные ходатайства адвокатов В.Г. Костенко и М.М. Гулого о признании ряда доказательств, добытых органами предварительного следствия, недопустимыми были рассмотрены в отсутствие присяжных заседателей.

Заявлений перед присяжными заседателями о том, что те или иные исследуемые в судебном заседании доказательства являются недопустимыми, адвокат Костенко не делал.

Коллегия подчеркнула, что в постановлении суда не указано, в чем именно заключались пререкания с председательствующим, а из протокола данные об этом не усматриваются. Нет в постановлении и сведений о том, какие именно запрещенные законом способы и средства адвокат Костенко использовал с целью вызвать у присяжных заседателей предубеждение в отношении доказательств, представляемых стороной обвинения. 

Таким образом, коллегия пришла к выводу, что изложенные в обжалуемом постановлении обстоятельства, послужившие основанием для отстранения адвоката от участия в рассмотрении дела, и мотивы принятого решения вызывают сомнения.

Судебная коллегия нашла преждевременным применение в отношении адвоката, избранного обвиняемыми, столь крайней меры реагирования, каковой является отстранение его от участия в судебном разбирательстве.

Нет никаких сомнений в том, что изложенный блестящий судебный акт Верховного Суда РФ дает нижестоящим судьям и особенно тем из них, кто вынашивает незаконные планы по отлучению подсудимых от их защитников и нарушению важного конституционного права, ясный и недвусмысленный сигнал: для удаления защитника из судебного заседания должны быть исключительные основания, и в любом случае ими не может быть процессуальная активность адвоката.

Рассказать:
Другие мнения
Макаров Сергей
Макаров Сергей
Советник ФПА РФ, руководитель практики по семейным и наследственным делам МКА «ГРАД», к.ю.н., доцент Университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА), адвокат АП МО
О переговорах, проводимых адвокатом
Адвокатура, государство, общество
Как они соотносятся с другими видами квалифицированной юридической помощи
13 Мая 2021
Трубецкой Никита
Трубецкой Никита
Вице-президент АП Ставропольского края
Непропорциональное ограничение прав адвоката
Защита прав адвокатов
Понятие «данные предварительного расследования» зачастую трактуется следствием недопустимо широко
12 Мая 2021
Гривцов Андрей
Гривцов Андрей
Адвокат, старший партнер АБ «ЗКС»
Об уголовном преследовании адвоката Ивана Павлова
Защита прав адвокатов
Почему необходимо добиваться изменения положений УК и УПК, касающихся разглашения данных предварительного расследования
04 Мая 2021
Крылова Надежда
Крылова Надежда
Адвокат АП Республики Башкортостан
Доверие государства и общества нужно оправдывать
Адвокатура, государство, общество
О недопустимости нарушений адвокатами финансовой дисциплины
13 Апреля 2021
Баренбойм Петр
Баренбойм Петр
Адвокат АП г. Москвы, первый вице-президент Международного Союза (Содружества) адвокатов, президент Флорентийского общества
Престиж профессии и престиж отдельного адвоката – неразрывны
Адвокатура, государство, общество
Что может помочь адвокату повысить уровень гражданско-общественной активности
08 Апреля 2021
Колотильщикова Елена
Колотильщикова Елена
Адвокат АП Московской области, медиатор, магистр психологии
Психологическое благополучие адвоката как гарантия его успешной деятельности
Адвокатура, государство, общество
Преимущества ранней профессиональной адаптации
07 Апреля 2021
Яндекс.Метрика