×
Нетупский Павел
Нетупский Павел
Журналист, главный редактор Агентства правовой информации, член Совета Гильдии судебных репортеров

Конфликт вокруг Михаила Беньяша буквально расколол адвокатское сообщество. Характеристиками положительного имиджа юриста становятся агрессивность и дерзость, недостатками – интеллигентность и спокойствие.

В настоящее время образовались два лагеря. Яростно поддерживающие Михаила Беньяша, назовем их «радикалами», видят в его деле нападение на корпорацию и угрозу независимости, собирают подписи и даже предлагают объявить стачку. Другой лагерь – «скептики» – советуют не торопиться с выводами и указывают на сомнительное поведение самого «героя».

Свободные мнения

Делу Беньяша и реакции на него со стороны сообщества было посвящено почти все последнее заседание «Пражского клуба». При этом «радикалы», по большей части относящиеся к сторонникам свободы слова, видели ее в праве выражать только свою точку зрения: «Не надо писать какие-то вещи, которые обличают самого Михаила или бросают на него тень. Не надо вдаваться в область фактов. Зачем давать отрицательную характеристику коллеге, который оказался под стражей?» – призывал петербургский адвокат Александр Мелешко.

Еще резче высказалась коллега из Краснодара Татьяна Третьяк: «Зачем публично выливать грязь, вспоминать “паблики”, какую-то политическую активность? Не тот случай, это низко. От коллег не должно быть такого».

Любопытная позиция – «за» говорить можно, а «против» – нельзя? А как же объективное разбирательство? Или есть только одна «истина»?

В «публичном выливании грязи» и указании на прошлые «паблики» сторонники Михаила Беньяша уличают, в первую очередь, адвоката Сталину Гуревич, высказавшую альтернативное скептическое мнение в программе Владимира Соловьёва. Хотя в большей части она поддержала (!) Беньяша, признав вынесенное против него решение о заключении под стражу мутным и неправосудным. Равно как напомнила, что «никого недопустимо избивать». Но в то же время указала на необходимость внимательней разбираться в ситуации, а также дерзнула усомниться в адекватности поведения самого «героя» и процитировать его прошлогодний призыв к участникам несанкционированных публичных мероприятий – при задержании вскрывать себе вены и разбрызгивать кровь на протоколы, полицейских и т.д. Сталина Гуревич логично ставит вопрос: может ли человек, дающий такие консультации, сам ими же и воспользоваться? Вопрос, на мой взгляд, риторический.

Презумпция невиновности

Еще один аргумент «радикалов» против «скептиков» – нарушение презумпции невиновности. Непонятно только – виновности кого и в чем?

Беньяш, напомню, был привлечен к административной ответственности за призыв к участию в незаконном митинге и неповиновение законным требованиям полицейских, а также обвинен в воспрепятствовании осуществлению правосудия и применении насилия к сотрудникам полиции при его задержании. В первом случае факт размещения спорного «поста» никто вроде бы не оспаривает – вопрос лишь в правовой оценке текста. На мой личный взгляд, во мнении о праве участвовать в публичном мероприятии не содержится призывов. Хотя судебная практика складывается иначе (пример – дела о блокировке оппозиционных сайтов). В любом случае оценивать объективность решения – компетенция вышестоящих инстанций и, возможно, действительно беспристрастных экспертов.

С первым уголовным обвинением – воспрепятствованием правосудию не все так просто. Сторонники Михаила Беньяша не отрицают, что он отказался выполнить требование судьи покинуть зал, а потом пытался в него войти. Если верить распространенной аудиозаписи, то поведение самого служителя Фемиды как минимум сомнительно – замечание на использование диктофона, игнорирование ходатайств и т.д. прямо противоречит процессуальному закону. Но вправе ли участник спора не выполнять спорное, с его точки зрения, требования председательствующего?

Мнения опрошенных мною экспертов разошлись. Так, федеральный судья в отставке Сергей Пашин полагает, что «защитник, как и другой участник судебного разбирательства, обязан выполнять лишь законные требования судьи». В свою очередь советник Федеральной палаты адвокатов Нвер Гаспарян убежден, что «в случае удаления адвоката из зала судебного заседания последний обязан подчиниться, а впоследствии обжаловать процессуальное решение судьи в апелляционную инстанцию».

Второе и самое тяжкое уголовное обвинение – укус полицейского. Тут у правоохранительных органов и сторонников Михаила Беньяша диаметрально противоположные позиции, оценивать их считаю бессмысленным. Но никто из «скептиков» это и не делает! Сомнения та же Сталина Гуревич высказывает относительно встречного обвинения г-на Беньяша в адрес полиции об избиении. Если применять к этому эпизоду презумпцию невиновности, то как раз такие «радикалы» ее и нарушают! Или на сотрудников правоохранительных органов конституционные права не распространяются?

С другой стороны, постановление по делу неповиновении законному распоряжению или требованию сотрудника полиции уже подтверждено Краснодарским краевым судом. То есть согласно вступившему в законную силу судебному решению Михаил Беньяш спровоцировал драку с полицейскими, бился головой о стекло автомобиля, пытался ногами выбить дверь и т.д. Понятно, что сам адвокат и его защитники считают решение ошибочным, небезупречным назвал его и глава ФПА Юрий Пилипенко. Но презумпция невиновности, увы, исчерпана – виновность Михаила Беньяша доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу судебным актом.

Корпорация в опасности

В деле Беньяша «радикалы» видят угрозу для адвокатской профессии. «Он был задержан не как участник политической акции, – говорит Александр Мелешко. – Он шел защищать людей, у него было заключено соглашение об оказании юридической помощи. И сообщество не может остаться в стороне от этого факта. Все адвокаты должны сплотиться и оказать посильную помощь».

В свою очередь многие коллеги предлагают отделять зерна от плевел – политическую и адвокатскую деятельность. Член Совета АП Белгородской области Борис Золотухин полагает, что Беньяш был явно незаконно задержан в целях пресечения его активной политической деятельности, но никак не для препятствования оказания им юридической помощи в качестве адвоката. Опубликованные «АГ» возражения защитника Михаила Беньяша Кондрата Горишнего, на мой взгляд, не опровергают этого вывода. Могу только себе представить ситуацию задержания юриста, который во время, скажем ограбления, стоял «на стреме» в целях оказания правовой помощи его участникам.

Не видит в деле Беньяша нападения на корпорацию и советник Федеральной палаты адвокатов Александр Орлов.

Отмечу, что руководство самой корпорации, поддерживая своего члена, отказывается от наиболее радикальных мер. Вице-президент ФПА РФ Генри Резник убежден, что «разобраться в данной ситуации можно только в рамках предусмотренной законом процессуальной процедуры». Это позиция скорее «скептиков», чем «радикалов».

Член Адвокатской палаты г. Москвы Даниил Берман заявил, что дискуссия по этому вопросу стала в какой-то степени «точкой невозврата» в адвокатском сообществе. «Как это зачастую бывает, наш беспокойный коллектив обсуждает эту тему “с особой яростью”, а любое высказанное мнение определяет адвоката в тот или иной лагерь», – отметил он. На его взгляд, подобная «поддержка» одного коллеги, которая разобщает все сообщество и приводит к очередным ссорам и конфликтам, – недопустима, поскольку она выливается в негативные для всех последствия.

«Истерика еще ни одного человека не смогла спасти от уголовного преследования. И даже очень коллективная истерика превращает всех, в том числе адвокатов, – в клоунов, а не в правозащитное сообщество, – уверен Даниил Берман. – Полагаю, что в каждом уголовном деле необходимы взвешенный подход, правильная расстановка акцентов и грамотные действия защитников. В данном случае попытка поставить на дыбы все сообщество наносит значительно больший урон адвокатуре, чем тот инцидент, который имел место в Краснодаре… Необходимо задаться вопросом: это было посягательство на адвокатское сообщество или инцидент, связанный с организацией митинга? Пока не будет четкого ответа на этот вопрос, мне представляется, что все должны выдохнуть, взять себя в руки и следить за развитием событий, на которое, как бы это ни было печально, забастовки, митинги и голодовки повлиять не способны».

Интеллигент несчастный

Есть еще один любопытный аспект. В самый разгар споров вокруг Михаила Беньяша в Санкт-Петербурге был арестован член АП Ленинградской области Михаил Федотов. Его обвиняют в мошенничестве в особо крупном размере: по версии следствия, юрист требовал от клиента взятку за закрытие несуществующего уголовного дела.

Обвинение прямо связано с профессиональной деятельностью адвоката. Он отрицает свою вину, задержан ФСБ (!) и взят под стражу. Но почему никто его не поддерживает? В частности, на заседании «Пражского клуба», состоявшемся в Санкт-Петербурге через два дня после ареста Михаила Федотова, яростно защищали Беньяша, а о пострадавшем куда ближе адвокате не сказали ни слова.

Возглавляющий комиссию областной палаты по защите профессиональных прав адвокатов и член «Пражского клуба» Евгений Тонков убежден, что ситуации Федотова и Беньяша совершенно разные: «С Федоровым процедура была проведена предельно корректно – это особенность Санкт-Петербурга и интеллигентность самого Федотова! А с Беньяшем произошел откровенный возмутительный беспредел: он сам дерзкий (это нормально для адвоката), а опера там вообще обнаглевшие», – заявил Евгений Тонков.

Мнение любопытное. Во-первых, удивляет противопоставление интеллигентности и дерзости. С такой логикой недалеко и до культурной революции как минимум в корпорации, в которой, видимо, «интеллигентикам» вроде Генри Марковича не место. Мне почему-то всегда казалось, что адвокат всегда должен быть спокойным, трезвомыслящим и как минимум стремиться предупреждать эмоции («При всех обстоятельствах должен сохранять честь и достоинство, присущие его профессии» – Кодекс профессиональной этики адвоката).

Во-вторых, может в упомянутой Евгением Тонковым дерзости Михаила Беньяша и кроется причина конфликта? Веди себя он достойно, не было бы ни уголовных дел, ни разбитых лиц, ни покусанных полицейских...

Рассказать:
Другие мнения
Крупочкин Олег
Крупочкин Олег
Адвокат АП Ярославской области
КС подтвердил неправомерность привода и допроса адвоката как свидетеля по делу доверителя без санкции суда
Правовые вопросы статуса адвоката
Учтут ли это нижестоящие суды?
17 Июня 2019
Резник Генри
Резник Генри
Вице-президент ФПА РФ, первый вице-президент АП г. Москвы, председатель Комиссии Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов, член СПЧ
Профессиональные права адвокатов: тенденции нарушений и защиты
Защита прав адвокатов
Комментарий к докладу Международной правозащитной группы «Агора» «Адвокатура под ударом: насилие, преследование и внутренние конфликты»
13 Июня 2019
Ёлкин Сергей
Ёлкин Сергей
Карикатурист
С Днем адвокатуры!
Адвокатура, государство, общество
31 мая отмечается День российской адвокатуры. В этот день 17 лет назад был принят закон, объединивший всех адвокатов нашей страны в общероссийскую самоуправляемую организацию
31 Мая 2019
Ёлкин Сергей
Ёлкин Сергей
Карикатурист
Адвокат Редькин выходит на праздники
Адвокатский досуг
1 мая в России отмечается Праздник Весны и Труда. Карикатурист Сергей Ёлкин отправляет адвоката Редькина на майские каникулы
01 Мая 2019
Ёлкин Сергей
Ёлкин Сергей
Карикатурист
На Съезд – как на праздник!
Адвокатура, государство, общество
18 апреля проходит IX Всероссийский съезд адвокатов. Карикатурист Сергей Ёлкин провожает адвоката Редькина на это событие
18 Апреля 2019
Гаспарян Нвер
Гаспарян Нвер
Советник ФПА РФ, вице-президент АП Ставропольского края
Есть ли пределы в критике суда
Международное право
Обзор позиций ЕСПЧ о допустимости критических высказываний в адрес судей
16 Апреля 2019