×

Действие закона в удобном для следствия времени

Гособвинение и суды посчитали, что при квалификации преступления необходимо ссылаться не на редакцию конкретной статьи, действовавшей в инкриминируемый период, а на последние изменения, внесенные в Уголовный кодекс
Гизатуллин Рамиль
Гизатуллин Рамиль
Адвокат Октябрьского специализированного филиала г. Уфы Башкирской республиканской коллегии адвокатов
К современной российской правоприменительной практике уже не первый год предъявляются претензии со стороны адвокатского сообщества за ее явно обвинительный уклон. В ответ на обоснованную критику приговора мы слышим: «Обжалуйте в вышестоящем суде».

Перспективы обжалования стали минимальными
К сожалению, перспективы обжалования спорных приговоров в суде стали минимальными, и существенную лепту в такое положение дел вносит нарушение принципа состязательности сторон, которое приняло системный характер.

Все чаще можно столкнуться с тем, что суд, желая того или нет, становится на сторону обвинения, тем самым нарушая гарантированный баланс интересов участников процесса. В подобной ситуации, когда приходится противостоять не только обвинению, но и суду, весьма затруднительно отстаивать свою позицию и эффективно осуществлять защиту интересов доверителя.

Наибольшие репутационные риски от подобного «тандема» несут представители судейского корпуса, так как при данном положении вещей они вынуждены поддерживать линию обвинения, даже с учетом допущенных ею серьезных процессуальных ошибок.

Вместе с тем подобный кредит доверия стороне обвинения неоправдан, более того, таким образом умаляется значимость адвокатуры как института защиты. Складывается впечатление, что доводы адвоката, насколько бы они ни были мотивированны, относят к категории второстепенных, их необоснованно оставляют без внимания, должная оценка им не дается.

Такая ситуация свидетельствует о предъявлении к стороне защиты двойных стандартов. De jure мы и сторона обвинения имеем одинаковые процессуальные права, de facto наши права игнорируются.

Ошибочная трактовка нормы УК РФ
Рассмотрим случай из моей практики, более чем достаточно подтверждающий вышесказанное. В сентябре 2016 г. в районном суде Республики Башкортостан было рассмотрено уголовное дело в отношении моего подзащитного, которому вменялось приготовление к сбыту наркотического средства в особо крупном размере. События происходили в октябре 2002 г.

Суд поддержал позицию помощника прокурора о квалификации действий подсудимого по ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 33, ч. 4 ст. 228 УК РФ в редакции Федерального закона от 25 июля 2002 г. № 112-ФЗ и вынес обвинительный приговор.

Мое мнение о многочисленных нарушениях, в том числе о том, что данной редакцией Федерального закона не вносились изменения в ст. 228 УК РФ, а в период совершения преступления эта статья действовала в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ судом первой инстанции были проигнорированы: «Довод стороны защиты о неверной квалификации действий А. … является несостоятельным».

Верховный Суд Республики Башкортостан не нашел оснований для отмены приговора. Так, в решении апелляционной инстанции он сослался на то, что «суд правильно, с учетом положений ст. 9 УК РФ квалифицировал действия А. в редакции 2002 года, действовавшей на момент совершения преступления», а в решении кассационной инстанции указал: «Доводы жалобы о неверной квалификации действий А. в редакции Федерального закона 2002 года убедительными признать нельзя».

Одновременно с судебным обжалованием приговора и принятых актов мною были направлены обращения в Генеральную прокуратуру РФ и прокуратуру Республики Башкортостан с просьбой принесения кассационного представления. Однако позиция государственного обвинения оказалась схожей с позицией республиканского Верховного суда. Они не усмотрели каких-либо нарушений закона и необходимости принятия мер реагирования: «Действиям А. дана правильная юридическая квалификация. Доводы жалобы о нарушениях закона, якобы допущенных в ходе предварительного следствия, и неверной квалификации его судебными инстанциями проверены и опровергнуты, нарушений уголовно-процессуальных норм, влекущих отмены судебных решений не допущено. Оснований для удовлетворения жалобы не имеется».

Таким образом, следствием, государственным обвинением и судами трех инстанций была допущена ошибочная трактовка ст. 9 УК РФ (действие уголовного закона во времени), поскольку согласно занятой ими правовой позиции необходимо ссылаться не на редакцию конкретной статьи Особенной части УК РФ, а на последние изменения, внесенные в Уголовный кодекс.

А почему бы при такой трактовке закона не привлекать к уголовной ответственности и не выносить обвинительные приговоры по ст. 228 УК РФ в редакции федеральных законов, например от 18 марта 1999 г. № 50-ФЗ, от 19 июня 2001 г. № 83-ФЗ, от 4 июля 2003 г. № 94-ФЗ?

Подобные методы борьбы с преступностью недопустимы
В кассационной жалобе в Верховный Суд РФ мною было обращено внимание на то, что подобные судебные акты нарушают единообразие судебной практики, так как ими создается прецедент осуждения лиц в соответствии с редакцией федерального закона, которым не вносились изменения в соответствующую статью Особенной части Уголовного кодекса РФ.

18 мая текущего года кассационная жалоба была зарегистрирована в Верховном Суде Российской Федерации, который истребовал уголовное дело и 3 августа 2017 г. передал его на рассмотрение судье.

Полагаю, коллеги поддержат меня во мнении, что именно «процессуальный союз» стороны обвинения и суда привел к описанной ситуации, поскольку еще в суде первой инстанции было заявлено о многочисленных нарушениях, допущенных на стадии следствия.

Подавая кассационную жалобу в Верховный Суд Республики Башкортостан, я наивно полагал, что обжалуемые судебные решения отменят, так как вынесение подобного дела на федеральный уровень может нанести урон репутации республиканской Фемиды.

Мне понятна цель, с которой принимались обжалованные судебные решения – это сохранение renome государственных органов как борцов с преступностью, тем более в сфере незаконного оборота наркотиков. Но допустима ли такая борьба подобными методами? Считаю, что нет: это создает реальную угрозу произвола.

Подводя итог, можно сделать следующие выводы. Наибольшие репутационные издержки в рассматриваемом случае понесли суд и государственное обвинение как важнейшие государственные институты – это раз. Принцип состязательности сторон не соблюдается – это два. Недопустимо нарушение процессуальных прав адвоката – это три. Разрешение данного вопроса возможно лишь в порядке ведомственного контроля за строгим соблюдением закона – это четыре. Ко мнению адвоката следует прислушиваться – это пять.

Рассказать:
Другие мнения
Лазарев Константин
Лазарев Константин
Руководитель направления «Уголовное право» КА «Тарло и партнеры»
Заключение под стражу не может быть основано на предположениях
Уголовное право и процесс
Судебный порядок избрания меры пресечения требует реформирования
01 Декабря 2020
Ерофеев Константин
Ерофеев Константин
Адвокат АП г. Санкт-Петербурга
90 лет со дня трамвайной катастрофы в Ленинграде
Уголовное право и процесс
Приговор суда был показательным для того сложного и противоречивого времени
01 Декабря 2020
Стрижак Андрей
Стрижак Андрей
Адвокат КА «Цитадель»
Правомочия адвоката по ордеру в гражданском процессе
Гражданское право и процесс
В каких случаях доверенность необходима, а в каких – нет
30 Ноября 2020
Милосердов Александр
Милосердов Александр
Старший юрист судебно-арбитражной практики Адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры»
Арбитражный суд на страже природы
Природоохранное право
Без положительного заключения государственной экологической экспертизы строить мусорный полигон запрещено
27 Ноября 2020
Горин Егор
Горин Егор
Партнер, руководитель практики судебной защиты КСК групп
Правомерен ли зачет неустойки против основного долга?
Арбитражное право и процесс
ВС рассмотрел взаимные претензии комиссионера и комитента под неформальным углом
26 Ноября 2020
Базаров Дмитрий
Базаров Дмитрий
Адвокат, партнер BGP Litigation
Оспаривание зачета в банкротстве: новый подход Верховного Суда
Арбитражное право и процесс
Есть ли разница между сальдо и зачетом?
25 Ноября 2020