×

Не каждый медиатор – юрист, но любой юрист – медиатор

О необходимости усиления роли внесудебных механизмов урегулирования правовых конфликтов
Белякова Анна
Белякова Анна
Старший научный сотрудник Центра судебного права Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ, к.ю.н.

В связи с увеличением нагрузки на судебную систему проблема развития внесудебных и досудебных механизмов урегулирования правовых конфликтов становится все более актуальной. В силу научно-практических интересов я исследовала разные аспекты данной проблемы, что позволило сделать ряд ключевых выводов, один из которых – недостаточный уровень в современном обществе «культуры» урегулирования правовых споров.

В национальной правовой системе на протяжении долгого времени предпринимаются попытки усилить роль внесудебных механизмов урегулирования правовых конфликтов. Несмотря на это, вопрос кардинально так и не решен. На мой взгляд, это может быть обусловлено отсутствием так называемой «культуры урегулирования правовых конфликтов», в результате чего судебная система зачастую остается единственным способом решения подобных споров.

При этом в России на законодательном уровне регламентирован ряд правовых институтов, позволяющих заинтересованным лицам урегулировать правовые споры вне судебной системы, – это, в частности, медиация, третейские суды, судебное примирение, заключение мирового соглашения у нотариуса, правовой институт омбудсменов (например, Уполномоченный по правам ребенка в РФ или Финансовый уполномоченный в РФ), однако данные механизмы пока недостаточно распространены.

Термин «культура» в данном контексте рассматривается как уровень морально-нравственного и духовного развития участников конфликта. Например, культура развода – это, в первую очередь, способность сторон к урегулированию вопросов, связанных с расторжением брака, с минимальными потерями, цивилизованно, без взаимных претензий, унижений, манипуляций (в том числе без манипуляций посредством детей).

На разных этапах исторического развития государства культура либо насаждалась, либо воспитывалась. Так, в советский период культивировались традиционные человеческие ценности, в том числе семейные, в связи с чем «культуру развода» посредством медиации представляется необходимым развивать и воспитывать в современном обществе путем правового просвещения населения, в том числе с помощью СМИ.

Медиация в России – сложный, многокомпонентный правовой феномен. Изучать ее необходимо с разных позиций – как с правовой, так и с психологической (т.е. с точки зрения конфликтологии).

Среди юристов и правоведов распространено мнение, что медиация представляет собой правовой механизм или правовой инструмент досудебного урегулирования споров. На мой взгляд, это не совсем верное утверждение.

С одной стороны, медиация – действительно один из видов досудебного урегулирования споров, что следует из базового Закона о медиации1. При этом инструменты, используемые при проведении медиативных процедур, формируются из знаний в области как межличностных отношений, так и человеческой природы – основ психологии и конфликтологии.

Стоит отметить, что конфликты в правовом поле (а также вне его) связаны преимущественно с тем, что заинтересованные лица в большинстве случаев не могут или не способны выстроить коммуникативный диалог, позволяющий не только слушать, но и понимать собеседника. Наиболее ярко это иллюстрируют споры, вытекающие из брачно-семейных отношений.

В связи с этим предлагаю рассмотреть проблемы развития и становления медиации в России с точки зрения отсутствия «культуры конфликта» и «культуры развода» – на примере семейных споров.

Читайте также
Среди гражданских споров преобладают жилищные и семейные
Статистика актуализирует вопрос об оптимизации подходов к рассмотрению «типовых» дел
28 июня 2023 Мнения

Данные судебной статистики, представленные Судебным департаментом при Верховном Суде РФ, отражают следующую тенденцию: количество дел, вытекающих из семейных правоотношений, из года в год не уменьшается. Например, в 2018 г. количество гражданских дел, по которым стороны заключили мировое соглашение в результате проведения процедуры медиации, составило 1115, а в 2021 г. – 256. При этом общее количество дел по гражданско-правовым спорам в 2018 г. составило 19 468 711; общее количество споров по семейным правоотношениям – 1 144 521. В 2021 г. по аналогичным категориям дел зафиксированы показатели в 30 585 775 и 1 036 791 соответственно.

Несмотря на то что в России в последние десятилетия формируются альтернативные способы урегулирования споров (медиация, третейский суд, судебное примирение, переговоры и заключение мирового соглашения), их эффективность, на мой взгляд, невысока. Об этом свидетельствует не только увеличение судебной нагрузки, но и то, что суды являются единственным на сегодняшний день средством урегулирования многих споров по данным категориям дел.

Бракоразводные процессы и иные споры, возникающие из семейных правоотношений, являются, как ни парадоксально, одними из самых сложных, так как обусловлены не столько правовой конструкцией, сколько психологическими аспектами межличностных отношений между бывшими супругами или родственниками. За фразой «непримиримые противоречия» зачастую скрываются не только боль, разочарование и разбитые надежды, но и огромное количество правовых вопросов, требующих грамотного и в большинстве случаев быстрого разрешения.

В некоторых случаях это возможно – например, когда отсутствуют совместно нажитое имущество и общие несовершеннолетние дети. В подобных ситуациях расторгнуть брак возможно в максимально короткие сроки и наименее «безболезненно». Но такие примеры – скорее исключение из правил.

Практика показывает, что «непримиримые противоречия» с принятием супругами решения расторгнуть брак не заканчиваются, а только начинаются. Если у супругов есть общие несовершеннолетние дети, они нередко становятся объектом шантажа и манипуляций, что не только свидетельствует о недостаточном уровне правовой культуры, но и создает психологические проблемы как для непосредственных участников конфликта, так и для третьих лиц (детей).

Читайте также
Эстоппель в споре о разделе общего имущества супругов
Суды посчитали процессуальное поведение истца не отвечающим стандартам добросовестности
07 июля 2023 Мнения

«Культура развода» – не что иное, как способ договориться и урегулировать правовые вопросы по воспитанию детей и разделу совместного нажитого имущества, и формируется она у каждого индивидуума самостоятельно посредством получения дополнительной информации, обогащения собственного правосознания и правовой культуры.

Полагаю, что конфликты, вытекающие из семейных правоотношений, в большинстве случаев возможно урегулировать в досудебном порядке. Надлежащее развитие медиации, в том числе семейной, также способствовало бы повышению «культуры разводов» и «культуры правового спора», для чего требуется ряд изменений. Поясню, каких и почему.

Во-первых, в области медиации как междисциплинарной профессиональной деятельности не предусмотрено базовое специализированное высшее образование – подготовка медиаторов осуществляется по программам профпереподготовки или повышения квалификации.

Такой подход представляется не совсем правильным, так как знания в области медиации базируются на психологии и конфликтологии, а программы подготовки медиаторов, реализуемые в настоящее время, не могут дать достаточных знаний, умений и навыков, поскольку профпереподготовка или повышение квалификации по данному направлению осуществляются в «усеченном» формате в крайне сжатые сроки. С одной стороны, медиаторы должны иметь базовое образование, но при этом, на мой взгляд, профессиональному посреднику по досудебному урегулированию споров необходимы знания не только тонкостей переговорного процесса, но и законов, особенностей политико-правовой системы и права как такового.

В связи с этим представляются целесообразными введение междисциплинарной специальности «медиатор» на базе психологических и юридических факультетов вузов и подготовка специалистов данной профессии в полноценном формате – по соответствующим программам высшего образования.

Во-вторых, поскольку данная категория дел сильно зависит от межличностных отношений, для развития и распространения медиации применительно к урегулированию брачно-семейных конфликтов представляется целесообразным ввести механизм государственной поддержки медиативных процедур данной категории. Например, в спорах, касающихся места проживания детей с одним из родителей и порядка общения с ними отдельно проживающего родителя и (или) его родственников, нередко оказываются задействованы органы опеки и попечительства. В связи с этим, на мой взгляд, стоит предусмотреть в данных органах исполнительной власти наличие медиаторов и привлекать их к урегулированию конфликтов такого рода.

Также представляется важной заинтересованность адвокатов и юристов, практикующих в области гражданских и семейных правоотношений, в урегулировании подобных споров во внесудебном порядке. Например, процедура медиации может стать обязательной для заинтересованных лиц путем включения данного механизма в договор, в том числе брачный.

Квалификация медиативного соглашения в семейных отношениях в соответствии с гражданским и семейным законодательством представляет собой межотраслевую сделку, не подпадающую под традиционные виды гражданско-правовых договоров, так как отличается специфическим характером, поскольку данным соглашением могут быть урегулированы не только имущественные обязательства, но и иные виды правоотношений, обязательств и требований. В настоящее время происходит только формирование и развитие данного механизма урегулирования споров, поэтому говорить о выделении медиативного договора как отдельного вида договора, на мой взгляд, преждевременно – необходимо наработать практику и разрабатывать теорию данного инструмента по разрешению правовых конфликтов с целью его дальнейшего совершенствования, в том числе на законодательном уровне.


1 Федеральный закон от 27 июля 2010 г. № 193-ФЗ (в ред. от 26 июля 2019 г.) «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)».

Рассказать:
Другие мнения
Антонова Екатерина
Антонова Екатерина
Адвокат АП Краснодарского края, КА «Антонова и партнеры»
ВС предложил новую модель апелляционного обжалования в гражданском процессе
Гражданское право и процесс
Эффект от нововведений может носить двоякий характер
15 июля 2024
Березина Марина
Березина Марина
Адвокат АП г. Москвы, МГКА «Новиков и партнеры»
Банкротство по новым правилам
Арбитражный процесс
Изменения, которые можно оценить положительно, и вопросы, представляющиеся спорными
01 июля 2024
Якупов Тимур
Якупов Тимур
Юрист, партнер агентства практикующих юристов «Правильное право», помощник депутата Госдумы РФ С.В. Авксентьевой
«Отпуск» за собственный счет?
Гражданское право и процесс
Правомерность начисления частными детсадами платы за услуги в период отсутствия воспитанника
25 июня 2024
Лапшина Анна
Лапшина Анна
Старший юрист практики IP и IT BIRCH LEGAL
«Два нарушения по цене одного»
Право интеллектуальной собственности
Почему проект поправок в ст. 1515 ГК требует существенной доработки
25 июня 2024
Антонова Екатерина
Антонова Екатерина
Адвокат АП Краснодарского края, КА «Антонова и партнеры»
Судебную защиту для бизнеса предлагается упростить
Арбитражный процесс
О законодательной инициативе передать споры с участием самозанятых лиц и ИП в арбитражные суды
20 июня 2024
Михайловская Елена
Михайловская Елена
Адвокат АП Московской области, советник уголовно-правовой практики ALLIANCE LEGAL CG
Правовые последствия для операторов в случае утечки персональных данных
Производство по делам об административных правонарушениях
Законопроектные инициативы
20 июня 2024
Яндекс.Метрика