×
Леонтьев Вячеслав
Леонтьев Вячеслав
Управляющий партнер АБ «Леонтьев и партнеры»

Недавно Министерство юстиции РФ обратилось к Федеральной палате адвокатов с просьбой сформулировать предложения по совершенствованию российского законодательства о мошеннических преступлениях. Для сбора информации ФПА РФ просит адвокатов рассказать о количестве таких преступлений, числе случаев прекращения уголовного преследования доверителей, судьбе бизнеса обвиняемых и недостатках правового регулирования по делам о мошенничестве, а также прислать предложения по совершенствованию законодательства о мошенничестве.

На протяжении длительного времени законодатель предпринимает попытки разделить мошенничество, совершенное в ходе осуществления предпринимательской деятельности, и преступления, совершенные должностными лицами при исполнении своих обязанностей. Так, Федеральным законом от 29 ноября 2012 г. № 207-ФЗ была введена в действие ст. 159.4 УК РФ «Мошенничество в сфере предпринимательской деятельности».

Однако эта норма 11 декабря 2014 г. была признана Конституционным Судом РФ не соответствующей Конституции и в последующем утратила силу.

Признавая ст. 159.4 УК РФ противоречащей Конституции, КС РФ исходил из того, что аналогичные преступления, совершенные субъектом предпринимательской деятельности и лицом, не имеющим такого статуса, квалифицировались как преступления различной степени тяжести. Так, за совершение мошенничества в сфере предпринимательской деятельности ст. 159.4 УК РФ предусматривалось наказание до 5 лет лишения свободы, а за мошенничество, не связанное с такой деятельностью, – до 10 лет лишения свободы. То есть критерием дифференциации ответственности служил лишь род деятельности обвиняемого. Таким образом, индивидуальный предприниматель осуждался к наказанию значительно менее серьезному, чем гражданин, такого статуса не имевший, тем самым нарушались положения ст. 19 Конституции РФ, согласно которой «запрещаются любые формы ограничения прав граждан».

В 2016 г. норма о предпринимательском мошенничестве была восстановлена в виде ч. 5–7 ст. 159 УК РФ, однако ее введение вновь повлекло за собой комплекс проблем правоприменения. Дело в том, что следственные органы и судебная практика идут по пути максимально узкого толкования понятия предпринимательской деятельности, стремясь квалифицировать действия предпринимателей по общей норме ст. 159 УК РФ с целью исключения запрета на содержание их под стражей.

30 ноября 2017 г. было принято Постановление Пленума ВС РФ № 48 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате», которое закрепило практику узкого толкования предпринимательского мошенничества. Так, мошенничество не будет признаваться совершенным в сфере предпринимательской деятельности в случаях, если имело место так называемое лжепредпринимательство, т.е. хищение, лишь для вида прикрывавшееся соответствующими договорными отношениями без намерения их реального исполнения, а также когда одной из сторон договора являются члены органов управления некоммерческих организаций либо физические лица. Сделать выводы о том, как на основании постановления сложится судебная практика, можно будет не ранее чем через год.

Читайте также
Верховный Суд разобрался с экономическими преступлениями
Пленум ВС РФ принял постановление, касающееся разъяснений судебной практики по делам о мошенничестве, присвоении и растрате
30 Ноября 2017 Новости

Сбор Минюстом предложений по совершенствованию законодательства может быть связан с инициативой Президента РФ, высказанной им 3 августа 2017 г.

Эта инициатива нашла свое отражение в Перечне поручений о мерах по снижению административной нагрузки на субъекты предпринимательской деятельности от 15 августа 2017 г. № Пр-1611. Согласно документу, предлагается исключить применение следственными органами мер, приводящих к приостановлению деятельности предприятий, включая необоснованное изъятие жестких дисков с рабочих компьютеров и серверов, принадлежащих предпринимателям; а также не допускать продления меры пресечения в виде содержания под стражей в отношении подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений в сфере предпринимательской деятельности, в случае если по уголовному делу не предпринимаются активные следственные действия.

Инициатива Президента была воспринята Верховным Судом РФ, Генеральной прокуратурой РФ, но не следственными органами и судами общей юрисдикции, рассматривающими уголовные дела по первой инстанции. На официальном сайте Генпрокуратуры дана статистика по делам о мошенничестве, согласно которой 204 870 таких преступлений (ст. 159–159.6 УК РФ) было совершено за 11 месяцев 2017 г.

По сравнению с аналогичным периодом 2016 г. число мошенничеств увеличилось на 6,8%, при этом в целом преступлений по стране в 2017 г. было совершено на 85 902 меньше, чем в 2016 г.

Согласно данным Генпрокуратуры, за последние пять лет доля мошенничеств в общей структуре преступности выросла с 7,5% до 10,7%. Она превышает даже число преступлений, связанных с оборотом наркотиков.

При этом если в целом раскрываемость преступлений в России составляет 54%, то раскрываемость мошенничеств – лишь 25%.

Вполне вероятно, что ситуация, характеризующаяся увеличением количества выявленных мошенничеств на фоне снижения раскрытых, сложилась в результате необоснованной квалификации гражданско-правовых правонарушений как уголовно наказуемых деяний.

Несмотря на сложившуюся ситуацию, считаю, что чем больше вводят в Уголовный кодекс РФ дополнительных, уточняющих составов, тем больше у следователя, прокурора и суда возникает вопросов, как верно квалифицировать преступные действия, и тем чаще применяются давно испробованные и более понятные статьи, например ст. 159 УК РФ. Очевидно, что целесообразнее уточнять при необходимости имеющиеся составы преступлений, закрепленные в Особенной части Уголовного кодекса РФ, нежели добавлять новые, которые путают правоприменителей.

Считаю необходимым для нивелирования действия факторов следственного и судебного усмотрения при применении статей УК РФ и УПК РФ внести в них тезисы, изложенные в постановлениях Пленума ВС РФ «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» и «О практике применения судами законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности за преступления в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности».

Важное значение имеет эффективность уголовной политики государства, в частности применение уголовного законодательства. Приоритетным направлением должно быть совершенствование системы мер уголовно-правового воздействия с соблюдением принципов законности, равенства граждан перед законом, справедливости, прав человека на защиту.

Хотелось бы отметить, что в некоторых случаях нельзя конкретизировать, какие именно поправки существенно улучшат положение предпринимателей, так как, помимо предложений по ст. 159–159.6 УК РФ, идет активная законотворческая работа по другим статьям, облегчающим жизнь предпринимателям и гражданам в целом.

Так, из последних инициатив стоит отметить проект закона, исключающий разрешительный порядок реализации права содержащихся в СИЗО подозреваемых и обвиняемых на телефонные разговоры и свидания. Эксперты Федеральной палаты адвокатов РФ, юридическое сообщество согласились, что поправки направлены на гуманизацию содержания в следственных изоляторах.

Рассказать:
Другие мнения
Иванов Алексей
Иванов Алексей
Адвокат, управляющий партнер АБ «Правовой статус»
Позиции ВС по уголовным и уголовно-процессуальным вопросам: тревожная тенденция
Уголовное право и процесс
Судейское сообщество «не слышит» мнение адвокатуры
04 Декабря 2020
Жаров Евгений
Жаров Евгений
Адвокат по экологическим спорам, к.э.н., лауреат Ecoworld РАЕН, компания ZHAROV GROUP
«Спрятать» строительство мусорного полигона не удалось
Природоохранное право
Существование незаконных объектов, загрязняющих природу, не останется без внимания
03 Декабря 2020
Волкова Анна
Волкова Анна
Адвокат, управляющий партнер адвокатской конторы «Волкова и партнеры», член Международного Содружества адвокатов
Почему фактические брачные отношения заслуживают законодательного регулирования
Семейное право
Последствия зачастую те же, что в официальном браке
03 Декабря 2020
Шамшина Анастасия
Шамшина Анастасия
Адвокат, руководитель рабочей группы Коллегии адвокатов г. Москвы «РКТ»
Единственное жилье должника: продать или оставить?
Жилищное право
ВС пресек практику приобретения должнику «альтернативного» жилья
02 Декабря 2020
Ершов Игорь
Ершов Игорь
Руководитель арбитражной практики АБ г. Москвы «Халимон и Партнеры»
Размытость критериев определенности не добавляет
Гражданское право и процесс
«Плюсы» и «минусы» позиций КС о судебных расходах в гражданском и арбитражном судопроизводстве
02 Декабря 2020
Лазарев Константин
Лазарев Константин
Руководитель направления «Уголовное право» КА «Тарло и партнеры»
Заключение под стражу не может быть основано на предположениях
Уголовное право и процесс
Судебный порядок избрания меры пресечения требует реформирования
01 Декабря 2020