×
Айрапетян Нарине
Айрапетян Нарине
Адвокат АП Ставропольского края, группа проекта EVIDENCE SAKHALIN-2018

14 февраля В Госдуму был внесен законопроект об изменениях в КоАП РФ в части установления административной ответственности за оскорбление избирателей. Главу 5 Кодекса предлагается дополнить ст. 5.61.1 «Оскорбление избирателей», в которой устанавливается, что оскорбление избирателей, «то есть публичное выражение должностным лицом, замещающим государственную или муниципальную должность, либо находящимся на государственной или муниципальной службе, явного неуважения к гражданам Российской Федерации и (или) публичное отрицание обязанности государства по созданию условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека»,  карается административным штрафом в размере от 30 тыс. до 50 тыс. руб. или влечет дисквалификацию на срок до трех лет.

В примечании к статье указано, что ее положения не распространяются на граждан, в том числе представителей СМИ, «опубликовавших (обнародовавших) высказывания должностного лица, содержащие оскорбление избирателей».

Читайте также
Депутаты предложили штрафовать чиновников за оскорбление избирателей
Проект поправок предусматривает административную ответственность за демонстрацию неуважения к гражданам и публичное отрицание обязанности государства повышать уровень жизни населения
18 Февраля 2019 Новости

В рассматриваемом законопроекте, на мой взгляд, есть несколько моментов, на которые стоит обратить внимание. Прежде всего бросается в глаза несоответствие наименования статьи ее содержанию. Так, статью предлагается назвать «Оскорбление избирателей», в то время как избирателем признается гражданин РФ, обладающий активным избирательным правом, т.е. правом избирать в органы государственной власти и органы местного самоуправления (ст. 2 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской федерации»).

Активным избирательным правом согласно ст. 32 Конституции РФ и ст. 4 названного Закона обладают все граждане России, достигшие 18 лет, за исключением признанных судом недееспособными, а также содержащихся в местах лишения свободы по приговору суда. В свою очередь, в соответствии со ст. 5 Федерального закона «О гражданстве Российской Федерации» гражданами России являются лица, имеющие российское гражданство на день вступления в силу данного закона, либо те, кто приобрел его в соответствии с указанным законом.

Таким образом, понятие «гражданин Российской Федерации» несколько шире, чем «избиратель». Название же предлагаемой статьи, наоборот, уже, чем ее содержание.

Одновременно с этим весьма спорным и нелогичным было бы ограничить круг «потенциально оскорбленных» гражданами, обладающими активным избирательным правом. Ведь оскорбить можно и гражданина более «нежного возраста», и при этом не понести наказание. Выходит, что перед тем, как оскорбить, желательно заглянуть в паспорт. Некорректность формулировки названия, разумеется, рождает простор для подобных шуток.

Более того, избирателями в нашей стране признаются не только российские, но и – в определенных случаях – иностранные граждане. Так, согласно п. 2 ст. 12 Федерального закона «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» постоянно проживающие в России иностранные граждане в случаях и порядке, предусмотренных федеральными законами, имеют право избирать и быть избранными в органы местного самоуправления, а также участвовать в местном референдуме. Таким образом, исходя из смысла изложенной нормы, избирателями могут быть лица, не имеющие гражданства РФ, однако в тексте статьи указаны только граждане РФ.

Анализируя содержание предлагаемой нормы, сталкиваемся с еще одним противоречием. Так, лица, находящиеся на государственной и муниципальной службе, не всегда и не во всех случаях занимают выборную должность, поэтому правоотношения, связанные с избирательным процессом, на них не распространяются. Таким образом, избиратели как таковые к указанным лицам имеют весьма опосредованное отношение.

Помимо прочего, статья изложена в довольно нечетких формулировках. В частности, представляется неясным термин «явное неуважение». Критерии отнесения неуважения к «явному» или «неявному» не определены. Полагаю, что понадобятся как минимум лингвистические экспертизы с целью определения характера и степени неуважения, что, в свою очередь, приведет к затягиванию рассмотрения подобного рода нарушений и дополнительных финансовых вливаний бюджетных средств, так как инициирование дела об административном правонарушении предполагается со стороны органов прокуратуры.

Термин «публичное отрицание», в свою очередь, означает, что если отрицание «не публичное», то оно остается в рамках правого поля, что недопустимо. Термин «достойная жизнь» также носит субъективный характер.

Думается, что, например, для некоторых публичных деятелей денежное довольствие на гражданина в размере 3500 руб. в месяц является разумным и справедливым, обеспечивающим достойную жизнь. И выражение этого субъективного мнения, возможно, не имеет целью оскорбить широкие массы. При таких обстоятельствах, полагаю, суд будет поставлен в довольно неоднозначные условия, вынуждающие учитывать контекст сказанного, абстрагироваться от субъективизма в оценках, учитывать политическую конъюнктуру и другие обстоятельства.

Относительно предлагаемой санкции (административный штраф от 30 тыс. до 50 тыс. руб. или дисквалификация до трех лет) считаю, что размер штрафа необходимо увеличить с учетом специфики субъекта правонарушения. Выражаясь утрированно, оскорблять народ должно стоить дорого, и штрафные санкции призваны стать в этом случае эффективной мерой.

Теперь относительно того, в отношении какой численности лиц должно быть потенциальное оскорбление. Из содержания статьи следует, что это, скорее, неопределенный круг лиц, нежели конкретное лицо. В связи с этим, думаю, что возникнет проблема идентификации. Так, будет ли образовывать состав правонарушения обращение в адрес несовершеннолетних с высказываниями оскорбительного толка? К сожалению, законопроект пока «сырой» и содержит слишком много вопросов и мало ответов.

В то же время, полагаю, идея уравновешивания интересов общества и государства в лице властвующих чинов правильна. Несмотря на ряд замечаний, считаю, что инструмент «сдерживания» такого рода для чиновников просто необходим. В демократическом правовом государстве в истинном понимании этого слова, возможно, это было бы излишним. Однако адекватная оценка современных реалий вынуждает вносить в имеющиеся законы поправки, кажущиеся на первый взгляд абсурдными. Представляется, что перечисленные недостатки законопроекта будут нивелированы в ходе последующих чтений, чему, в свою очередь, поспособствуют специалисты узкого профиля.

Рассказать:
Другие мнения
Немов Александр
Немов Александр
Адвокат Нижегородской областной коллегии адвокатов
Является ли утепление фасада дома капремонтом
Жилищное право
Неоднозначность судебной практики и меры, которые могут способствовать ее унификации
06 Декабря 2019
Ермоленко Александр
Ермоленко Александр
Партнер юридической фирмы ФБК LEGAL, к.ю.н.
Яркое дело со знаком «плюс»
Конституционное право
Почему не выполняется решение Конституционного Суда РФ?
03 Декабря 2019
Шумилов Глеб
Шумилов Глеб
Юрист Коллегии адвокатов города Москвы «Правовик-К»
А воз и ныне там…
Конституционное право
Необходимость изменения нормы уголовно-процессуального закона, предписанная Конституционным Судом РФ, много лет остается без внимания
03 Декабря 2019
Костина Марина
Костина Марина
Адвокат Юридической группы «Яковлев и Партнеры»
Только в судебном заседании
Гражданское право и процесс
Подход судов к рассмотрению дела не должен противоречить основным принципам судопроизводства – состязательности и равноправия сторон
03 Декабря 2019
Павлов Максим
Адвокат, член коллегии адвокатов «Титул»
Правовые коллизии
Гражданское право и процесс
Единообразный подход к рассмотрению исковых требований граждан и организаций о защите их чести, достоинства или деловой репутации, опороченных при рассмотрении другого судебного дела, пока не сформирован
03 Декабря 2019
Юркевич Мария
Юркевич Мария
Юрист группы компаний «Крикунов и партнеры»
Три аспекта правового запрета
Гражданское право и процесс
Об обусловленности правовой позиции, изложенной в п. 11 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. № 3
03 Декабря 2019