×

Урегулирование ограничений

О принятых поправках в Закон о психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании
Айрапетян Нарине
Айрапетян Нарине
Адвокат АП Ставропольского края

Федеральным законом от 4 августа 2023 г. № 465-ФЗ в ст. 37 Закона РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» (далее – Закон, Закон о психиатрической помощи) внесены изменения1, вступающие в силу с 1 сентября 2024 г. Попытаемся проанализировать, как они повлияют на правоприменительную практику, создадут ли еще больше оснований для ограничения прав пациентов психиатрических стационаров.

В действующей редакции ч. 2 ст. 37 Закона2 указаны следующие права пациентов, находящихся на лечении или обследовании в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях:

  • обращаться непосредственно к главному врачу или заведующему отделением по вопросам лечения, обследования, выписки из медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, и соблюдения прав, предоставленных Законом;
  • подавать без цензуры жалобы и заявления в органы представительной и исполнительной власти, в прокуратуру, в суд, к адвокату, в государственное юридическое бюро (при наличии);
  • встречаться с адвокатом, работником или уполномоченным лицом госюрбюро и со священнослужителем наедине;
  • исполнять религиозные обряды, соблюдать религиозные каноны, включая пост, иметь религиозные атрибутику и литературу, если это не нарушает внутренний распорядок медорганизации;
  • выписывать газеты и журналы;
  • получать общее образование, в том числе по адаптированной образовательной программе;
  • получать наравне с другими гражданами вознаграждение за труд в соответствии с его количеством и качеством, если пациент участвует в производительном труде. 

В новой редакции данной нормы в абз. 1 словосочетание «Все пациенты, находящиеся» изменено на «Пациент, находящийся»; абз. 3 и 4 изложены в следующей редакции:

  • «подавать без цензуры жалобы, обращения и заявления адвокату, в органы законодательной и исполнительной власти, прокуратуру, суд, государственное юридическое бюро (при наличии), иные государственные органы и организации, негосударственные организации, а также получать без цензуры от таких органов, организаций и лиц адресованные этому пациенту почтовые отправления (письменную корреспонденцию, посылки, бандероли);
  • общаться конфиденциально, в том числе встречаться наедине, с родственниками, со своим законным представителем, с адвокатом, работником или уполномоченным лицом государственного юридического бюро (при наличии), со священнослужителем, с представителями государственных органов и организаций, негосударственных организаций, указанных в статье 46 настоящего Закона».

Таким образом, изменениям подверглись только абз. 3 и 4, при этом их скорректированная формулировка, как представляется, расширила не только права пациентов, предусмотрев более полный перечень организаций, в которые можно без цензуры подавать жалобы и получать на них ответы, но и перечень лиц для конфиденциального общения.

В ч. 3 ст. 37 Закона зафиксированы права пациентов, которые могут быть ограничены по рекомендации лечащего врача заведующим отделением или главврачом медорганизации в интересах здоровья или безопасности как пациентов, так и других лиц, а именно:

  • вести переписку без цензуры;
  • получать и отправлять посылки, бандероли и денежные переводы;
  • пользоваться телефоном;
  • принимать посетителей;
  • иметь и приобретать предметы первой необходимости, пользоваться собственной одеждой.

Новая редакция ч. 3 ст. 37 Закона выглядит следующим образом: «В интересах здоровья или безопасности пациентов, а также в интересах здоровья или безопасности других лиц на основании решения, принятого заведующим отделением или главным врачом по рекомендации лечащего врача, пациент может быть временно ограничен в следующих правах:

  • вести переписку без цензуры;
  • получать и отправлять почтовые отправления (письменную корреспонденцию, посылки, бандероли) и денежные переводы;
  • принимать посетителей;
  • иметь, приобретать предметы первой необходимости, телефон, иные технические средства связи, собственную одежду и пользоваться ими;
  • пользоваться техническими средствами связи медицинской организации, предназначенными для общего пользования».

Кроме того, ст. 37 дополнена ч. 3.1–3.3 следующего содержания: «3.1. В решении об ограничении прав пациента должны быть указаны конкретные обстоятельства, послужившие основанием для принятия такого решения.

3.2. Ограничение прав пациента осуществляется в следующих формах:

  • удержание исходящих и входящих почтовых отправлений (письменной корреспонденции, посылок, бандеролей);
  • определение особых условий пользования телефоном, иными техническими средствами связи посредством ограничения круга лиц, с которыми пациент может поддерживать связь, количества сеансов связи в течение суток и их продолжительности, отступления от принципа конфиденциальности общения;
  • ограничение числа посетителей и круга лиц, с которыми пациент может встречаться, в том числе в ежедневном режиме, продолжительности одной встречи, отступление от принципа конфиденциальности встреч с посетителями;
  • определение перечня предметов, запрещенных к хранению и использованию пациентом.

3.3. Порядок принятия решения об ограничении прав пациента, выбора формы и продолжительности устанавливаемых ограничений прав пациента, а также порядок извещения пациента о принятии такого решения устанавливается Правительством Российской Федерации».

Таким образом, ст. 37 Закона о психиатрической помощи, ранее не предусматривавшая обязанности указывать конкретные обстоятельства, послужившие основанием для принятия решения о временном ограничении в правах, теперь эту обязанность содержит. Указаны также формы ограничения прав пациентов. Данные изменения, как представляется, направлены на защиту прав пациентов от произвольного ограничения без допустимых и вполне предсказуемых оснований. Одновременно с этим нужно учитывать, что несмотря на законодательное закрепление область психиатрии – как, впрочем, любая другая область медицины – довольно сложна, поэтому ошибки, в том числе намеренного характера, к сожалению, вряд ли окажутся полностью нивелированы.

С правами, закрепленными в ст. 37 Закона, корреспондируют нормы Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации». Так, в ч. 5 ст. 19 Закона об охране здоровья закреплены следующие права пациентов на:

  • выбор врача и медорганизации в соответствии с Законом;
  • профилактику, диагностику, лечение, медицинскую реабилитацию в медорганизациях в условиях, соответствующих санитарно-гигиеническим требованиям;
  • получение консультаций врачей-специалистов;
  • облегчение боли, связанной с заболеванием, состоянием и (или) медицинским вмешательством, методами и лекарственными препаратами, в том числе наркотическими и психотропными;
  • получение информации о своих правах и обязанностях, о состоянии своего здоровья, выбор лиц, которым в интересах пациента может быть передана информация о состоянии его здоровья, в том числе после смерти;
  • получение лечебного питания в случае нахождения пациента на лечении в стационарных условиях;
  • защита сведений, составляющих врачебную тайну;
  • отказ от медицинского вмешательства.

При некачественном оказании медицинских услуг пациент вправе требовать:

  • возмещения вреда, причиненного здоровью при оказании ему медпомощи;
  • допуска к нему адвоката или законного представителя для защиты его прав;
  • допуска к нему священнослужителя (если пациент находится в стационаре – предоставления условий для отправления религиозных обрядов, проведение которых возможно в стационарных условиях, в том числе предоставления отдельного помещения, если это не нарушает внутренний распорядок медорганизации).

Следует отметить, что Закон об охране здоровья не устанавливает ограничений указанных прав в зависимости от заболевания (состояния) пациента. Следовательно, правовой статус лица (пациента) при оказании психиатрической помощи определяется общим правовым статусом пациента при обращении за оказанием медпомощи и ее получением, а также специальным правовым статусом пациента психиатрического учреждения. Эти права сформулированы как в ст. 5 Закона о психиатрической помощи применительно к лицам, страдающим психическими расстройствами, и в ст. 37 применительно к пациентам психиатрических стационаров. Правовой статус лица при оказании психиатрической помощи определяется помимо прочего его принадлежностью к отдельным группам населения, категориям граждан. Он может также определяться особым (индивидуальным) правовым статусом конкретного лица. Наконец, правовой статус пациента зависит от того, оказывается психиатрическая помощь бесплатно или на платной основе. Так, если данный вид помощи оказывается платно, пациент приобретает статус потребителя (пользователя) медицинских услуг, права которого, в частности, регулируются Законом о защите прав потребителей.

Возвращаясь к вопросу об ограничениях прав пациентов психиатрических клиник, ч. 3 ст. 37 Закона о психиатрической помощи – как ранее, так и после внесения указанных изменений – предусматривает исчерпывающий перечень прав пациента, которые могут быть ограничены в интересах его здоровья и безопасности. Так, ранее законодатель указывал лишь цель ограничения таких прав (интересы здоровья и безопасности граждан), не предусматривая меру (объем), способы и сроки ограничения, что на практике зачастую приводило не только к произвольной степени и форме ограничения, но и фактически к лишению пациента перечисленных прав. Несмотря на то что некоторая неопределенность Закона о психиатрической помощи, например в части права пациентов психиатрических стационаров на ежедневные прогулки, сохраняется и после внесения изменений в исследуемом аспекте, урегулирование формы и способов ограничений оцениваю как позитивный шаг на пути совершенствования законодательства в области психиатрии.


1 Поправки вступят в действие с 1 сентября 2024 г.

2 Изменения были внесены Федеральным законом от 25 ноября 2013 г. № 317-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации по вопросам охраны здоровья граждан в Российской Федерации».

Рассказать:
Другие мнения
Антонова Екатерина
Антонова Екатерина
Адвокат АП Краснодарского края, КА «Антонова и партнеры»
ВС предложил новую модель апелляционного обжалования в гражданском процессе
Гражданское право и процесс
Эффект от нововведений может носить двоякий характер
15 июля 2024
Березина Марина
Березина Марина
Адвокат АП г. Москвы, МГКА «Новиков и партнеры»
Банкротство по новым правилам
Арбитражный процесс
Изменения, которые можно оценить положительно, и вопросы, представляющиеся спорными
01 июля 2024
Якупов Тимур
Якупов Тимур
Юрист, партнер агентства практикующих юристов «Правильное право», помощник депутата Госдумы РФ С.В. Авксентьевой
«Отпуск» за собственный счет?
Гражданское право и процесс
Правомерность начисления частными детсадами платы за услуги в период отсутствия воспитанника
25 июня 2024
Лапшина Анна
Лапшина Анна
Старший юрист практики IP и IT BIRCH LEGAL
«Два нарушения по цене одного»
Право интеллектуальной собственности
Почему проект поправок в ст. 1515 ГК требует существенной доработки
25 июня 2024
Антонова Екатерина
Антонова Екатерина
Адвокат АП Краснодарского края, КА «Антонова и партнеры»
Судебную защиту для бизнеса предлагается упростить
Арбитражный процесс
О законодательной инициативе передать споры с участием самозанятых лиц и ИП в арбитражные суды
20 июня 2024
Михайловская Елена
Михайловская Елена
Адвокат АП Московской области, советник уголовно-правовой практики ALLIANCE LEGAL CG
Правовые последствия для операторов в случае утечки персональных данных
Производство по делам об административных правонарушениях
Законопроектные инициативы
20 июня 2024
Яндекс.Метрика