×

Необходим единый Стандарт

Согласно Федеральному закону «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» каждый адвокат обязан повышать уровень квалификации. Это требование основано не только на корреляции общепринятым нормам для всех категорий работников, но и на понимании высокого статуса адвоката в гражданском обществе.

Бесспорно, в идеале следует исходить из презумпции добросовестности адвокатов в самосовершенствовании, приобретении новых навыков и компетенций, актуализации самопрезентации в профессии. Однако далеко не все адвокаты проходят курсы повышения квалификации и участвуют в таких мероприятиях, как круглые столы, конференции, семинары и т. д.

Можно возразить, что адвокаты – не публичные общественные деятели или научные исследователи, а профессиональные советники по правовым вопросам, в связи с чем навязывание им более активной внешней позиции – вмешательство в фактически самостоятельную профессию.

На практике, к сожалению, мы сталкиваемся и с нарушениями адвокатами норм КПЭА, и с некомпетентным поведением, и с незнанием законодательства, что свидетельствует в пользу необходимости контроля со стороны корпорации. Однако подчеркну, что контроль в контексте обсуждаемой темы не должен быть формальным.

Замечу, что изучение практики надзора региональных адвокатских палат позволяет сделать вывод об отсутствии единообразия в повышении квалификации адвокатов. В некоторых субъектах РФ органы палат активно проводят мероприятия по повышению квалификации, в других отсутствует элементарный контроль за наличием документов о повышении квалификации, адвокатов не побуждают к повышению профессионального уровня, хотя такая задача входит в обязанности советов палат.

Приведу еще один довод в пользу принятия единого Стандарта. Возраст значительной части российских адвокатов не превышает 40 лет, положительно зарекомендовали себя советы молодых адвокатов, созданные как в ФПА РФ, так и в палатах многих субъектов РФ.

Читайте также
Стандарт повышения квалификации
Адвокаты - о том, какие вопросы должны быть учтены при создании проекта Стандарта повышения квалификации адвокатов
30 Апреля 2019 Дискуссии

Следует учитывать, что «адвокатская молодежь» воспитана Болонской системой образования и настроена на четкие правила, тестирование, схемы и порядок действий, использование интернет-площадок и дистанционное обучение. Как бы ни было рассогласовано такое видение с нами – адвокатами, воспитанными на классической, творческой школе и практике адвокатуры, – мы обязаны соответствовать реалиям и тенденциям, диктуемым временем, в котором мы живем и практикуем.

В связи с этим хочу высказать мнение по наиболее острым, на мой взгляд, вопросам, касающимся проектов Стандарта повышения квалификации.

Адвокаты должны иметь возможность сами выбирать курсы

Относительно указания в проектах № 1 и № 3 конкретных образовательных курсов.

Несмотря на то что я преподаю на курсах на базе Российской академии адвокатуры и нотариата и позиция, которую я выскажу, не отвечает моим личным интересам, я считаю ее честной с точки зрения адвоката – члена корпорации.

Императивное указание на необходимость прохождения конкретных курсов, организуемых ФПА РФ и палатами субъектов, может быть воспринято как лоббирование финансовых интересов лекторов и учебных заведений, аффилированных с советами, что недопустимо.

Следует обратить особое внимание на проект № 3, закрепляющий абсолютную монополию на повышение квалификации за Высшими курсами повышения квалификации ФПА РФ, а также курсами и лекторами, одобренными советами палат субъектов РФ, причем только в закрытом перечне по темам, которые предложены ФПА РФ и, собственно, соответствуют программе Высших курсов.

Бесспорно, на Высших курсах и курсах, организуемых палатами субъектов РФ (например, АП г. Москвы, АПМО, АП Ставропольского края, АП Воронежской области и т. д.), преподают высококлассные специалисты, занятия которых посещают большое число слушателей, и эти курсы не нуждаются в дополнительной рекламе.

Однако с целью сохранить самостоятельность адвокатов в выборе способа повышения квалификации, а также не допустить подозрений в лоббировании и коррупционных связях (что сейчас «модно», к сожалению, часто без каких-либо логических оснований, не говоря о доказательствах), считаю правильным сделать указания на конкретные курсы диспозитивными, рекомендательными.

Уверена, что формулировка Стандарта в этой части связана с желанием предотвратить некомпетентный подход, формализацию повышения квалификации. Однако все уже продумано законодателем – удостоверения о повышении квалификации имеют право выдавать только специально аккредитованные учебные заведения и лица, уполномоченные по итогам проверки компетенции.

Повышение квалификации для стажеров – излишняя норма

Положения о необходимости повышения квалификации помощниками и стажерами адвокатов вызвали, с моей точки зрения, обоснованную дискуссию. Полагаю, что нормы, предложенные в проектах, опережают действующее законодательство об адвокатуре, изменения в которое еще не приняты. На мой взгляд, неправильно обязывать повышать квалификацию стажеров, в отличие от помощников, которые являются наемными работниками и могут довольствоваться на законных основаниях своей трудовой функцией много лет.

Со стажерами в настоящее время также заключается трудовой договор на срок от года до двух лет. Таким образом, по смыслу закона стажеры адвокатов имеют целью прохождение стажировки и приобретение по ее итогам навыков и компетенций, позволяющих претендовать на прохождение квалификационного экзамена.

То есть эффективное обучение является целью как стажера, так и его куратора-адвоката. Дополнительную обязанность стажеров проходить курсы повышения квалификации считаю излишней. Тем более следует учитывать разумную периодичность – выходит, что стажер при принятии на работу сразу должен в течение года-двух повысить свою квалификацию как стажера.

Напротив, помощники адвоката как работники, основной целью которых является помощь адвокату и выполнение его поручений, должны повышать свою квалификацию, но адвокатское образование само должно определиться и решить, какой работник устраивает коллегию, адвокатский кабинет, бюро или консультацию.

Продуктивность повышения квалификации стажерами и помощниками, претендующими на приобретение статуса адвоката, проверяется квалификационными комиссиями в ходе экзамена. Отмечу, что в бытность членом квалификационной комиссии я обращала внимание, что многие прошедшие стажировку и работающие помощниками адвоката самостоятельно и в коллаборации с курирующими адвокатами стремились повышать квалификацию, что подтверждалось материалами личных дел.

В интересах корпорации и в качестве мотивирующего фактора стоит принять предложение о зачете часов повышения квалификации в период стажировки в первый год деятельности в качестве адвоката. Это, на мой взгляд, справедливо по отношению к стажерам с экономической точки зрения, так как они сознательно изыскали собственные средства на стажировку, не имея возможности заработка (если курсы платные), а в случае «Введения в профессию» их знания в первый год адвокатской практики свежи и в обновлении в ходе идентичного по сути курса не нуждаются.

В связи с этим полагаю целесообразным установить в качестве стимулирующей меры зачет часов адвокатам-кураторам за обучение стажеров – например, 10 часов за год стажировки одного стажера. Это справедливо, так как адвокат в данном случае выполняет педагогическую функцию, и если осуществлять, как предложено в проектах, зачет преподавательской деятельности в повышение квалификации, то в случае со стажировкой усматривается аналогия.

В данном контексте хочу обратить внимание на положения проектов, обязывающие предусмотреть в бюджете палат статью расходов с учетом требований об обязательном повышении квалификации. Таким образом, за счет членских взносов всех адвокатов будут проходить обучение чьи-то стажеры. Такую постановку вопроса считаю неверной не только в части стажеров, но и монополии на обучение на конкретных курсах, оплаты лекторам на вебинарах, фактически навязываемых адвокатам в обязательном порядке.

С моей точки зрения, если адвокат платит деньги, он вправе выбирать курс обучения, который одобрен в России и в мире по общим стандартам образования и повышения квалификации.

Стаж как преференция?

Динамика законодательных изменений и отсутствие единообразия правоприменения диктуют необходимость постоянного самосовершенствования адвоката. Логичным представляется установление повышенного критерия по сравнению с принятым (раз в 5 лет).

На мой взгляд, целесообразно установить 40 обязательных часов повышения квалификации в год с проверкой раз в 3 года – то есть 120 часов за 3 учетных года.

В то же время представляется необоснованным ранжирование необходимых и достаточных часов в зависимости от стажа адвокатской деятельности, поскольку такая норма может быть расценена как дискриминационная. На адвокатов, независимо от стажа, распространяются требования Закона об адвокатуре и КПЭА, поэтому не могу согласиться с тем, что адвокаты с наибольшим стажем заведомо признаются более квалифицированными и менее нуждающимися в повышении квалификации. Такие преференции необоснованны.

Если адвокат – преподаватель

Спорным, на мой взгляд, является также зачет участия адвоката в конференциях, преподавательской деятельности и мероприятиях, проводимых палатами.

Поддержу предложенный в проектах подход о зачете в повышение квалификации участия в общественной жизни и преподавания. Преподаватели в силу должностной инструкции и трудового договора обязаны повышать свою квалификацию, что контролируется работодателем.

Однако дублирование нормы не представляется правильным. Важно учитывать, что многие преподаватели работают по договорам подряда и не являются штатными сотрудниками учебных заведений, поэтому во избежание неисполнения обязанности адвоката по повышению квалификации необходимо усилить контроль со стороны ФПА РФ и региональных палат.

Думается, было бы правильным засчитывать преподавание вне вуза (курсы, лекции, семинары разовые) определенным количеством часов, а повышение квалификации по месту работы в вузе, например, приравнивать к повышению квалификации адвоката, если оно соответствует профилю. Это, кстати, также не позволяет ФПА императивно определять конкретные курсы, которые могут не совпасть с теми, где адвокат-преподаватель обучался за счет работодателя.

Также считаю необходимым в данном контексте предусмотреть в Стандарте четкую схему и методику зачета часов. Предлагаемые инициаторами проектов формулировки, предоставляющие советам палат право произвольно и неконтролируемо решать данный вопрос в каждом конкретном случае, не выдерживают критики.

Полагаю, что на уровне ФПА следует установить, сколько часов будет зачтено адвокату и за какое участие. Это касается и преподавательской деятельности. Формулировки «совет вправе зачесть» открывают, на мой взгляд, поле для произвола (хотя, бесспорно, исхожу из того, что члены совета – добросовестные адвокаты, первые среди равных) и неизбежно приведут к конфликтам между адвокатами и палатами. Кроме того, остается неясным, по какой методике сами члены советов будут осуществлять зачет часов? В этой части проекты также считаю необходимым доработать.

Участие в квалификационной комиссии и совете палаты – не повышение квалификации

Несомненно, деятельность членов совета и квалификационной комиссии крайне важна, ресурсозатратна и во многом носит альтруистический характер, и им приходится автоматически ежедневно повышать квалификацию.

В то же время не могу согласиться с зачетом их работы в повышение квалификации. Этот труд, хотя и недостаточно, но оплачивается, и его нельзя отнести к преподавательскому, поэтому система дополнительных поощрений в данном случае применяться не должна. Вряд ли члены совета и комиссии могут быть ущемлены в данном случае, так как большинство из них также выступают в качестве спикеров на многочисленных мероприятиях, принимают участие в конференциях, являются лекторами (преподавателями) на курсах повышения квалификации адвокатов, а также занимаются научной деятельностью.

Рассказать:
Другие мнения
Лапинский Владислав
Лапинский Владислав
Председатель президиума КА «Лапинский и партнеры»
В традициях присяжной адвокатуры
Адвокатура, государство, общество
Современный закон частично повторяет положения Судебных Уставов об обжаловании дисциплинарных дел адвокатов
23 Марта 2020
Сустина Татьяна
Сустина Татьяна
Член Комиссии по защите прав адвокатов АП Московской области, руководитель семейной практики КА г. Москвы № 5
«Женское право»: первые итоги социального проекта
Адвокатура, государство, общество
Положительную динамику в защите прав семьи, материнства и детства обеспечит системный подход
06 Марта 2020
Лапинский Владислав
Лапинский Владислав
Председатель президиума КА «Лапинский и партнеры»
Особенности обжалования постановления суда о разрешении на проведение обыска у адвоката
Защита прав адвокатов
Что важно учитывать в таких случаях
03 Марта 2020
Гривцов Андрей
Гривцов Андрей
Адвокат, старший партнер АБ «ЗКС»
Уголовное преследование за «высокие» гонорары
Защита прав адвокатов
Представители власти видят в адвокатах врагов, мешающих достичь нужного обвинению результата
21 Февраля 2020
Обозов Александр
Обозов Александр
Председатель КА «Союз московских адвокатов»
Игра в одни ворота?
Правовые вопросы статуса адвоката
«Подводные камни» обязательного страхования профессиональной ответственности адвоката
03 Февраля 2020
Васильев Александр
Васильев Александр
Адвокат АП Московской области
Использовать разносторонний подход к ситуациям
Адвокатура и СМИ
Адвокат не должен искусственно замыкаться только на юридических методах работы
21 Января 2020