×
Трубецкой Никита
Трубецкой Никита
Исполнительный вице-президент адвокатской палаты Ставропольского края

На сайте «АГ» была опубликована статья Константина Кузьминых об урегулировании разногласий между адвокатами и их помощниками и стажерами. Хотелось бы принять участие в дискуссии о проблемах, поднятых в публикации коллеги.

Конфликты между адвокатами и их стажерами малочисленны и типичны для участников трудовых отношений
Как указывает Константин Кузьминых, «случаи конфликта интересов стажера или помощника адвоката и адвоката-наставника (руководителя адвокатского образования) встречаются достаточно редко». Здесь следует согласиться с коллегой. Малочисленность конфликтов, на мой взгляд, обусловлена тем, что, хотя со стажером и заключается трудовой договор, выполнение им трудовой функции и получение за это заработной платы являются для него факультативными. Он более заинтересован в обучении, приобретении юридического стажа, дающего право на сдачу квалификационного экзамена для получения статуса адвоката, приобретении знаний и навыков практической работы для успешного прохождения экзамена и начального этапа самостоятельной деятельности уже в качестве адвоката. При этом отношения стажера и работодателя, если это коллективное адвокатское образование, часто сводятся к формальностям, а реально контролирует исполнение стажером обязанностей по трудовому договору адвокат-наставник. В случае с адвокатскими кабинетами реальный и формальный работодатели совпадают. Отсюда и доверительные отношения между адвокатом-наставником и стажером.

Между тем бывают и исключения, которые, видимо, и влекут указанные автором статьи конфликты. Константин Кузьминых обоснованно, с учетом судебной практики, выделяет четыре типовые ситуации таких конфликтов: 1) неисполнение адвокатом (адвокатским образованием) обязанностей по уплате обязательных взносов за своего работника (ч. 5 ст. 27 и 28 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»); 2) нарушение адвокатом (адвокатским образованием) правил ст. 62 ТК РФ – о выдаче работнику документов; 3) отказ адвокатского образования продолжать исполнение трудового договора с работником по причине увольнения либо приостановления или прекращения статуса адвоката-наставника в ситуации, когда такое основание трудовым договором специально не оговорено; 4) дача адвокатом работнику адвокатского образования противоправных поручений, ответственность за исполнение которых адвокат нести не желает.

Первые две ситуации связаны с неисполнением работодателем своих прямых обязанностей, предусмотренных трудовым законодательством, и типичны для трудовых отношений. Специфики, присущей отношениям адвоката и стажера, здесь по большому счету нет. Третья ситуация может быть урегулирована путем применения положений трудового законодательства.

Внимания заслуживает четвертый случай. Очевидно, что работник в любой сфере деятельности не обязан исполнять заведомо противоправные поручения. Стажеры и помощники адвоката не исключение.

Рекомендации будущим адвокатам требуют доработки
В связи с существующей вероятностью возникновения конфликтов между стажерами и их наставниками Константин Кузьминых дает рекомендации будущим адвокатам. Понятно, что стимулом к их подготовке стала профессиональная деятельность коллеги Кузьминых: именно представительство интересов стажера адвоката позволило ему сделать вывод о незащищенности работников адвокатского образования. Он проделал серьезную работу – обобщил практику, выделил проблемы. И подготовленные рекомендации следует признать удачными. При этом они являются стандартами обычной осмотрительности любого работника и сводятся к советам фиксировать основные этапы процесса исполнения обязанностей и итоги своей деятельности на тот случай, если придется подтверждать те или иные обстоятельства в споре. Данные рекомендации могут помочь стажеру укрепить свои позиции в потенциальном споре с работодателем и окажутся полезными любым работникам в качестве правил разумной осмотрительности при заключении трудового договора и его исполнении.

Читайте также
Суд не защитил стажера адвоката, от которого отказался его наставник
По мнению суда, истец не представил доказательств своей стажировки у адвоката, несмотря на наличие множества свидетельств этому
10 Апреля 2018 Новости

Вместе с тем предложенные советы требуют доработки. В п. 2 рекомендаций указано, что стажеру следует «изучить СМИ об адвокате на предмет наличия прямых утверждений о его недобросовестности, исходя из того, что ч. 2 ст. 17 КПЭА предусматривает обязанность адвоката такие сведения опровергнуть». Однако для адвоката, как и для любого человека, это право, а не обязанность. Законодательство об адвокатской деятельности и адвокатуре не содержит норм, понуждающих адвоката опровергать утверждения о своей недобросовестности, сделанные в СМИ. Статья 17 КПЭА регламентирует вопросы допустимости информации об адвокатском образовании, размещенной, как правило, самим адвокатом в целях привлечения потенциальных доверителей. Соответствие такой «рекламы» законодательству об адвокатской деятельности, в том числе нормам этики, должен контролировать адвокат. Также и в случае, если недопустимая «реклама» размещена без ведома адвоката, но об этом ему стало известно, о чем он обязан уведомить Совет адвокатской палаты.

В п. 7 содержится разумная рекомендация об оформлении поручения адвоката с указанием на отношение этого поручения к адвокатской деятельности (реквизиты соглашения). Такая «бюрократия» не будет лишней в организации делопроизводства адвоката, при этом облегчит работу стажера, материализуя его полномочия для третьих лиц и на случай спора. В то же время, на мой взгляд, предлагаемое автором упоминание в таком поручении на «добросовестность указания» излишне. Все-таки добросовестность адвоката предполагается.

В п. 10 стажеру предлагается самостоятельно оценивать обстоятельства оказания адвокатом-наставником юридической помощи вне рамок адвокатской деятельности. При этом Константин Кузьминых указывает на неоднозначность отношения адвокатских палат к такой практике адвоката. Как мне кажется, стажеру не следует подменять дисциплинарные органы АП и давать оценку допустимости такой деятельности. Это зона профессиональной ответственности адвоката. В то же время здесь более чем уместно исполнение рекомендации из п. 7 о письменном оформлении поручения. Вышеуказанное в данном абзаце относимо и к рекомендации из п. 11 о внимательном отношении стажера «к возможному нарушению адвокатом-наставником запрета п. 10 ч. 1 ст. 9 КПЭА на оказание юридической помощи в условиях конфликта интересов доверителей».

К вопросу о правах и обязанностях стажеров и помощников
Наиболее важной мне представляется затронутая в п. 13 рекомендаций проблема, касающаяся действий стажера «в случае задержания, допроса и иных процессуальных действий в отношении стажера в связи с исполнением поручений адвоката». Стажеры и помощники не защищены гарантиями ст. 8 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее – Закон) о судебном решении, необходимом для проведения ОРМ и следственных действий в отношении адвоката, не обладают свидетельским иммунитетом, позволяющим не давать показания об обстоятельствах, связанных с оказанием юридической помощи. Возбуждение уголовного судопроизводства в отношении стажера (помощника) возможно в обычном порядке. Стажер (помощник) не может быть привлечен к дисциплинарной ответственности за нарушение Кодекса профессиональной этики адвоката. Таким образом, нарушение адвокатской тайны стажером (помощником) является несоблюдением условий трудового договора и влечет дисциплинарное взыскание в соответствии с трудовым законодательством. При таких обстоятельствах запрет на истребование от работника адвокатского образования сведений, охраняемых адвокатской тайной (ст. 18 Закона), и обязанность стажера (помощника) хранить адвокатскую тайну (ст. 27, 28 Закона) хоть и не являются сугубо декларативными, но по факту защищены слабо. Это особенно ярко проявляется в ситуациях, когда правоохранительные органы заинтересованы в получении необходимой информации. Если стажер (помощник) адвоката становится подозреваемым, то вопрос о даче показаний по поводу защищенных адвокатской тайной сведений – сугубо его выбор, обусловленный необходимостью собственной защиты. Указанный в п. 13 рекомендаций алгоритм действий (вызов адвоката-наставника в следственный орган и т.д.) не будет работать, поскольку не обеспечен нормами закона, а посему необязателен для следователя. Более того, в силу отсутствия прямого указания на запрет допроса стажера (помощника) адвоката в качестве свидетеля по обстоятельствам, защищенным адвокатской тайной, ничто не препятствует вызову и допросу стажера (помощника) в качестве свидетеля. Вместе с тем законность таких действий следователя подлежит проверке при обжаловании со ссылкой на законодательство об адвокатской деятельности. Вот здесь и может пригодиться наличие письменного поручения стажеру от адвоката.

На сегодня адвокатам следует воздерживаться от глубокого погружения стажера (помощника) в обстоятельства оказания юридической помощи, ограничиваясь отдельными поручениями, поскольку он оказывается уязвимым при попытках заинтересованных лиц нарушить адвокатскую тайну. Последующее обжалование действий должностных лиц, признание недопустимыми доказательств, полученных от стажера (помощника) с нарушением закона (ст. 18, 27, 28 Закона), порой являются слабым утешением для лица, чье право на конфиденциальность было нарушено. К сожалению, часто не то что стажеры (помощники), а сами адвокаты становятся заложниками безответственных, необоснованных и незаконных действий должностных лиц. Так, распространены случаи вызова адвокатов для допроса по обстоятельствам, связанным с профессиональной деятельностью, без судебного решения, имеются случаи доставки адвокатов для допроса приводом. Думаю, вопросы сохранения стажерами (помощниками) адвокатской тайны требуют проработки с целью подготовки рекомендаций как для адвокатов-наставников, так и для стажеров (помощников).

И последнее. В качестве отдельной проблемы автором указана «неопределенность в вопросе о допустимости участия стажеров/помощников адвоката в судебных заседаниях. Так, в ч. 2 ст. 27 и 28 Закона об адвокатской деятельности и адвокатуре указан прямой запрет на самостоятельное осуществление стажером или помощником адвокатской деятельности». В данном случае прежде всего следует учитывать то, что Закон об адвокатской деятельности запрещает стажеру и помощнику самостоятельно оказывать юридическую помощь на основе соглашения в порядке ст. 25 Закона либо исполнять соответствующие поручения по назначению. Такую деятельность могут вести только адвокаты. Работа стажера (помощника) в рамках заключенных с адвокатом-наставником соглашений допустима лишь под его руководством в виде отдельных поручений. При этом характер поручений, объем и вид юридической помощи в рамках отдельного поручения адвоката по возможности следует оговорить в соглашении.

Пределы самостоятельности стажера (помощника) при исполнении поручений адвоката, отграничение исполнения поручения адвоката от запрещенной законом самостоятельной деятельности относятся к вопросам факта, т.е. в каждом случае все зависит от установленных фактических обстоятельств.

В то же время закон не запрещает стажеру и помощнику самостоятельно оказывать юридическую помощь (за исключением той, которую может оказывать лишь лицо, получившее статус адвоката) на основании гражданско-правового либо трудового договора (по совместительству), если они делают это не в связи с работой в качестве стажера или помощника адвоката. В таком случае в отличие от работы по отдельным поручениям адвоката оказание юридической помощи не связано с адвокатской деятельностью наставника (работодателя), и он за данную деятельность стажера (помощника) не отвечает.

Рассказать:
Другие мнения
Шавин Василий
Шавин Василий
Адвокат ПА Нижегородской области, к.ю.н.
Поправки в «законопроект Клишаса»
Адвокатура, государство, общество
Вариант корректировки проблемных моментов в предложенных поправках в Закон об адвокатуре
14 Января 2019
Скабелина Лариса
Скабелина Лариса
К.психол.н., доцент кафедры адвокатуры Московского государственного юридического университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА)
Возможности фотографии
Адвокатский досуг
Об инструменте личностного и профессионального роста адвоката
26 Декабря 2018
Бородин Сергей
Бородин Сергей
Член Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам, управляющий партнер адвокатской конторы «Бородин и партнеры», вице-президент Международного Союза (Содружества) адвокатов по международным связям
Адвокатский опрос – не доказательство, но средство для их получения
Правовые вопросы статуса адвоката
Противоречивую практику можно преодолеть, обратившись к опыту Франции
20 Декабря 2018
Голенев Вячеслав
Голенев Вячеслав
Адвокат МКА «Железников и партнеры»
Участие адвоката в госзакупках юридической помощи
Адвокатура, государство, общество
Необходимо законодательно урегулировать фактически сложившиеся правоотношения
19 Декабря 2018
Сучков Андрей
Сучков Андрей
Исполнительный вице-президент ФПА РФ
Регулирование адвокатуры – дело адвокатуры
Адвокатура, государство, общество
Об участии в корпоративном нормотворчестве в установленных и доказавших свою эффективность процедурах
18 Декабря 2018
Шавин Василий
Шавин Василий
Адвокат ПА Нижегородской области, к.ю.н.
Корпоративные акты региональных палат: польза или вред?
Адвокатура, государство, общество
Назрела необходимость упорядочить нормотворческий процесс адвокатских палат
18 Декабря 2018