×
Трубецкой Никита
Трубецкой Никита
Исполнительный вице-президент адвокатской палаты Ставропольского края

На сайте «АГ» была опубликована статья Константина Кузьминых об урегулировании разногласий между адвокатами и их помощниками и стажерами. Хотелось бы принять участие в дискуссии о проблемах, поднятых в публикации коллеги.

Конфликты между адвокатами и их стажерами малочисленны и типичны для участников трудовых отношений
Как указывает Константин Кузьминых, «случаи конфликта интересов стажера или помощника адвоката и адвоката-наставника (руководителя адвокатского образования) встречаются достаточно редко». Здесь следует согласиться с коллегой. Малочисленность конфликтов, на мой взгляд, обусловлена тем, что, хотя со стажером и заключается трудовой договор, выполнение им трудовой функции и получение за это заработной платы являются для него факультативными. Он более заинтересован в обучении, приобретении юридического стажа, дающего право на сдачу квалификационного экзамена для получения статуса адвоката, приобретении знаний и навыков практической работы для успешного прохождения экзамена и начального этапа самостоятельной деятельности уже в качестве адвоката. При этом отношения стажера и работодателя, если это коллективное адвокатское образование, часто сводятся к формальностям, а реально контролирует исполнение стажером обязанностей по трудовому договору адвокат-наставник. В случае с адвокатскими кабинетами реальный и формальный работодатели совпадают. Отсюда и доверительные отношения между адвокатом-наставником и стажером.

Между тем бывают и исключения, которые, видимо, и влекут указанные автором статьи конфликты. Константин Кузьминых обоснованно, с учетом судебной практики, выделяет четыре типовые ситуации таких конфликтов: 1) неисполнение адвокатом (адвокатским образованием) обязанностей по уплате обязательных взносов за своего работника (ч. 5 ст. 27 и 28 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»); 2) нарушение адвокатом (адвокатским образованием) правил ст. 62 ТК РФ – о выдаче работнику документов; 3) отказ адвокатского образования продолжать исполнение трудового договора с работником по причине увольнения либо приостановления или прекращения статуса адвоката-наставника в ситуации, когда такое основание трудовым договором специально не оговорено; 4) дача адвокатом работнику адвокатского образования противоправных поручений, ответственность за исполнение которых адвокат нести не желает.

Первые две ситуации связаны с неисполнением работодателем своих прямых обязанностей, предусмотренных трудовым законодательством, и типичны для трудовых отношений. Специфики, присущей отношениям адвоката и стажера, здесь по большому счету нет. Третья ситуация может быть урегулирована путем применения положений трудового законодательства.

Внимания заслуживает четвертый случай. Очевидно, что работник в любой сфере деятельности не обязан исполнять заведомо противоправные поручения. Стажеры и помощники адвоката не исключение.

Рекомендации будущим адвокатам требуют доработки
В связи с существующей вероятностью возникновения конфликтов между стажерами и их наставниками Константин Кузьминых дает рекомендации будущим адвокатам. Понятно, что стимулом к их подготовке стала профессиональная деятельность коллеги Кузьминых: именно представительство интересов стажера адвоката позволило ему сделать вывод о незащищенности работников адвокатского образования. Он проделал серьезную работу – обобщил практику, выделил проблемы. И подготовленные рекомендации следует признать удачными. При этом они являются стандартами обычной осмотрительности любого работника и сводятся к советам фиксировать основные этапы процесса исполнения обязанностей и итоги своей деятельности на тот случай, если придется подтверждать те или иные обстоятельства в споре. Данные рекомендации могут помочь стажеру укрепить свои позиции в потенциальном споре с работодателем и окажутся полезными любым работникам в качестве правил разумной осмотрительности при заключении трудового договора и его исполнении.

Читайте также
Суд не защитил стажера адвоката, от которого отказался его наставник
По мнению суда, истец не представил доказательств своей стажировки у адвоката, несмотря на наличие множества свидетельств этому
10 Апреля 2018 Новости

Вместе с тем предложенные советы требуют доработки. В п. 2 рекомендаций указано, что стажеру следует «изучить СМИ об адвокате на предмет наличия прямых утверждений о его недобросовестности, исходя из того, что ч. 2 ст. 17 КПЭА предусматривает обязанность адвоката такие сведения опровергнуть». Однако для адвоката, как и для любого человека, это право, а не обязанность. Законодательство об адвокатской деятельности и адвокатуре не содержит норм, понуждающих адвоката опровергать утверждения о своей недобросовестности, сделанные в СМИ. Статья 17 КПЭА регламентирует вопросы допустимости информации об адвокатском образовании, размещенной, как правило, самим адвокатом в целях привлечения потенциальных доверителей. Соответствие такой «рекламы» законодательству об адвокатской деятельности, в том числе нормам этики, должен контролировать адвокат. Также и в случае, если недопустимая «реклама» размещена без ведома адвоката, но об этом ему стало известно, о чем он обязан уведомить Совет адвокатской палаты.

В п. 7 содержится разумная рекомендация об оформлении поручения адвоката с указанием на отношение этого поручения к адвокатской деятельности (реквизиты соглашения). Такая «бюрократия» не будет лишней в организации делопроизводства адвоката, при этом облегчит работу стажера, материализуя его полномочия для третьих лиц и на случай спора. В то же время, на мой взгляд, предлагаемое автором упоминание в таком поручении на «добросовестность указания» излишне. Все-таки добросовестность адвоката предполагается.

В п. 10 стажеру предлагается самостоятельно оценивать обстоятельства оказания адвокатом-наставником юридической помощи вне рамок адвокатской деятельности. При этом Константин Кузьминых указывает на неоднозначность отношения адвокатских палат к такой практике адвоката. Как мне кажется, стажеру не следует подменять дисциплинарные органы АП и давать оценку допустимости такой деятельности. Это зона профессиональной ответственности адвоката. В то же время здесь более чем уместно исполнение рекомендации из п. 7 о письменном оформлении поручения. Вышеуказанное в данном абзаце относимо и к рекомендации из п. 11 о внимательном отношении стажера «к возможному нарушению адвокатом-наставником запрета п. 10 ч. 1 ст. 9 КПЭА на оказание юридической помощи в условиях конфликта интересов доверителей».

К вопросу о правах и обязанностях стажеров и помощников
Наиболее важной мне представляется затронутая в п. 13 рекомендаций проблема, касающаяся действий стажера «в случае задержания, допроса и иных процессуальных действий в отношении стажера в связи с исполнением поручений адвоката». Стажеры и помощники не защищены гарантиями ст. 8 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее – Закон) о судебном решении, необходимом для проведения ОРМ и следственных действий в отношении адвоката, не обладают свидетельским иммунитетом, позволяющим не давать показания об обстоятельствах, связанных с оказанием юридической помощи. Возбуждение уголовного судопроизводства в отношении стажера (помощника) возможно в обычном порядке. Стажер (помощник) не может быть привлечен к дисциплинарной ответственности за нарушение Кодекса профессиональной этики адвоката. Таким образом, нарушение адвокатской тайны стажером (помощником) является несоблюдением условий трудового договора и влечет дисциплинарное взыскание в соответствии с трудовым законодательством. При таких обстоятельствах запрет на истребование от работника адвокатского образования сведений, охраняемых адвокатской тайной (ст. 18 Закона), и обязанность стажера (помощника) хранить адвокатскую тайну (ст. 27, 28 Закона) хоть и не являются сугубо декларативными, но по факту защищены слабо. Это особенно ярко проявляется в ситуациях, когда правоохранительные органы заинтересованы в получении необходимой информации. Если стажер (помощник) адвоката становится подозреваемым, то вопрос о даче показаний по поводу защищенных адвокатской тайной сведений – сугубо его выбор, обусловленный необходимостью собственной защиты. Указанный в п. 13 рекомендаций алгоритм действий (вызов адвоката-наставника в следственный орган и т.д.) не будет работать, поскольку не обеспечен нормами закона, а посему необязателен для следователя. Более того, в силу отсутствия прямого указания на запрет допроса стажера (помощника) адвоката в качестве свидетеля по обстоятельствам, защищенным адвокатской тайной, ничто не препятствует вызову и допросу стажера (помощника) в качестве свидетеля. Вместе с тем законность таких действий следователя подлежит проверке при обжаловании со ссылкой на законодательство об адвокатской деятельности. Вот здесь и может пригодиться наличие письменного поручения стажеру от адвоката.

На сегодня адвокатам следует воздерживаться от глубокого погружения стажера (помощника) в обстоятельства оказания юридической помощи, ограничиваясь отдельными поручениями, поскольку он оказывается уязвимым при попытках заинтересованных лиц нарушить адвокатскую тайну. Последующее обжалование действий должностных лиц, признание недопустимыми доказательств, полученных от стажера (помощника) с нарушением закона (ст. 18, 27, 28 Закона), порой являются слабым утешением для лица, чье право на конфиденциальность было нарушено. К сожалению, часто не то что стажеры (помощники), а сами адвокаты становятся заложниками безответственных, необоснованных и незаконных действий должностных лиц. Так, распространены случаи вызова адвокатов для допроса по обстоятельствам, связанным с профессиональной деятельностью, без судебного решения, имеются случаи доставки адвокатов для допроса приводом. Думаю, вопросы сохранения стажерами (помощниками) адвокатской тайны требуют проработки с целью подготовки рекомендаций как для адвокатов-наставников, так и для стажеров (помощников).

И последнее. В качестве отдельной проблемы автором указана «неопределенность в вопросе о допустимости участия стажеров/помощников адвоката в судебных заседаниях. Так, в ч. 2 ст. 27 и 28 Закона об адвокатской деятельности и адвокатуре указан прямой запрет на самостоятельное осуществление стажером или помощником адвокатской деятельности». В данном случае прежде всего следует учитывать то, что Закон об адвокатской деятельности запрещает стажеру и помощнику самостоятельно оказывать юридическую помощь на основе соглашения в порядке ст. 25 Закона либо исполнять соответствующие поручения по назначению. Такую деятельность могут вести только адвокаты. Работа стажера (помощника) в рамках заключенных с адвокатом-наставником соглашений допустима лишь под его руководством в виде отдельных поручений. При этом характер поручений, объем и вид юридической помощи в рамках отдельного поручения адвоката по возможности следует оговорить в соглашении.

Пределы самостоятельности стажера (помощника) при исполнении поручений адвоката, отграничение исполнения поручения адвоката от запрещенной законом самостоятельной деятельности относятся к вопросам факта, т.е. в каждом случае все зависит от установленных фактических обстоятельств.

В то же время закон не запрещает стажеру и помощнику самостоятельно оказывать юридическую помощь (за исключением той, которую может оказывать лишь лицо, получившее статус адвоката) на основании гражданско-правового либо трудового договора (по совместительству), если они делают это не в связи с работой в качестве стажера или помощника адвоката. В таком случае в отличие от работы по отдельным поручениям адвоката оказание юридической помощи не связано с адвокатской деятельностью наставника (работодателя), и он за данную деятельность стажера (помощника) не отвечает.

Рассказать:
Другие мнения
Никонов Максим
Никонов Максим
Адвокат Центральной коллегии адвокатов г. Владимира, к.ю.н.
«Казус Беньяша»: под защитой ст. 11 Конвенции
Защита прав адвокатов
Влияет ли нахождение в «радиусе действия» митинга на адвокатский статус и корпоративную защиту?
17 Октября 2018
Нетупский Павел
Нетупский Павел
Журналист, главный редактор Агентства правовой информации, член Совета Гильдии судебных репортеров
Дело Беньяша: от культурного раскола к культурной революции
Защита прав адвокатов
Сложившаяся ситуация разделила сообщество на два лагеря: «радикалов» и «скептиков»
17 Октября 2018
Жуков Андрей
Жуков Андрей
Президент АП Новосибирской области, член Совета ФПА

Адвокатуре нужны единство и стабильность
Правовые вопросы статуса адвоката
Поправки в Закон об адвокатуре предлагают отказаться от застывших форм, сдерживающих самонастройку
16 Октября 2018
Назаров Ерлан
Назаров Ерлан
Председатель Комиссии по защите прав адвокатов АП Белгородской области, председатель МКА «Паритет»
Адвокатура под колпаком спецслужб?
Адвокатура, государство, общество
Существование спецподразделений «против» адвокатов – негативно как для адвокатов, так и для их доверителей
16 Октября 2018
Орлов Александр
Орлов Александр
Советник ФПА РФ, член Совета АП Московской области
О деле Беньяша: нападением на корпорацию не пахнет
Защита прав адвокатов
Хайп может только трансформировать образ адвоката в образ Петрушки
12 Октября 2018
Гаспарян Нвер
Гаспарян Нвер
Советник ФПА РФ, председатель Комиссии по защите прав адвокатов АП Ставропольского края
О деле Михаила Беньяша
Защита прав адвокатов
Необходимо защитить коллегу, но революционные призывы политического характера из уст адвоката – «заплыв за буйки»
08 Октября 2018