×
Лямин Алексей
Лямин Алексей
Адвокат АП г. Москвы, АБ «Китсинг и партнеры»

Проверка законности решений судов, связанных с избранием или продлением меры пресечения, – один из вопросов, входящих в компетенцию суда кассационной инстанции. Как правило, кассация при выявлении подобных нарушений при избрании и продлении меры пресечения отменяет акты нижестоящих судов и направляет материал на новое рассмотрение.

Вместе с тем в практике встречаются, хотя и редкие, но все же исключения, когда ошибки нижестоящих судов исправляются «на месте» – т.е. непосредственно кассационной инстанцией.

Читайте также
КС не нашел неопределенности в нормах УПК о порядке обжалования решений о заключении под стражу
Как указал Суд, разрешение вопроса о мере пресечения апелляцией и кассацией не предполагает возможность обжалования их решений в апелляционном порядке и не может расцениваться как нарушение права на судебную защиту
30 мая 2019 Новости

Наиболее распространенная причина принятия судом кассационной инстанции подобных решений – невозможность направления дела на новое рассмотрение. Это связано, в первую очередь, с истечением сроков избранной (продленной) меры пресечения.

Появление такого подхода на практике обусловлено правовой позицией Конституционного Суда РФ, содержащейся в Определении от 26 марта 2019 г. по делу № 656-О. В определении указано, в частности, что суд уполномочен отменить решение и направить материалы на новое рассмотрение для решения вопроса о мере пресечения лишь на будущее время, а не на тот период, когда мера уже была фактически исполнена.

На практике суды кассационной инстанции самостоятельно разрешают вопрос о мере пресечения в следующих случаях:

  • обвиняемый уже освобожден и не находится под стражей (определение Второго КСОЮ от 2 июля 2020 г. по делу № 7У-5120/2020);
  • в отношении лица вынесен приговор (определение Второго КСОЮ от 27 февраля 2020 г. по делу № 7У-113/2020);
  • постановление о возбуждении уголовного дела в отношении данного лица отменено (определение Первого КСОЮ от 16 ноября 2021 г. по делу № 7У-12582/2021);
  • мера пресечения была исполнена (определение Четвертого КСОЮ от 15 июля 2020 г. по делу № 7У-6649/2020);
  • лицо содержится под стражей по иному решению суда (постановление Второго КСОЮ от 24 февраля 2022 г. по делу № 7У-3/2022);
  • в отношении лица уже избрана мера пресечения по иному уголовному делу (определение Второго КСОЮ от 27 октября 2021 г. по делу № 7У-11425/2021);
  • вынесен приговор с назначением наказания в виде лишения свободы (постановление Шестого КСОЮ от 16 марта 2022 г. по делу № 7У-291/2022).

Как видим, практика идет по устоявшемуся пути: кассационная инстанция проверяет законность только того судебного акта, который был обжалован той или иной стороной дела. Если к моменту рассмотрения кассацией срок меры пресечения уже продлен другим решением, проверяющая инстанция к его оценке на предмет законности не приступает.

Но как из любого правила есть исключение, так и в любой устоявшейся практике встречается альтернативный подход. Так, Пятый КСОЮ определением от 15 октября 2021 г. № 77-1629/2021 отменил не только обжалуемые акты, но и те постановления, которые не обжаловались.

Обратимся к обстоятельствам этого редкого для практики примера.

Сторона защиты обратилась в кассацию для проверки постановления Ессентукского городского суда Ставропольского края от 1 июня 2021 г. и апелляционного постановления Ставропольского краевого суда от 24 июня 2021 г. в части законности продления срока стражи Д., обвиняемому по ч. 3 ст. 290 УК РФ. При избрании меры пресечения срок стражи составлял два месяца. Впоследствии следователь обратился в суд с ходатайством о продлении срока содержания еще на три месяца.

В качестве обоснования продления меры пресечения суд первой инстанции привел невозможность окончания расследования в установленные законом сроки, а также наличие достаточных оснований полагать, что Д. может скрыться от органов следствия и суда, оказать давление на свидетелей. Достаточным доказательством для таких выводов стала информация 17-го отдела («К») Оперативного управления ГУСБ МВД России от 25 мая 2021 г.

Апелляционная инстанция не нашла оснований для отмены постановления первой инстанции, однако изменила судебный акт, исключив из описательно-мотивировочной части ссылку на информацию ГУСБ МВД России.

Пятый КСОЮ, рассматривая доводы кассационной жалобы, обоснованно пришел к выводу, что информация отдела полиции была единственным доказательством наличия обстоятельств для избрания обвиняемому меры пресечения (ст. 97 УПК РФ). Следовательно, поскольку апелляция исключила данную информацию из решения первой инстанции, то и основания полагать, что обвиняемый может скрыться от органов следствия и суда, а также оказать давление на свидетелей, отсутствуют.

Закономерно, что при изложенных обстоятельствах кассация пришла к обоснованному выводу о необходимости отмены принятых судебных актов. Однако, установив, что аналогичные нарушения были допущены и в последующих решениях о продлении Д. срока стражи, кассация отменила и эти судебные акты, которые никем не обжаловались и предметом разбирательства не являлись.

Такие действия кассационный суд обосновал ссылкой на ч. 1 ст. 401.6 УПК, что представляется недопустимым, поскольку указанная статья позволяет выйти за пределы доводов жалобы, но не обжалуемых актов. Предметом рассмотрения суда кассационной инстанции являются конкретные судебные акты, доводы о незаконности которых содержатся в жалобе (ст. 401.1, 401.3 и 401.4 УПК).

Вместе с тем выход за пределы судебного разбирательства позволил суду кассационной инстанции не просто формально признать судебные акты незаконными, но и отменить стражу, избрав обвиняемому в качестве меры пресечения домашний арест.

Таким образом, формальное нарушение уголовно-процессуального законодательства позволило суду достичь цели, возложенной на суды при осуществлении контроля, – освобождение лица, оснований для содержания под стражей которого не имеется.

Полагаю, именно к такому судебному контролю и стоит стремиться, поскольку формальное признание части срока содержания под стражей незаконным – притом, что обвиняемый продолжает содержаться под стражей, – вряд ли можно назвать эффективным. Вместе с тем, если нормы УПК, ограничивающие предмет рассмотрения суда кассационной инстанции, останутся без изменений, описанный в этой статье подход продолжит быть «альтернативным».

Рассказать:
Другие мнения
Смирнова Виолетта
Смирнова Виолетта
Адвокат АП г. Москвы, МГКА «Сокальский, Филиппов и партнеры»
Правовая природа объяснений, полученных на стадии проверки сообщения о преступлении
Уголовное право и процесс
Использование их в качестве доказательств по уголовному делу
05 декабря 2022
Романова Валерия
Романова Валерия
Адвокат АП г. Москвы, к.ю.н., доцент НИУ ВШЭ и РАНХиГС
Кто возместит госпошлину истцу при его отказе от иска?
Конституционное право
КС вновь обратил внимание на значение механизма взыскания и возмещения судебных расходов
05 декабря 2022
Гладышева Елена
Гладышева Елена
Управляющий партнер АБ «РИ-Консалтинг», адвокат АП г. Москвы
Факт выполнения строительных работ: сложности доказывания
Арбитражный процесс
Нередко суды не учитывают устоявшиеся правоприменительные позиции
02 декабря 2022
Рязанцева Вероника
Рязанцева Вероника
Адвокат АП Ярославской области, Адвокатская контора Ленинского района ЯОКА
Ознакомление с протоколом – не право, а обязанность защитника
Уголовное право и процесс
Апелляция напомнила, что суд не вправе устанавливать пределы полномочий адвоката
02 декабря 2022
Митин Сергей
Митин Сергей
Адвокат АП Красноярского края, Красноярская краевая коллегия адвокатов, к.ю.н.
Защита прав регионального оператора по обращению с ТКО
Арбитражный процесс
Суды поддержали доводы истца о том, что он незаконно лишен указанного статуса
01 декабря 2022
Кузнецов Иван
Кузнецов Иван
Юрист, зам. генерального директора по правовым вопросам Тендерного агентства «Концепт»
Нарушение Закона о контрактной системе или нет?
Арбитражный процесс
Тренды административной и судебной практики в сфере госзакупок медицинского оборудования
30 ноября 2022
Яндекс.Метрика