×
Зиневич Игорь
Зиневич Игорь
Управляющий партнер ООО «Зиневич и партнеры»

Законодательство о банкротстве и разъяснения Верховного Суда РФ не закрепляют четкого определения субсидиарной ответственности руководителя юрлица. При этом Закон о банкротстве устанавливает основания для привлечения директора к данной ответственности (ст. 61.11 и 61.12), а разъяснениями Пленума ВС (Постановление от 21 декабря 2017 г. № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве», далее – Постановление Пленума ВС № 53) установлены критерии доказывания наличия таких оснований.

Читайте также
Пленум ВС РФ принял постановление о субсидиарной ответственности
Разъяснены вопросы привлечения контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве
21 декабря 2017 Новости

Согласно ст. 61.14 Закона о банкротстве правом на подачу заявления о привлечении директора к субсидиарной ответственности по основаниям, предусмотренным ст. 61.11, 61.12 и 61.13 закона, в ходе любой процедуры, применяемой в деле о банкротстве, от имени должника обладают арбитражный управляющий (по собственной инициативе либо по решению собрания кредиторов), конкурсные кредиторы, представитель работников должника, работники (в том числе бывшие), перед которыми у должника имеется задолженность, или уполномоченные органы. Если банкротное дело было прекращено в связи с отсутствием средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение предусмотренных законом процедур, правом на подачу заявления будут обладать работники (в том числе бывшие), кредиторы по текущим обязательствам и (или) включенные в реестр требований и «зареестровые», а также заявитель по делу о банкротстве (в случае прекращения производства по делу о банкротстве до введения процедуры банкротства) либо уполномоченный орган (в случае возвращения заявления о признании должника банкротом).

Согласно ст. 3 Закона об ООО кредитор вправе подать заявление о привлечении директора к субсидиарной ответственности, если компания была принудительно исключена налоговым органом из ЕГРЮЛ. По смыслу ст. 3 Закона об акционерных обществах, если несостоятельность (банкротство) общества вызвана действиями (бездействием) его акционеров или других лиц, которые имеют право давать обязательные для общества указания либо имеют возможность иным образом определять его действия, то в случае недостаточности имущества такого АО на акционеров может быть возложена субсидиарная ответственность по обязательствам общества.

Закон о банкротстве предусматривает два основания для привлечения директора к субсидиарной ответственности:

  • в случае невозможности полного погашения требований кредиторов (ст. 61.11 Закон о банкротстве);
  • за неподачу (несвоевременную подачу) заявления должника (ст. 61.12 Закона о банкротстве).

Также Закон о банкротстве (ст. 61.11) подразумевает, что полное погашение требований кредиторов вследствие действий (бездействия) директора (как контролирующего должника лица) невозможно при наличии хотя бы одного из следующих обстоятельств (презумпции виновности директора):

  • причинен существенный вред имущественным правам кредиторов в результате совершения директором одной или нескольких сделок;
  • отсутствуют документы бухгалтерского учета и (или) отчетности, обязанность по ведению и хранению которых установлена законодательством, или такие документы не содержат информацию об активах компании, либо указанная информация в таких документах искажена, в результате чего существенно затруднено проведение процедур банкротства, в том числе формирование и реализация конкурсной массы;
  • требование кредитора по решению о привлечении должника к ответственности за налоговые правонарушения превышает 50% от общего размера кредиторской задолженности, включенной в третью очередь реестра;
  • документы, хранение которых в соответствии с законодательством об акционерных обществах, о рынке ценных бумаг, об инвестиционных фондах, об обществах с ограниченной ответственностью, о государственных и муниципальных унитарных предприятиях являлось обязательным, к моменту введения наблюдения или конкурсного производства отсутствуют либо искажены;
  • в ЕГРЮЛ и (или) ЕФРСФДЮЛ (Федресурс) внесены недостоверные сведения о компании.

Под действиями (бездействием) контролирующих должника лиц, которые привели к невозможности погашения требований кредиторов, понимаются те, что стали необходимой причиной банкротства должника, т.е. без них объективное банкротство не наступило бы. Суд оценивает существенность влияния действий (бездействия) контролирующего лица на положение должника, проверяя наличие причинно-следственной связи между названными действиями (бездействием) и фактически наступившим объективным банкротством (п. 16 Постановления Пленума ВС № 53).

Читайте также
ВС пояснил, когда привлечение контролирующих лиц к субсидиарной ответственности недопустимо
Как указал Суд, в ситуации, когда КДЛ произвело компенсацию за изъятый ранее актив, по общему правилу отсутствуют основания для возложения на такое лицо ответственности по долгам подконтрольного общества
24 августа 2023 Новости

Процесс доказывания обозначенных оснований для привлечения к субсидиарной ответственности упрощен законодателем для истцов посредством введения соответствующих опровержимых презумпций, при подтверждении условий которых предполагается наличие вины ответчика в доведении должника до банкротства, и на ответчика перекладывается бремя доказывания отсутствия оснований для удовлетворения иска1.

Наиболее распространенными презумпциями виновности, которые используют кредиторы и арбитражный управляющий для привлечения директора к субсидиарной ответственности, являются отсутствие бухгалтерской и иной документации и совершение сделок, причинивших вред интересам кредиторов.

Читайте также
ВС: К субсидиарной ответственности привлекаются как теневые, так и номинальные КДЛ солидарно
При этом Суд заметил, что наличие статуса бенефициара корпоративной группы еще не говорит о том, что такое лицо является фактическим директором тех компаний группы, где формально должность руководителя занимает номинальное лицо
30 января 2023 Новости

Например, Определением ВС от 23 января 2023 г. № 305-ЭС21-18249 (2,3) по делу № А40-303933/2018 установлено: смысл презумпции отсутствия бухгалтерской и иной документации состоит в том, что руководитель, уничтожая, искажая или производя иные манипуляции с указанной документацией, скрывает данные о хозяйственной деятельности должника. Предполагается, что целью такого сокрытия является лишение арбитражного управляющего и конкурсных кредиторов возможности установить факты недобросовестного осуществления руководителем или иными контролирующими должника лицами их обязанностей по отношению к должнику. К таковым, в частности, могут относиться сведения о совершении заведомо невыгодных сделок, выводе активов и т.п., что позволяет применить иную презумпцию субсидиарной ответственности (подп. 1 п. 2 ст. 61.11 Закона о банкротстве). Кроме того, отсутствие определенного вида документации затрудняет наполнение конкурсной массы (например, посредством взыскания дебиторской задолженности, возврата незаконно отчужденного имущества). Именно поэтому предполагается, что непередача документации указывает на наличие причинно-следственной связи между действиями руководителя и невозможностью погашения требований кредиторов (Определение ВС от 30 сентября 2019 г. № 305-ЭС19-10079 по делу № А41-87043/2015).

Читайте также
ВС напомнил, что изъятие следствием документов должника снимает ответственность за их непредставление
Верховный Суд подчеркнул, что разбирательство о привлечении контролирующих лиц к субсидиарной ответственности должно всегда сопровождаться изучением причин несостоятельности должника
04 октября 2019 Новости

После введения процедуры банкротства суд обязывает директора в установленный срок передать всю документацию о финансово-хозяйственной деятельности компании-должника. Если руководитель не исполняет данное требование, управляющий обращается в суд с заявлением об истребовании документации общества у руководителя. Если суд удовлетворит заявление и директор не исполнит решение суда, это будет использовано против директора в процессе рассмотрения заявления о привлечении его к субсидиарной ответственности. Далее управляющий начинает самостоятельный розыск имущества должника (особенно если оно числится на бухгалтерском балансе): запрашивает сведения из банков и налогового органа, получает выписки по счетам компании, ведет переписку с ее контрагентами по поводу предоставления копий первичных документов по сделкам и т.д.

Если указанное имущество у должника не будет выявлено, управляющий проводит инвентаризацию и констатирует факт отсутствия у должника какого-либо имущества. После этого по требованию кредиторов или собственной инициативе он подает заявление о привлечении директора общества-должника к субсидиарной ответственности за невозможность полного погашения требований кредиторов. В такой ситуации доказательствами вины руководителя в невозможности полного погашения требований кредиторов как раз будут являться решение суда об истребовании у директора документов компании и их непередача управляющему, а также совершение управляющим всех действий по выявлению активов должника, которые не привели к желаемым результатам.

Как правило, при таких обстоятельствах суды могут привлечь директора к субсидиарной ответственности.

Для доказывания вредоносности сделок заявители, как правило, ссылаются на то, что сделки совершены не на рыночных условиях, без какой-либо экономической целесообразности для должника, в отсутствие встречного предоставления со стороны контрагента по сделке, после появления признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества у компании, с аффилированным лицом и т.п. Также они могут ссылаться на то, что совершенные сделки после возникновения признаков объективного банкротства ухудшили положение компании и она полностью утратила возможность рассчитаться с кредиторами. Подтверждением наличия вредоносности сделок могут стать судебные решения о признании таких сделок недействительными как по специальным банкротным основаниям (ст. 61.2 и 61.3 Закона о банкротстве), так и по общим гражданским (ст. 10 и 170 ГК РФ).

По общим правилам руководитель компании обязан обратиться в суд с заявлением о собственном банкротстве при наступлении следующих обстоятельств (ст. 9 Закона о банкротстве):

  • удовлетворение требований одного или нескольких кредиторов приводит к невозможности исполнения должником денежных обязательств или обязанностей по уплате обязательных и (или) иных платежей в полном объеме перед другими кредиторами;
  • органом должника, уполномоченным в соответствии с учредительными документами принимать решение о ликвидации общества, принято решение об обращении в арбитражный суд с заявлением о банкротстве должника;
  • органом, уполномоченным собственником имущества должника – унитарного предприятия, принято решение об обращении в арбитражный суд с заявлением о банкротстве должника;
  • обращение взыскания на имущество должника существенно осложнит или сделает невозможной его хозяйственную деятельность;
  • должник отвечает признакам неплатежеспособности и (или) недостаточности имущества;
  • имеется не погашенная в течение более чем трех месяцев по причине недостаточности денежных средств задолженность по выплате выходных пособий, оплате труда и другим причитающимся работнику, бывшему работнику выплатам в размере и в порядке, которые устанавливаются в соответствии с трудовым законодательством.

Заявление директора о банкротстве должника должно быть подано в суд не позднее месяца с даты наступления перечисленных обстоятельств. Если директор не подаст заявление в указанный срок и компания продолжит работу, все обязательства перед кредиторами, которые возникнут у нее по истечении срока подачи заявления о банкротстве, могут стать личными обязательствами директора (ст. 61.12 Закона о банкротстве).

Согласно п. 9 Постановления Пленума ВС № 53 обязанность руководителя по обращению в суд с заявлением о банкротстве возникает в момент, когда добросовестный и разумный руководитель, находящийся в сходных обстоятельствах, в рамках стандартной управленческой практики, учитывая масштаб деятельности должника, должен был объективно определить наличие одного из обстоятельств, указанных в п. 1 ст. 9 Закона о банкротстве. Если руководитель должника докажет, что возникновение признаков неплатежеспособности, обстоятельств, названных в абз. 5 и 7 п. 1 ст. 9 Закона о банкротстве, не свидетельствовало об объективном банкротстве и он – несмотря на временные финансовые затруднения – добросовестно рассчитывал на их преодоление в разумный срок, приложил необходимые усилия для достижения такого результата, выполняя экономически обоснованный план, то такой руководитель может быть освобожден от субсидиарной ответственности на период, пока выполнение его плана являлось разумным с точки зрения обычного руководителя, находящегося в сходных обстоятельствах.

Заявление о привлечении директора к субсидиарной ответственности может быть подано кредитором или арбитражным управляющим в течение трех лет со дня, когда указанные лица узнали или должны были узнать о наличии оснований для привлечения данного лица к субсидиарной ответственности, но не позднее трех лет со дня признания должника банкротом и не позднее 10 лет со дня, когда были допущены действия и (или) бездействие, являющиеся основанием для привлечения к субсидиарной ответственности (п. 5 ст. 61.14. Закона о банкротстве).

В соответствии с разъяснениями, приведенными п. 59 Постановления Пленума ВС № 53, срок исковой давности по требованию о привлечении к субсидиарной ответственности, предусмотренный абз. 1 п. 5 ст. 61.14 Закона о банкротстве, по общему правилу исчисляется с момента, когда действующий в интересах всех кредиторов арбитражный управляющий или независимый кредитор, имеющий право на подачу заявления, узнал или должен был узнать о наличии оснований для привлечения контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности и о совокупности следующих обстоятельств: о лице, имеющем статус контролирующего должника, его неправомерных действиях (бездействии), причинивших вред кредиторам и влекущих субсидиарную ответственность, о недостаточности активов должника для проведения расчетов со всеми кредиторами (без выяснения точного размера такой недостаточности).

Таким образом, для подачи заявления о привлечении директора к субсидиарной ответственности существует субъективный срок исковой давности (три года с момента, когда управляющий или независимый кредитор узнал о наличии оснований для привлечения к субсидиарной ответственности) и объективный срок исковой давности (не позднее трех лет с даты введения конкурсного производства или не позднее 10 лет с даты действий (бездействия) привлекаемого лица к субсидиарной ответственности).

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 15 Постановления Пленума ВС от 29 сентября 2015 г. № 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности», истечение срока исковой давности является самостоятельным основанием для отказа в иске (абз. 2 п. 2 ст. 199 ГК). Таким образом, если заявление о привлечении директора к субсидиарной ответственности будет подано после истечения срока исковой давности, суд должен отказать истцу в удовлетворении его требований. О пропуске срока исковой давности директору, привлекаемому к субсидиарной ответственности, необходимо заявить в суде (в рамках отзыва на заявление о привлечении к субсидиарной ответственности), так как суд может применить последствия пропуска такого срока только по заявлению стороны по делу. Как правило, директор в своем отзыве приводит аргументы, доказывающие пропуск срока исковой давности, и просит суд отказать в удовлетворении требований истца на этом основании.

Так, если директору вменяется совершение сделок во вред кредиторам2, необходимо доказать факт совершения сделок до момента наступления объективного банкротства компании, а также незначительности сделок по отношению к размеру активов баланса и кредиторской задолженности. Также нелишним будет доказать, что после наступления признаков объективного банкротства совершение вменяемых директору сделок не ухудшило положение должника, а значит, не могло повлечь окончательную утрату возможности погашения требований кредиторов. В этом случае презумпция виновности может быть опровергнута за счет размера совершенных сделок по отношению к активам должника и объему долговых обязательств.

Если директору вменяется непередача документации о финансово-хозяйственной деятельности компании, придется доказывать либо отсутствие затруднений в проведении процедуры банкротства, либо объективную невозможность передать документы управляющему, либо в процессе рассмотрения заявления о привлечении к субсидиарной ответственности передать управляющему все документы, раскрывающие активы баланса. Отсутствие затруднений в проведении процедуры банкротства из-за непередачи документов проявляется в том, что управляющий самостоятельно выявил активы должника и сформировал из них конкурсную массу, а размер таких выявленных активов полностью или максимально близко совпадает с данными об активах, содержащихся в бухгалтерском балансе. Также если судом при рассмотрении вопроса об истребовании документов у директора будет установлено, что истец не доказал факт нахождения документов у директора, последний может ссылаться на такое решение в обоснование позиции защиты его прав. Если документы у директора были изъяты следственными органами или он их передал на хранение компании, ведущей бухгалтерский учет, это будет являться объективным фактором невозможности передачи документов управляющему. Если документы компании были повреждены или утрачены вследствие пожара или затопления помещения, директору необходимо тщательно поименовать такие документы в соответствующем акте комиссии, после чего предпринять все усилия для восстановления утраченной документации, чтобы суд засчитал порчу/гибель документов надлежащим доказательством. Все указанные опровержения необходимо делать в рамках отзыва на заявление о привлечении к субсидиарной ответственности.

Чтобы директору избежать привлечения к субсидиарной ответственности по основанию несвоевременной подачи собственного заявления о банкротстве3, необходимо доказать в суде, что после наступления крайней даты подачи заявления о банкротстве новых обязательств у компании-должника не возникло, т.е. не были совершены новые сделки, из которых возникли обязательства. Также целесообразно указать действия, которые директор предпринимал или собирался предпринять для преодоления кризисной ситуации в компании: получал отсрочку по исполнению обязательств, взыскивал дебиторскую задолженность, минимизировал расходы на операционную деятельность, привлекал инвестиции в развитие компании, планировал заключить крупные договоры на основе подписанных соглашений о намерениях и т.д. Все перечисленные действия могут считаться экономически обоснованным планом директора по выходу из трудной финансовой ситуации в компании.


1 См., в частности, Определение ВС от 18 августа 2023 г. № 305-ЭС18-17629 (5-7) по делу № А40-122605/2017.

2 Судебная практика по субсидиарной ответственности директора в связи с невозможностью полного погашения требований кредиторов (доведение до банкротства): см. определения ВС от 7 октября 2021 г. № 305-ЭС18-13210 (2); от 18 августа 2023 г. № 305-ЭС18-17629 (5-7); от 25 марта 2021 г. № 310-ЭС20-18954; от 30 сентября 2019 г. № 305-ЭС19-10079; от 23 января 2023 г. № 305-ЭС21-18249 (2,3) и от 7 мая 2018 г. № 305-ЭС17-21627.

3 Судебная практика по субсидиарной ответственности директора за несвоевременную подачу заявления о банкротстве: см. определения ВС от 19 апреля 2022 г. № 305-ЭС21-27211; от 19 августа 2021 г. № 305-ЭС21-4666(1,2,4); от 23 августа 2021 г. № 305-ЭС21-7572; от 21 мая 2021 г. № 302-ЭС20-23984; от 10 декабря 2020 г. № 305-ЭС20-11412; от 21 октября 2019 г. № 305-ЭС19-9992; от 29 марта 2018 г. № 306-ЭС17-13670(3) и от 20 июля 2017 г. № 309-ЭС17-1801.

Рассказать:
Другие мнения
Бабинцева Ирина
Бабинцева Ирина
Патентный поверенный РФ, сооснователь юридической компании «ИНТЕЛАЙТ»
Не занижена ли цена?
Право интеллектуальной собственности
Оспаривание сделок по отчуждению исключительных прав и оценка товарного знака как нематериального актива
22 июля 2024
Владимиров Вячеслав
Владимиров Вячеслав
Адвокат АП Ставропольского края, КА «Дзалаев и Партнеры»
«Неопределенный» ущерб
Уголовное право и процесс
Кассация поддержала доводы защиты, отменив приговор и вернув дело на новое рассмотрение в первую инстанцию
19 июля 2024
Бибиков Сергей
Бибиков Сергей
Старший юрист МГКА «Бюро адвокатов "Де-юре"», преподаватель Университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА), к.ю.н.
Добросовестность – прежде всего
Третейское разбирательство
КС конкретизировал понятие публичного порядка для целей выдачи исполнительного листа по решению третейского суда
18 июля 2024
Романов Роман
Романов Роман
Адвокат АП Краснодарского края, управляющий партнер АБ «РОМАНОВ И ПАРТНЕРЫ»
Стратегии защиты по уголовным делам о мошенничестве
Уголовное право и процесс
Разграничение уголовной и гражданской ответственности
18 июля 2024
Щедрова Людмила
Щедрова Людмила
Адвокат АП Рязанской области, АБ ЕМПП
Важность превентивных мер
Уголовное право и процесс
Признаки состава мошенничества – обман, безвозмездность и направленность умысла
18 июля 2024
Шулдеев Сергей
Шулдеев Сергей
Адвокат АП Санкт-Петербурга, АБ «Q&A»
К защите с особым вниманием
Уголовное право и процесс
Привлечение к ответственности лиц, создающих инструмент для совершения иных преступлений
18 июля 2024
Яндекс.Метрика