×

Зачем нарушать принцип бритвы Оккама?

Если требовать от юриста-представителя повышенных стандартов и уровня компетенции, то к чему плодить сущности без необходимости, когда в России уже существует институт адвокатуры?
Тай Юлий
Тай Юлий
Управляющий партнер АБ «Бартолиус», к.ю.н., профессор НИУ ВШЭ

Идея упорядочить деятельность представителей в российских судах уже давно назрела и даже перезрела. Разговоры и дискуссии ведутся непрерывно на протяжении последних десяти лет, но, как писал классик, воз и ныне там. Ситуация, когда любой человек, в том числе некомпетентный и не отвечающий даже минимальным стандартам, может выдавать себя за профессионального представителя и вести дела наших сограждан в суде, абсолютно неприемлема. Своими непрофессиональными, а часто и аморальными действиями такие лица подрывают у населения доверие не только и не столько к юридической профессии, сколько к правосудию. Они, естественно, не признаются клиентам, что неудачный результат – это следствие их непрофессионализма, предпочитая перекладывать с больной головы на здоровую и обвиняя во всем суд. Но факт, что изменения назрели, вовсе не означает, что реформа должна реализовываться в режиме «из огня да в полымя».

При проведении изменений необходимо руководствоваться главной задачей – повышением гарантии оказания гражданам и организациям квалифицированной правовой помощи, о чем, кстати, сказано в Конституции РФ. Следовательно, должен существовать примат интересов частных лиц, но во внимание должны быть приняты и интересы юридического сообщества, которое эту помощь оказывает.

Идею аккредитации, которую будет осуществлять общественная организация, я категорически не разделяю по ряду причин.

Во-первых, диплома о наличии высшего образования должно быть достаточно для того, чтобы человек считался юристом. Я, как работодатель и преподаватель вуза с 14-летним стажем, отдаю себе отчет в том, что качество подготовки выпускников различных вузов сильно отличается и порой является запредельно низким, но это не означает, что диплом должен быть дезавуирован. Можно подумать, у нас только юристов плохо обучают! Ни одно государство, ни одно общество не может существовать со стартовой презумпцией того, что диплом о высшем образовании ничего не значит.

Во-вторых, если и требовать от юриста-представителя повышенных стандартов и уровня компетенции (а это правильно и соответствует мировой практике; может, не прямо сейчас, а как второй этап реформы), то зачем нарушать принцип бритвы Оккама и плодить сущности без необходимости? В России, слава богу, уже существует и развивается (хотя мог бы развиваться и быстрее, и лучше) институт адвокатуры. Он создан не вчера, имеет четкую, понятную структуру, региональное представительство на территории всей нашей необъятной Родины, стандарты профессионального и этического поведения, огромную дисциплинарную практику, наработанные процедуры приема в свои члены и наказания, включая полное изгнание из своих рядов. Имеет все, что должно быть у такого института, как адвокатура.

Заранее согласен с мнением многих юристов и неюристов о том, что адвокатуру надо улучшать как организационно, так и по численному составу. Являясь членом Совета АП г. Москвы, не понаслышке знаю обо всех проблемах адвокатуры, причем изнутри. Часто сердце кровью обливается и сжимаются кулаки, когда рассматриваешь очередное дисциплинарное производство в отношении «адвоката», про которого В.В. Маяковский писал: «Я такого не хочу даже вставить в книжку». Но Москва не сразу строилась. Могу ответственно заявить, что адвокатура безжалостно, каленым железом выжигает из своих рядов лиц, которые не должны быть допущены до граждан, нуждающихся в правовой помощи.

Появление же новой общественной организации, которой будет дано монопольное, уникальное право, по сути, допуска к судебному представительству, сразу вызывает много вопросов. И первый из них: «А судьи кто?» Ведь для того чтобы аттестовать, надо иметь право, причем не только юридическое, но и фактическое. Если угодно – моральное. Вводить заградительный механизм по отношению к иностранным компаниям бессмысленно, так как большая часть юристов, работающих в этих компаниях (особенно в судебной практике), уже давно являются и россиянами – по гражданству, и адвокатами – по статусу.

Также рано или поздно может возникнуть вопрос о необходимости такой аккредитации для российских юристов-неадвокатов – хотя бы в целях соблюдения правила равенства. По мнению экспертов, в России в настоящий момент, помимо 80 тысяч адвокатов, практикуют в судах около 250 тысяч юристов. Аттестовать такое количество людей крайне затруднительно, особенно с учетом того, что они размещены неравномерно, но повсеместно.

В связи с вышесказанным я могу поддержать законодательную инициативу только в той части, в которой говорится о том, что представителем в суде может быть любой юрист, т.е. тот, у кого есть диплом о высшем юридическом образовании. В остальной части инициатива не представляется мне удачной и до конца продуманной. Необходимо сделать первый шаг, сократив круг представителей до юристов, а при удачной реализации данного этапа перейти к следующему – уравнять статус и полномочия (права и обязанности) всех представителей. И вот тогда уже можно будет устанавливать стандарты и правила данного вида деятельности.

Рассказать:
Другие мнения
Кравченко Дмитрий
Кравченко Дмитрий
Руководитель практики Адвокатской конторы «Аснис и партнеры» МГКА, член Совета АП г. Москвы
Почему Илон Маск не любит юристов?
Юридический рынок
Важно понять, как правильно сочетать гуманитарно-правовое и технико-научное в законодательном процессе и в правоприменении
21 Июля 2020
Андреев Андрей
Андреев Андрей
Адвокат, управляющий партнер юридического бюро «United Partners», председатель Международного центра развития молодежных инициатив «Поколение Права»
Бюрократия и бизнес: как снизить бумажную волокиту
Юридический рынок
Механизм взаимодействия с госорганами требует оптимизации
20 Апреля 2020
Абуков Григорий
Абуков Григорий
Председатель Профессионального союза адвокатов России
Не панацея, а стандартизированное решение для оценки квалификации сотрудников
Юридический рынок
Какие задачи призван решить проект профстандарта «Юрист»
09 Апреля 2020
Сокуренко Валерий
«Гонорар успеха»: новеллы закона и судебной практики
Юридический рынок
Почему для юриста-неадвоката предпочтительна цессионная модель соглашения
11 Марта 2020
Комракова Анна
Комракова Анна
Генеральный директор сервиса «Право требования»
«Третья сторона»
Юридический рынок
Преимущества и недостатки судебного инвестирования для адвокатов и других юристов
20 Декабря 2019
Мухаметзянов Ильдар
Мухаметзянов Ильдар
Адвокат АП Республики Башкортостан, основатель проекта Advostar.ru
Эра цифровых коммуникаций: как меняются отношения адвоката с доверителем
Юридический рынок
На смену сайтам и соцсетям приходят платформы-классифайды
11 Ноября 2019