×

7 суток ареста за одиночный пикет и неповиновение полиции ЕСПЧ оценил в 10 тыс. евро

Европейский Суд счел необоснованными решения российских судов, которые признали одиночный пикет публичным мероприятием, проведенным с нарушениями
Фото: «Адвокатская газета»
Адвокат Михаил Голиченко, представлявший заявителя, отметил, что с 2011 г. уровень жалоб данной категории в ЕСПЧ остается неизменно высоким, что, по его мнению, объясняется неумением российских судов обосновывать необходимость ограничения прав, предусмотренных Европейской конвенцией. Эксперты «АГ» по разному оценили решение: один выразил надежду, что оно позволит изменить порочную практику, другая считает, что оно вряд ли существенно повлияет на правоприменительную практику в России.

Европейский Суд вынес  постановление по делу «Матвеев против России», заявитель по которому Денис Матвеев указывал в жалобе, что задержание и привлечение его к административной ответственности в виде административного ареста за проведение одиночного пикета нарушили его право на свободу выражения мнения и право на свободу собраний, предусмотренные ст. 10 и 11 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Как следует из решения Суда, в апреле 2008 г. Денис Матвеев уведомил администрацию г. Набережные Челны о намерении  провести  пикет, включая голодовку, перед городской прокуратурой. В уведомлении заявитель указал место, сроки и цель запланированного мероприятия, а также информацию о его организаторе.

17 апреля начальник отдела по связям с общественностью местной администрации  сообщил заявителю, что запланированное им мероприятие представляет собой публичный пикет и в нарушение положений Закона о собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях не содержит информации о количестве участников или мероприятиях, которые необходимо принять для предотвращения беспорядков и оказания медицинской помощи во время проведения.

22 апреля заявитель начал проведение пикета. В тот же день он был задержан и доставлен в отделение полиции. В отношении него был составлен протокол об административном правонарушении, предусмотренном п. 1 ст. 20.2 КоАП РФ (нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования), затем он был освобожден для подготовки к рассмотрению дела мировым судьей.  

После этого Денис Матвеев возобновил пикет возле городской прокуратуры. Так как он отказался выполнить требование сотрудников полиции прекратить проведение публичного мероприятия, его вновь доставили в отделение полиции и задержали до 24 апреля. В тот же день мировой судья признал Матвеева виновным в совершении административного правонарушения по п. 1 ст. 20.2 КоАП РФ и наложил на него штраф в размере 1000 руб. Кроме того, заявитель был признан виновным в совершении правонарушения по п. 1 ст. 19.3 КоАП РФ – неповиновение законному распоряжению сотрудника полиции, и ему было назначено наказание в виде административного ареста сроком на 7 суток.

После отбытия административного ареста заявитель обжаловал решение мирового судьи в Набережночелнинском городском суде, который, как и суд вышестоящей инстанции, отказал в удовлетворении жалобы. После этого Денис Матвеев обратился в ЕСПЧ.

В отзыве на жалобу Правительство РФ утверждало, что заявитель провел публичное мероприятие в форме пикета, имел плакаты с призывом к подписям, собирал прохожих и проводил агитацию. В нарушение требований Закона о собраниях заявителем не была соблюдена процедура уведомления о проведении пикета, а после того, как в отношении него было возбуждено дело об административном правонарушении, он продолжил незаконный пикет и отказался его прекратить, не подчинившись требованиям сотрудников полиции. Правительство также указало, что суд, вынося решение об административном аресте заявителя, принял во внимание факт употребления им ранее наркотических средств и привлечения к ответственности за отказ подчиниться требованию сотрудника полиции. Правительство полагало, что ограничение прав заявителей, предусмотренных ст. 10 и 11 Конвенции, было необходимым.

Рассмотрев дело, Европейский Суд, основываясь на своей прецедентной практике, указал, что присутствия двух или более человек в одном месте недостаточно для классификации их как «собрания» и предъявления требования предварительного уведомления о его проведении. ЕСПЧ отметил, что в настоящем деле подход национальных судов к определению группового пикета носил формальный характер.

Суд также указал, что в соответствии с презумпцией невиновности при наличии подозрений о намеренных действий, направленных на невыполнение требования об уведомлении, власти несут бремя доказывания соответствующих обстоятельств. Однако в данном деле этого сделано не было, и решения национальных судов не содержат оценки фактов со ссылками на доказательства предполагаемого сбора прохожих или агитации со стороны заявителя. Кроме того, ЕСПЧ указал, что решения судов не содержат достаточных оснований для семидневного административного ареста заявителя в контексте осуществления им свободы выражения мнения.

Таким образом, Суд пришел к выводу о нарушении ст. 10 Конвенции. В отношении нарушения ст. 11 он указал, что оставшаяся часть жалобы заявителя не раскрывает какого-либо нарушения прав и свобод, изложенных в Конвенции или протоколах к ней, и отклонил ее.

По итогам разбирательства Европейский Суд постановил выплатить заявителю 10 тыс. евро в качестве компенсации морального вреда и 15 евро в качестве компенсации материального ущерба (уплаченного штрафа).

Как отметил представлявший заявителя адвокат Михаил Голиченко, количество жалоб в Европейский Суд по данной категории дел с 2011 г. неизменно большое и продолжает расти. По его словам, это обусловлено тем, что российские органы власти и суды до сих пор не научились обосновывать необходимость ограничения прав в демократическом обществе, а административные органы не утруждают себя вынесением развернутых обоснований отказа в проведении публичных мероприятий. Как полагает Михаил Голиченко, вынесенное ЕСПЧ постановление по делу его доверителя вряд ли приведет к каким-либо изменениям в российской правоприменительной практике, поскольку принятия мер общего характера для предотвращения подобных нарушений в будущем не происходит.

По мнению адвоката Сергея Князькина, административные аресты за одиночные пикеты становятся порочной судебной практикой в России. «Указанное решение Европейского Суда, признавшего нарушения прав заявителя на свободу выражения мнения, является стандартным в таких случаях. Европейский Суд подчеркивает: даже если предположить, что у полиции действительно были prima facie причины для оценки события как “собрания”, власти должны были проявить определенную терпимость, например разрешив заявителю завершить свой пикет, и наложить, при необходимости, разумный штраф», – сказал Сергей Князькин.

Он также выразил надежду, что постановление ЕСПЧ позволит изменить порочную практику, когда за мирный и одиночный пикет человек может лишиться свободы на 7 суток. «Такая толерантность к пикетам необходима в первую очередь самой власти, поскольку мирные одиночные протесты снимают градус социального напряжения в обществе и не представляют никому угрозы», – подчеркнул Сергей Князькин.

Адвокат МЦФ МОКА Светлана Добровольская отметила, что Европейский Суд подтвердил свою правоприменительную практику по ст. 10 Конвенции, а именно: мирные пикеты, не нарушающие общественного порядка, являются способом выражения мнения, и реализация этой свободы не может быть расценена государством как нарушение закона. По словам Светланы Добровольской, в общей массе решений ЕСПЧ такие дела занимают небольшой процент, но это не умаляет значения этого решения. При этом она заметила, что нельзя говорить о том, что данное постановление существенно повлияет на правоприменительную практику в России, поскольку российская полиция и суды больше руководствуются национальным законодательством, нежели нормами международного права.

Рассказать: