×

Административное судопроизводство в Обзоре ВС № 3 за 2019 г.

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда включила в обзор правовые позиции по четырем делам
Эксперты «АГ» проанализировали три правовые позиции. Две из них относятся к исполнительному производству, а одна разъясняет, возможно ли произвольно поднять плату за пользование муниципальным земельным участком.

Как ранее писала «АГ», 27 ноября Президиум Верховного Суда утвердил Обзор судебной практики ВС РФ № 3 за 2019 г. Документ содержит 69 правовых позиций, из которых Судебной коллегией по административным делам представлено четыре.

Исполнительное производство

Читайте также
Верховный Суд утвердил третий обзор судебной практики за 2019 г.
Документ содержит 69 правовых позиций, большая часть которых представлена Судебной коллегией по экономическим спорам
28 Ноября 2019 Новости

Судебная коллегия по административным делам в п. 63 обзора указала, что при отсутствии вины должника в неисполнении требований исполнительного документа постановление судебного пристава-исполнителя о взыскании исполнительского сбора нельзя признать законным.

Вступившим в законную силу решением суда было удовлетворено исковое заявление прокурора в интересах А. к органу местного самоуправления и уполномоченному органу исполнительной власти субъекта РФ (далее – министерство) о финансировании и предоставлении жилого помещения по договору найма специализированных жилых помещений. На министерство была возложена обязанность произвести финансирование для приобретения жилого помещения для А., включенной в список детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, подлежащих обеспечению жилыми помещениями.

На основании решения суда постановлением судебного пристава-исполнителя было возбуждено исполнительное производство, копия постановления направлена в адрес министерства и получена им в июне 2015 г. В октябре 2016 г. судебным приставом-исполнителем в адрес должника было направлено требование об исполнении решения суда. Министерство ответило, что решение суда фактически исполнено.

В ноябре 2016 г. в адрес министерства повторно было направлено постановление судебного пристава-исполнителя о возбуждении исполнительного производства и требование об исполнении решения суда. В январе 2018 г. судебный пристав-исполнитель вынес постановление о взыскании с министерства исполнительского сбора в размере 50 тыс. рублей. Не согласившись с этим, министерство оспорило его в суде, ссылаясь на то, что требования исполнительного документа были исполнены посредством перечисления органу местного самоуправления денежных средств, выделяемых за счет регионального и федерального бюджетов.

Решением суда, оставленным без изменения апелляцией, в удовлетворении административного искового заявления было отказано. Министерство направило в Верховный Суд кассационную жалобу.

Рассмотрев жалобу, ВС указал, что согласно положению о министерстве оно в рамках предоставленных ему полномочий обеспечивает предоставление субвенций из бюджета субъекта РФ бюджетам муниципальных образований, реализующим переданные государственные полномочия в области опеки и попечительства, организации отдыха и оздоровления детей, социальной поддержки детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

Суд отметил, что в силу ст. 171, ч. 3 ст. 184.1 Бюджетного кодекса составление проектов бюджетов относится к компетенции соответственно Правительства РФ, высших исполнительных органов государственной власти субъектов РФ и местных администраций муниципальных образований. Законом (решением) о бюджете утверждается ведомственная структура расходов бюджета на очередной финансовый год. Министерство является главным распорядителем бюджетных средств, распределяющим выделенные бюджетные ассигнования и лимиты бюджетных обязательств между подведомственными распорядителями и (или) получателями бюджетных средств, исполняющими бюджетные обязательства от имени публично-правового образования за счет средств субъекта РФ.

ВС указал, что судами первой и апелляционной инстанций не было учтено, что министерство исполнило возложенную на него обязанность по предоставлению субвенций из бюджета субъекта РФ бюджетам муниципальных образований, в том числе предоставило средства бюджета субъекта РФ на осуществление отдельных государственных полномочий по обеспечению жилыми помещениями детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

«То обстоятельство, что орган местного самоуправления не приобрел на выделенные денежные средства жилое помещение для А., не свидетельствует о наличии вины министерства в неисполнении требований исполнительного документа и не может являться основанием для взыскания с министерства исполнительского сбора. Исполнительский сбор обладает свойствами административной штрафной санкции, при применении которой на должника возлагается обязанность произвести определенную дополнительную выплату в качестве меры его публично-правовой ответственности, возникшей в связи с совершенным им правонарушением в процессе исполнительного производства», – подчеркнул Верховный Суд.

Суд отметил, что с учетом отсутствия вины министерства в неисполнении требований исполнительного документа выводы судов о законности оспариваемого постановления судебного пристава-исполнителя о взыскании исполнительского сбора нельзя признать законными.

Адвокат КМА «ВердиктЪ» Александр Коцюба посчитал, что доводы Судебной коллегии Верховного Суда неоднозначны с точки зрения законности и непротиворечивости. «Возможно, это связано с недостаточной точностью и подробностью отражения в разъяснении значимых для дела обстоятельств», – предположил адвокат.

Он отметил, что из текста разъяснения не ясно, когда министерство исполнило обязанность по перечислению денежных средств – в сроки, установленные в первом требовании об исполнении судебного, акта или значительно позднее. «Если же министерство перечислило средства позднее, то речь, скорее всего, должна вестись не об освобождении его от уплаты исполнительского сбора, а о снижении его размера. Иначе Судебная коллегия Верховного Суда должна была проанализировать конкретные действия министерства по исполнению решения суда, в частности указать на невозможность исполнить решение суда в установленные судебным приставом-исполнителем в требовании сроки в силу особенностей бюджетного процесса выделения финансовых средств», – посчитал Александр Коцюба.

Также, указал адвокат, неясно, за что именно пристав взыскивал исполнительский сбор с министерства – за несвоевременное перечисление денежных средств органу местного самоуправления на приобретение жилого помещения, за неприобретение органом местного самоуправления жилого помещения для взыскателя или за все вместе. Александр Коцюба отметил, что из абз. 2 п. 63 обзора следует, что вступившим в законную силу решением на министерство возложена только обязанность произвести финансирование для приобретения жилого помещения. Эта обязанность была выполнена. Вместе с тем, отметил он, Судебная коллегия Верховного Суда, указывая на отсутствие вины министерства, ссылается на то, что оно не несет ответственности за действия органа местного самоуправления, не предоставившего жилое помещение.

Миграционный юрист Андрей Фоменко подчеркнул, что, несмотря на некую солидарность требований, указанных в иске (финансирование и предоставление жилого помещения), Верховный Суд напомнил о разделении полномочий государственных и муниципальных органов. Он отметил, что нельзя требовать от госоргана выполнения не свойственных ему функций и привлекать к ответственности за их неисполнение. Об этом, считает эксперт, должны помнить истцы при подаче одного административного иска к нескольким ответчикам и правильно заявлять требования к каждому ответчику – в зависимости от их полномочий.

Адвокат АП г. Москвы Анжелика Тамбовская посчитала, что у судов не возникает проблем при установлении вины должника и правомерности взыскания с него исполнительского сбора, в связи с чем разъяснение ВС в этой части не является актуальным. «Вместе с тем интересно бы было выявить позиции судов о правомерности взыскания исполнительского сбора в случаях реализации сторонами исполнительного производства права урегулировать спор посредством заключения мирового соглашения на стадии исполнения судебного акта. Реализация права на мирное урегулирование спора в течение пятидневного срока добровольного исполнения требований исполнительного документа является объективно невозможной. Однако обязанность добровольного исполнения требования исполнительного документа не может противопоставляться праву сторон исполнительного производства на урегулирование спора на основе взаимных уступок путем заключения мирового соглашения», – резюмировала Анжелика Тамбовская.

В п. 64 обзора Судебная коллегия разъяснила, что в случае, если предметом исполнения решения суда является предоставление одного жилого помещения нескольким взыскателям, являющимся членами одной семьи, неоднократное взыскание с должника исполнительского сбора за неисполнение решения суда незаконно, поскольку противоречит принципу недопустимости повторного привлечения к ответственности за совершение одного и того же правонарушения, учитывая, что исполнительский сбор является мерой публично-правовой ответственности.

Так, администрация обратилась в суд с административным исковым заявлением об оспаривании постановлений судебного пристава-исполнителя о взыскании исполнительского сбора, освобождении от уплаты исполнительского сбора. В обоснование заявленных требований она указала, что вступившим в законную силу решением суда на нее возложена обязанность предоставить нескольким истцам (членам одной семьи) благоустроенное жилое помещение по договору социального найма взамен аварийного.

В связи с неисполнением решения в установленный судом срок по заявлениям взыскателей в отношении администрации судебным приставом-исполнителем были возбуждены четыре исполнительных производства. Впоследствии приставом в рамках каждого исполнительного производства были вынесены постановления о взыскании исполнительского сбора в размере 50 тыс. руб. на общую сумму 200 тыс. руб.

В иске администрация отметила, что предметом исполнения является предоставление одного жилого помещения на всех взыскателей. Кроме того, пристав не принял во внимание отсутствие реальной возможности предоставления жилого помещения в пятидневный срок ввиду значительных временных затрат на процедуру его приобретения, установленную законом.

Решением суда первой инстанции требования о признании незаконными постановлений пристава о взыскании исполнительского сбора были оставлены без удовлетворения, однако исполнительский сбор суд уменьшил до 37 500 руб. по каждому постановлению. Суд исходил из того, что постановления приняты в соответствии с требованиями закона, который позволяет объединять исполнительные производства в сводное исполнительное производство лишь по требованиям имущественного характера и не запрещает взыскивать исполнительский сбор по каждому исполнительному производству, если их предметом является одно требование неимущественного характера. Оснований для освобождения должника от взыскания исполнительского сбора суд не установил. Апелляция оставила решение нижестоящей инстанции без изменения. Администрация обратилась в ВС.

Читайте также
Решение обнародовано
Конституционный Суд РФ опубликовал постановление о невозможности исполнения постановления ЕСПЧ по делу «“ЮКОС” против России»
20 Января 2017 Новости

Рассмотрев жалобу администрации, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда указала, что КС в Постановлении от 19 января 2017 г. № 1-П отметил, что исполнительский сбор является административной санкцией, к которой в полной мере применимы требования соразмерности (пропорциональности) и справедливости.

Высшая инстанция указала, что судом не было принято во внимание то обстоятельство, что на момент получения органом местного самоуправления постановлений о возбуждении исполнительных производств в муниципальной собственности отсутствовало жилое помещение, удовлетворяющее указанным в подлежащем исполнению судебном решении параметрам. Администрацией были предприняты соответствующие меры, в том числе разработан и утвержден план мероприятий по исполнению решения суда.

«Таким образом, выводы суда о наличии вины органа местного самоуправления в неисполнении в установленный срок требований исполнительного документа признаны Судебной коллегией по административным делам Верховного Суда Российской Федерации необоснованными», – подчеркивается в обзоре.

Кроме того, ВС указал, что суд оставил без внимания и надлежащей правовой оценки доводы органа местного самоуправления о том, что исполнительский сбор является мерой публично-правовой ответственности, неоднократное применение которой к должнику за неисполнение одного судебного решения о предоставлении жилого помещения на всех взыскателей, являющихся членами одной семьи, противоречит принципам юридической ответственности.

Верховный Суд напомнил, что основополагающим принципом как международного, так и российского права является недопустимость повторного привлечения к ответственности за совершение одного и того же правонарушения. Таким образом, Судебная коллегия по административным делам отменила судебные акты и направила административное дело на новое рассмотрение.

Александр Коцюба полагает, что данную правовую позицию необходимо использовать расширительно, распространив ее на случаи неисполнения должником иных видов неимущественных обязательств в отношении нескольких взыскателей.

Адвокат указал, что для отмены решений нижестоящих судов по данному конкретному делу достаточно сделанного Судебной коллегией Верховного Суда вывода об отсутствии вины у органа местного самоуправления в неисполнении в установленный срок требования исполнительного документа. Ранее, отметил он, в Обзоре судебной практики Верховного Суда РФ № 1 (2016) давались разъяснения по разрешению схожей ситуации – о недопустимости взыскания исполнительского сбора с каждого из солидарных должников.

Анжелика Тамбовская указала, что по смыслу ч. 3 и 3.1 ст. 112 Закона об исполнительном производстве исполнительский сбор взыскивается однократно в размере 7% от подлежащей взысканию суммы или стоимости взыскиваемого имущества. «Полагаю, что общая сумма исполнительского сбора не должна превышать 7% вне зависимости от числа взыскателей по одному предмету исполнения. Обратное противоречит принципам юридической ответственности», – подчеркнула адвокат.

Задолженность граждан и плата за пользование муниципальным земельным участком

Читайте также
Адвокаты подпали под «налоговую амнистию»
Во втором чтении приняты поправки в НК РФ, которые дополнили положением о списании задолженностей адвокатов по взносам во внебюджетные фонды, а также пеней и штрафов по ним
20 Декабря 2017 Новости

В п. 65 обзора ВС отметил, что для целей ст. 12 Закона от 28 декабря 2017 г., которым вносились поправки в части первую и вторую Налогового кодекса, под подлежащей списанию задолженностью граждан, образовавшейся по состоянию на 1 января 2015 г., следует понимать недоимки по налогам, а также пени и штрафы, информация о которых имелась у налогового органа и которые подлежали взысканию на указанный период времени, но не были погашены полностью или в соответствующей части в течение 2015–2017 гг.

В п. 66 обзора ВС разъяснил, что произвольное установление ставок арендной платы за пользование земельными участками, находящимися в государственной или муниципальной собственности, является недопустимым.

Указывается, что общество, являющееся арендатором земельного участка, предоставленного для завершения строительства торгового комплекса, обратилось в суд с административным исковым заявлением о признании недействующими отдельных положений Порядка расчета арендной платы за земельные участки, находящиеся в муниципальной собственности города и предоставленные в аренду без торгов. Согласно оспариваемым положениям, в случае заключения договора аренды земельного участка, предоставленного для завершения строительства расположенных на данном земельном участке объектов незавершенного строительства, за исключением многоквартирных домов, размер годовой арендной платы за такой земельный участок устанавливается в пятикратном размере годовой арендной платы, рассчитанной в соответствии с данным Порядком, если иное не установлено земельным законодательством.

Административный истец полагал, что приведенное правовое регулирование противоречит п. 1 ст. 397 Земельного кодекса и принципу экономической обоснованности, закрепленному в Постановлении Правительства от 16 июля 2009 г. № 582 «Об основных принципах определения арендной платы при аренде земельных участков, находящихся в государственной или муниципальной собственности, и о Правилах определения размера арендной платы, а также порядка, условий и сроков внесения арендной платы за земли, находящиеся в собственности Российской Федерации».

Решением суда первой инстанции административное исковое заявление было удовлетворено, оспариваемые положения признаны недействующими со дня вступления решения суда в законную силу.

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда отметила, что одним из принципов определения арендной платы Постановление № 582 указывает принцип экономической обоснованности, в соответствии с которым арендная плата устанавливается в размере, соответствующем доходности земельного участка, с учетом категории земель, к которой отнесен такой земельный участок, и его разрешенного использования, а также с учетом государственного регулирования тарифов на товары (работы, услуги) организаций, осуществляющих хозяйственную деятельность на таком земельном участке, и субсидий, предоставляемых организациям, осуществляющим деятельность на таком земельном участке.

Таким образом, отметил ВС, ставки арендной платы, коэффициенты и их значения должны устанавливаться в целях определения экономически обоснованной платы за аренду земельных участков, соответствующей определенному уровню коммерческой привлекательности, потребительскому спросу на землю, развитию инфраструктуры, и призваны обеспечить максимальное поступление в бюджет арендных платежей при одновременном соблюдении экономически справедливого баланса интересов арендодателя и арендаторов земельных участков. В связи с этим при принятии НПА помимо оценки местоположения и градостроительной ценности тех или иных участков земли должны проводиться анализ и оценка экономических факторов, влияющих на уровень их доходности.

По мнению высшей инстанции, соблюдение принципа экономической обоснованности компетентным государственным или муниципальным органом должно быть доказано путем представления соответствующих расчетов, показывающих доходность земельных участков, а также документов, содержащих многофакторный анализ оценочных характеристик земельных участков.

ВС указал, что судом при рассмотрении дела было установлено отсутствие экономического обоснования для установления пятикратного повышения размера годовой арендной платы в случае предоставления земельного участка в аренду для завершения строительства расположенных на нем объектов незавершенного строительства. При этом само по себе использование земельного участка для завершения строительства расположенных на нем объектов не может рассматриваться как основание для повышения арендной платы.

«В связи с этим суд первой инстанции пришел к правильному выводу, что установление пятикратного увеличения размера арендной платы является произвольным, не связанным с многофакторным анализом доходности земельного участка, что противоречит основным принципам определения арендной платы при аренде земельных участков, находящихся в государственной или муниципальной собственности», – резюмировал ВС, оставив без изменения решение первой инстанции.

Юрист практики «Недвижимость и строительство» юридической фирмы ART DE LEX Павел Медянкин посчитал, что данное разъяснение ВС только подтверждает обоснованность уже сложившейся практики. Он указал, что Верховный Суд, равно как и нижестоящие суды разных субъектов, неоднократно высказывал позицию о том, что плата за аренду земельных участков, находящихся в государственной или муниципальной собственности, определяется в том числе исходя из принципа экономической обоснованности (например, определения ВС РФ от 21 марта 2019 г. № 10-АПА19-2; от 6 декабря 2018 г. № 13-АПГ18-13).

Юрист отметил, что соблюдение принципа экономической обоснованности уполномоченным органом должно быть доказано посредством многофакторного анализа оценочных характеристик земельного участка (в том числе путем определения его доходности). Итогом данного анализа являются соответствующие расчеты и иные документы, подтверждающие экономическую обоснованность ставки (коэффициента), которые должны быть представлены в суд. «Отсутствие экономических расчетов согласуется лишь с произвольным установлением компетентным органом ставок арендой платы, но никак не с положениями ЗК РФ и постановлением Правительства № 582», – подчеркнул он.

По мнению Павла Медянкина, произвольно и необоснованно увеличивая арендные ставки, уполномоченные органы в действительности преследуют цели восполнения дефицитного бюджета или стимулирования застройщиков к соблюдению сроков строительства. В свою очередь ВС фиксирует верховенство принципа экономической обоснованности при установлении арендных ставок, что должно позитивно отразиться на принятии соответствующих решений в будущем.

«Таким образом, обращение внимания на этот вопрос на таком высоком уровне может пресечь попытки уполномоченных органов субъектов решить бюджетные и “административные” проблемы за счет увеличения стоимости аренды за пользование публичной собственностью – для этих целей все-таки существуют иные правовые механизмы», – заключил Павел Медянкин.

Рассказать: