×

Адвокат добилась частичного удовлетворения диффамационного иска

Районный суд признал не соответствующим действительности, порочащим честь и достоинство истца ряд высказываний ответчиков, изложенных в спорном письме работодателю истца
В комментарии «АГ» адвокат истца отметила, что суд первой инстанции исследовал заключение специалиста, положив его в основу своего решения, что привело к удовлетворению иска и восстановлению доброго имени ее доверителя. По мнению одного эксперта «АГ», ответчики не доказали в суде, что информация соответствует действительности, поэтому они справедливо привлечены судом к гражданско-правовой ответственности. Другой назвал справедливым решение суда, которое учитывает сложившуюся практику по таким делам.

Как стало известно «АГ», 13 июня Дорогомиловский районный суд г. Москвы вынес решение (имеется у «АГ») о частичном удовлетворении иска о защите чести, достоинства и деловой репутации. Адвокат АП Московской области Валентина Ященко, представлявшая интересы истца, рассказала об особенностях спора и о значимости выводов суда.

Читайте также
Адвокат добилась отмены решений об отказе в удовлетворении диффамационного иска
Второй КСОЮ согласился с доводами кассационной жалобы, в частности о том, что нижестоящие инстанции проигнорировали разъяснения Пленума ВС, посчитав, что из письма ответчиков в адрес работодателя истца не следует цель сообщить негативную информацию о ней
27 апреля 2024 Новости

Напомним, как ранее сообщала «АГ», гражданка Ц. работала в банке в должности главного специалиста. 12 августа 2022 г. в адрес банка на имя управляющей офисом поступило письменное обращение, в котором Л., действуя по поручению К. – бабушки Ц., требовала последнюю возвратить «похищенные денежные средства, а также возвратить похищенную посредством мошеннических действий путем обмана долю в квартире».

Впоследствии Ц. обратилась в суд с иском к Л. и К. о защите чести, достоинства и деловой репутации. Она указала, что ответчики в письменном обращении в адрес ее работодателя распространили не соответствующие действительности и порочащие ее сведения о том, что она совершила мошеннические действия. Истец просила возложить на ответчиков обязанность в течение трех дней опровергнуть эти сведения путем направления письменного обращения с опровержением на имя управляющей офисом банка. Также Ц. просила взыскать с ответчиков в солидарном порядке компенсацию морального вреда в размере 600 тыс. руб., убытки, связанные с оплатой курса лечения, в размере 23 тыс. руб. Представитель истца, адвокат Валентина Ященко, в судебном заседании отмечала, что из-за содержания указанного письма истец может лишиться работы, а работодатель уже лишил ее премиальных выплат, кроме того, Ц. была вынуждена обратиться за лечением, поскольку ей была причинена психотравма.

8 июня 2023 г. Дорогомиловский районный суд г. Москвы оставил иск без удовлетворения. Он указал, что оспариваемая информация в отношении Ц., изложенная в письме, является выражением субъективного мнения К., ее взгляда в отношении истца, следовательно, не может быть предметом судебной защиты в порядке ст. 152 ГК РФ, и направлена на доведение до истца своей позиции в целях разрешения семейного конфликта. Доказательств, что спорный текст письма был направлен работодателю истца в целях исключительно причинить вред истцу, суду не представлено, поскольку нет доказательств, что работодатель истца лишил ее премии после поступления указанного письма.

28 ноября 2023 г. Мосгорсуд оставил решение первой инстанции без изменений. Он отклонил доводы апелляционной жалобы о распространении ответчиками в отношении истца порочащих сведений, а также относительно неверной оценки представленных доказательств. Суд указал, что спорное письмо адресовано непосредственно истцу и из его содержания не следует цель ответчика довести до сведения работодателя негативную информацию об истце.

Впоследствии Второй КСОЮ указал, что выводы судов первой и апелляционной инстанций о том, что из содержания письма не следует цель ответчика довести до сведения работодателя негативную информацию об истце, основаны на неверном определении юридически значимых обстоятельств по делу и ненадлежащей оценке доказательств, что повлекло за собой нарушение норм материального и процессуального права.

Читайте также
Защита чести и достоинства
Вице-президент ФПА РФ Генри Резник прокомментировал опубликованный ВС РФ обзор судебной практики по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации
31 марта 2016 Новости

Кассационный суд отметил, что, согласно разъяснениям, данным в п. 7 Постановления Пленума ВС РФ от 24 февраля 2005 г. № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» по делам данной категории, необходимо иметь в виду, что обстоятельствами, имеющими в силу ст. 152 ГК значение для дела, которые должны быть определены судьей при принятии искового заявления и подготовке дела к судебному разбирательству, а также в ходе судебного разбирательства, являются: факт распространения ответчиком сведений об истце, порочащий характер этих сведений и несоответствие их действительности. При отсутствии хотя бы одного из указанных обстоятельств иск не может быть удовлетворен судом.

Кассация отметила, что, как следует из текста спорного письма, оно направлено в адрес банка на имя руководителя Ц., при этом до адресата доводится информация, содержащая указание на то, что истец по делу нарушил действующее законодательство, совершив нечестный поступок в отношении своего родственника. В связи с этим кассационный суд, принимая во внимание доводы жалобы, указал, что выводы судов о том, что письмо адресовано непосредственно истцу и из его содержания не следует цель ответчиков довести до сведения работодателя негативную информацию об истце, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Таким образом, изложенное, как пояснил кассационный суд, свидетельствует о неверном определении судами юридически значимых обстоятельств по делу и, как следствие, о нарушении норм процессуального права и неприменении норм права, подлежащих применению. Поскольку Второй КСОЮ признал названные нарушения существенными и непреодолимыми, он отменил обжалуемые судебные акты, направив дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При повторном рассмотрении дела Дорогомиловский районный суд г. Москвы со ссылкой на имеющееся в деле заключение специалиста отметил, что в спорном письме, адресованном управляющей банковского офиса, содержатся негативные сведения о действиях Ц., и выражены они именно в форме утверждения. Это заключение не было опровергнуто, от ответчиков не поступало ходатайств о назначении судебной лингвистической экспертизы. Эти фрагменты письма, как счел суд, содержат сведения о том, что истец совершила противоправные действия, осуждаемые обществом и преследуемые российским с уголовным законодательством. Они объективно порочат Ц., поскольку содержат утверждения о совершении ею нечестного, противоправного поступка, поскольку в данном письме приведены конкретные обстоятельства "мошеннических" действий истца.

«Однако доказательств того, что указанные факты заключения мнимого договора и присвоения чужих денежных средств правдивы, ответчики суду не представили. Поэтому суд приходит к выводу, что распространенные ответчиками и оспариваемые истицей сведения о том, что фио совершила мошенничество и заключила мнимую сделку, должны быть опровергнуты ответчиками. При этом в исследованных материалах дела имеется справка об отсутствии у истца судимости, а также постановление об отказе в возбуждении в отношении истца уголовного дела», – отмечено в решении.

При этом суд напомнил, что под распространением сведений, порочащих честь и достоинство граждан или деловую репутацию граждан и юридических лиц, следует понимать опубликование таких сведений в печати, трансляцию по радио и телевидению, демонстрацию в кинохроникальных программах и других СМИ, распространение в Интернете, а также с использованием иных средств телекоммуникационной связи, изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в той или иной, в том числе устной, форме хотя бы одному лицу.

В судебном заседании, как отметил районный суд, ответчик Л. признала факт распространения сведений работодателю истца. В связи с этим он частично удовлетворил иск, признав не соответствующим действительности, порочащим честь и достоинство Ц. ряд высказываний ответчиков, изложенных в спорном письме. Таким образом Л. и К. обязали в течение трех дней с момента вступления решения в законную силу опровергнуть порочащие честь и достоинство (деловую репутацию) истца сведения путем направления соответствующего письменного обращения с опровержением на имя управляющей банковского офиса. С ответчиков в пользу Ц. взыскана компенсация морального вреда. В удовлетворении остальной части иска отказано.

В комментарии «АГ» Валентина Ященко напомнила, что статистические данные Верховного Суда указывают на то, что за год суды общей юрисдикции рассматривают примерно 5 тыс. споров о защите чести и достоинства (так же их называют диффамационными спорами), а арбитражные суды – примерно 800 подобных дел. «Вопреки всеобщим ожиданиям к данному способу защиты прибегают не только публично известные люди, а также СМИ, но и простые граждане, как случилось в настоящем деле», – заметила она.

По словам адвоката, несмотря на значительное число дел в производстве судов, разъяснений ВС РФ, отраженных в соответствующих постановлениях его Пленума и Обзоре практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации (утв. Президиумом ВС РФ 16 марта 2016 г.), следует признать, что эта категория споров продолжает вызывать затруднения у судов при разграничении наличия/отсутствия порочащего характера сведений оспариваемых сторонами дела. «На мой взгляд, прежде всего, это вызвано попыткой исключить в рамках данной категории споров назначения судебно-лингвистических экспертиз в порядке ст. 79 ГПК РФ, в данном деле отказ суда в вопросе необходимости привлечения специалиста-лингвиста при первоначальном рассмотрении иска нашей стороны привел к тому, что нам пришлось пройти большой путь до суда кассационной инстанции, чтобы исправить досадную процессуальную ошибку суда первой инстанции», – пояснила Валентина Ященко.

Она добавила, что при повторном рассмотрении дела суд устранил допущенные нарушения, исследовал заключение специалиста, положив его в основу своего решения, что привело к удовлетворению иска и восстановлению доброго имени ее доверителя. «Кроме того, была восстановлена репутация банковского работника, опороченная перед ее непосредственным руководителем, в том числе суд обязал ответчиков направить письмо с опровержением в адрес работодателя», – отметила адвокат.

Почетный адвокат России, медиатор, партнер INTELLECT Дмитрий Загайнов назвал решение суда весьма примечательным. «Районный суд согласился с выводами кассации и привел свое решение в соответствии с требованиями закона. Поскольку порочащее сообщение распространено без соблюдения условия о конфиденциальности, то есть открыто, то именно по этой причине оно стало известно другому лицу. Распространители не доказали в суде, что информация соответствует действительности, поэтому они справедливо привлечены судом к гражданско-правовой ответственности», – полагает он.

В то же время эксперт обратил внимание на то, что обычно оценочные суждения, если они не носят оскорбительного характера, опровержению не подлежат. «Но в этом деле суд пришел к выводу, что и конкретная фраза, содержащая оценочное суждение, подлежит опровержению. Только не ясно, что в данной фразе есть порочащего или оскорбительного. В связи с этим надо детально изучить материалы конкретного дела. Полагаю, что в данном случае подлежат опровержению утверждения о фактах и обвинения в совершении порочащего поступка, то есть такие фразы, в которых, например, содержится обвинение в обмане, мошенничестве и иных подобных действиях», – полагает Дмитрий Загайнов.

Управляющий партнер юридической фирмы «Гареев, Махно и Касьян» Владислав Касьян полагает, что это решение соответствует практике, в частности, п. 7 Постановления Пленума ВС РФ № 3 о судебной практике по делам о защите чести и достоинства. «Вопреки указанным разъяснениям суды первоначально неверно дали оценку обстоятельствам дела и посчитали, что самого факта распространения порочащей информации не было. Однако это не так: сам ответчик в судебном заседании признал факт распространения сведений именно работодателю, а не истцу; письмо адресовано работодателю, а это уже автоматически распространение, поскольку такое письмо выходит за рамки “личной переписки”», – отметил он.

Также в новом решении, как заметил эксперт, суд счел, что именно ответчик должен доказывать, что указанные им обстоятельства являются правдивыми, что не было сделано: заключение специалиста не опровергнуто, доказательства мошенничества не предоставлены, более того, есть информация об отказе в возбуждении уголовного дела. «На мой взгляд, решение справедливо и учитывает сложившуюся практику», – заключил Владислав Касьян.

Рассказать:
Яндекс.Метрика