×

Адвокатам раскрыли психологические аспекты достоверности показаний

C лекцией на вебинаре ФПА выступила профессор факультета психологии МГУ, ведущий научный сотрудник Школы антропологии будущего Института общественных наук РАНХиГС Вероника Нуркова
Фотобанк Freepik
В своем выступлении эксперт, в частности, отметила, что люди чаще всего сталкиваются не с фальсифицированными воспоминаниями о событиях, а с неким «монтажом» пережитого опыта и его последующих интерпретаций.

Как сообщает пресс-служба Федеральной палаты адвокатов, 19 мая в рамках обучающего вебинара ФПА с лекцией на тему «Судим память? Психология достоверности показаний» выступила доцент, профессор факультета психологии МГУ им. М.В. Ломоносова, ведущий научный сотрудник Школы антропологии будущего Института общественных наук Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ, д.п.н. Вероника Нуркова.

Свое выступление спикер начала с экскурса в недалекое будущее – мир паноптикона (постоянной фиксации событий объективной и субъективной жизни человека). На эту тему, пояснила она, ведется много научных разработок. Так, некоторые люди уже активно используют лайфлоггинг – приборы автоматической фиксации повседневной жизни на цифровой носитель с использованием компактной техники.

По словам лектора, в настоящее время в ходе судебного разбирательства нередко бывает, что потерпевший детально помнит нанесенный ему вред, подсудимый – что он совершил противозаконное деяние, а свидетель – события, при которых он присутствовал.

Вероника Нуркова привела данные зарубежного исследования, в котором сопоставлялись экспертные суждения о свидетельских показаниях и мнения судей по этим вопросам. Так, большинство судей согласились, что формулировка вопроса, который задается участникам судебного процесса, вносит большой вклад в результат рассмотрения дела. При этом серьезной проблемой являются ловушки и манипуляции, которые могут расставлять свидетелям интервьюеры. По мнению большинства судей, в привлечении экспертов по свидетельским показаниям нет необходимости, если показания можно оценить на основе здравого смысла и личного опыта. При этом судьи выразили доверие присяжным, полагая, что те способны отличить точные и неточные свидетельские показания.

Было отмечено, что наука постоянно развивается, результаты новых исследований порой могут опровергать прежние, в связи с этим эксперты не всегда готовы быстро менять свое мнение. В качестве примера были приведены новые данные о качестве свидетельских показаний лиц, которые в момент совершения события находились в состоянии алкогольного опьянения. Результаты показали, что хотя люди в состоянии алкогольной интоксикации помнят (по сравнению с трезвыми людьми) меньше правильных деталей события, данное состояние не увеличивает количество неправильных деталей. В связи с этим лучше всего допрашивать таких участников событий сразу же, не дожидаясь, пока они протрезвеют.

Спикер добавила, что во всем мире воспоминания участников событий, свидетельские показания и опознания являются важнейшим элементом судебного разбирательства. Доверие к свидетельским показаниям в целом высокое. В качестве примера Вероника Нуркова привела международный проект «Невиновность» (The Innocence Project), который реализуется в США с 1990-х гг. Активисты проекта инициируют пересмотры обвинительных решений с использованием недоступных ранее технических экспертиз. Как показало исследование, высокий процент обвинительных приговоров был вынесен с опорой на ложные свидетельские показания и самооговоры.

Также спикер проанализировала результаты экспериментального исследования эффективности различных методов активизации памяти, получившего широкий резонанс. Так, результаты опыта показали, что 70% испытуемых – законопослушных граждан, не склонных к совершению противоправных деяний, – при определенных условиях смогли поверить, что якобы совершили преступление в прошлом и даже настаивали на этом, несмотря на контраргументы.

Эксперт сообщила, что чаще всего мы имеем дело не с фальсифицированными воспоминаниями о событиях, а с неким «монтажом» пережитого опыта и его последующих интерпретаций, поэтому то, что интервьюеру представляется ложным, для интервьюируемого является истиной.

Она также обратила внимание на возрастной аспект свидетельских показаний: в частности, у пожилых людей биографическая память работает таким образом, что о далеком прошлом они помнят гораздо достовернее, чем о не столь отдаленных событиях.

Вероника Нуркова также раскрыла ряд психологических факторов, которые необходимо учитывать для принятия решения о потенциальном доверии к показаниям. Были приведены аргументы о значимости исследования текущего мотивационного состояния личности вспоминающего, доступной ему информации о событии прошлого, присутствия в сознании опрашиваемого детализированного образа конкретного эпизода с дополнительным рассмотрением вопроса о том, не мог ли он быть получен из внесобытийного источника и др. Особый акцент в выступлении был сделан на личностные и познавательные характеристики вспоминающего.

На примере из собственного экспертного опыта спикер продемонстрировала, как манипулятивные воздействия третьих лиц на показания потерпевших способствуют вынесению неправосудных обвинительных приговоров. По материалам дела были проанализированы ошибки педагога-психолога, а также действия, направленные на повышение субъективной вероятности события у неуверенного в их однозначности свидетеля.

Завершая лекцию, Вероника Нуркова предприняла своеобразную «реабилитацию» памяти, указав, что на коротком интервале времени она действительно способна удерживать точный отпечаток опыта.

Повтор трансляции состоится в субботу, 23 мая.

Рассказать: