×

Чаще всего профессиональные права адвокатов нарушают судьи

Институт права и публичной политики опубликовал объемное исследование о нарушении профессиональных прав адвокатов
Фото: «Адвокатская газета»
Вице-президент ФПА Генри Резник отметил, что авторы доклада обозначили те вопросы, которые не могут быть разрешены в короткий срок, и те проблемы, над которыми еще нужно работать. По мнению директора Института Ольги Сидорович, профессиональные права адвоката должны быть гарантированно защищены для того, чтобы он мог квалифицированно защитить других.

20 октября Институт права и публичной политики опубликовал доклад «Тернистый путь становления российской адвокатуры: защита профессиональных прав адвокатов».

В нем рассказывается о международно-правовых стандартах адвокатской деятельности и об истории развития адвокатуры в России. Значительная часть доклада посвящена нарушениям профессиональных прав адвокатов со стороны ФСИН, оперативно-разыскных и следственных органов, судов и органов адвокатского сообщества.

В ходе исследования опросили почти 300 адвокатов

Доклад базируется, в частности, на результатах опроса адвокатов, который в апреле 2020 г. Институт провел совместно с Федеральной палатой адвокатов – партнером данного исследования.

В опросе приняли участие 284 адвоката из 68 регионов. Более 70% респондентов – опытные адвокаты со стажем работы от 5 лет. Еще 21% опрошенных занимались адвокатской деятельностью от 1 года до 5 лет, всего 5% трудились в этой сфере менее года. Почти половина респондентов всех возрастов специализируются на уголовном судопроизводстве.

Полученные данные позволили сформулировать рекомендации, большая часть которых адресована законодателю.

Права адвокатов нередко нарушают сотрудники СИЗО

Среди нарушений прав адвокатов в системе ФСИН авторы исследования называют:

  • требование предоставить разрешение следователя, суда или другой документ для допуска к подзащитному;
  • отказ в свидании;
  • длительное ожидание свидания;
  • досмотр на входе;
  • плохое обустройство места для свидания;
  • препятствие к обмену бумагами, переписке с подзащитным в ходе свидания;
  • препятствия в работе с техникой;
  • прослушивание разговоров;
  • прерывание свидания;
  • досмотр адвоката и его вещей, изъятие документов у адвоката после свидания.

Опрос показал, что почти 35% респондентов сталкивались с нарушением своих профессиональных прав сотрудниками мест содержания под стражей. При этом 44% адвокатов, пострадавших от таких действий, сталкивались с ним несколько раз и 32% – многократно.

«Имеющиеся в распоряжении адвоката возможности обжалования незаконных действий сотрудников ФСИН – по административным инстанциям и в суд – не являются эффективными средствами правовой защиты, так как большинство полученных ответов является либо “отписками”, либо отрицанием факта нарушения», – считают авторы исследования.

Более половины опрошенных столкнулись с «дублерством» на следствии

В числе нарушений прав адвокатов оперативно-разыскными и следственными органами отмечены:

  • допрос адвоката с целью получить информацию, составляющую адвокатскую тайну;
  • допрос адвоката в качестве свидетеля с целью не допустить его дальнейшего участия в деле;
  • проведение обыска в помещениях адвокатских образований и ОРМ в отношении адвоката;
  • применение физического насилия с целью не допустить участия адвоката в следственном действии;
  • необоснованный отказ в допуске к доверителю;
  • предъявление в целях выведения адвоката из дела обвинения в разглашении тайны следствия или в соучастии в преступлениях, предположительно совершенных доверителем;
  • привлечение к защите обвиняемого помимо адвоката по соглашению адвокатов по назначению, являющихся «карманными адвокатами» следствия.

25% опрошенных заявили, что в отношении них проводили ОРМ, чтобы воспрепятствовать профессиональной деятельности. При этом почти 66% из них сталкивались с данным нарушением не единожды. Примечательно, что эта проблема коснулась не только адвокатов, работающих в уголовном процессе, но и 14% из тех, кто обозначил в качестве своей специализации гражданское и административное судопроизводство. «Это может свидетельствовать о том, что оперативно-разыскные мероприятия в отношении указанных адвокатов проводились в целях получения информации об их доверителях по гражданским делам», – отмечается в исследовании.

С вызовами на допрос в связи с осуществлением профессиональной деятельности столкнулись более 30% респондентов, причем 43% из них – несколько раз, а 9% – неоднократно. В то же время всего 28% респондентов, столкнувшихся с таким нарушением, имеют специализацию в сфере уголовного судопроизводства и производства по делам об административных правонарушениях. Более 36% работают в сфере гражданского и административного судопроизводства, а 32% – не имеют специализации. «Это подтверждает многочисленные заявления в прессе и информацию неправительственных организаций о том, что нарушения прав адвокатов следственными органами часто выражаются в их допросах с целью получения информации об их доверителях по гражданским делам, чаще всего бизнесменах», – указали авторы доклада.

В 38% случаев результатом проведения обыска или выемки стало отстранение адвоката от дальнейшего участия в деле. «Это также доказывает, что проведение обыска/выемки в помещениях, занимаемых адвокатами, кроме цели получения информации в отношении доверителей, в том числе информации, охраняемой адвокатской тайной, имеет цель отстранения адвоката от дальнейшего участия в деле», – говорится в исследовании.

55% респондентов сталкивались в своей практике со случаями «двойной защиты». Причем более половины – несколько раз, а 23% – многократно. 

Чаще всего права адвокатов нарушают суды, а наиболее редко – органы адвокатского сообщества

Среди нарушений прав адвокатов в суде авторы исследования указали:

  • удаление из зала суда активных адвокатов под предлогом нарушения распорядка судебного заседания;
  • физическое насилие со стороны судебных приставов, когда те выводят адвокатов из зала заседания или здания суда.

Данные опроса свидетельствуют, что 69% респондентов сталкивались с нарушениями своих профессиональных прав судом. При этом 46% таких адвокатов столкнулись с этим несколько раз, а 43% – многократно. Наиболее часто встречались демонстративное отклонение всех ходатайств и отказ в рассмотрении представленных доказательств.

В то же время единственный способ обжалования неправомерных действий судьи – обращение в квалификационную коллегию судей (либо обращение на имя председателя соответствующего суда с просьбой обратиться в ККС) – не является эффективным способом правовой защиты, сказано в докладе: адвокаты получили отрицательные ответы на 77% обращений.

Отметим, что всего 5% опрошенных сообщили о нарушении их профессиональных прав адвокатскими палатами и еще 3% – адвокатскими образованиями. Наиболее распространенный вид нарушения со стороны адвокатских палат – отказ дать в ответ на обращение разъяснение совета адвокатской палаты субъекта, а со стороны адвокатских образований – отказ зарегистрировать соглашение.

Рекомендации по результатам исследования

В докладе отмечается, что результаты исследования и опроса были проанализированы на экспертной встрече в июле 2020 г. В ней приняли участие заместитель председателя Конституционного Суда в отставке Тамара Морщакова, директор Института Ольга Сидорович, вице-президенты ФПА Светлана Володина и Генри Резник, вице-президент АП г. Москвы Вадим Клювгант, председатель Комиссии по защите прав адвокатов АП г. Санкт-Петербурга Сергей Краузе, старший юрист Института Анита Соболева, а также адвокаты Владимир Васин и Рамиль Ахметгалиев.

В ходе встречи были сформулированы рекомендации, которые отражены в докладе. В частности, предлагается: 

  • ввести уголовную ответственность за вмешательство в адвокатскую деятельность с целью воспрепятствования осуществлению профессиональных полномочий; 
  • восстановить судебный порядок получения предварительного разрешения на возбуждение уголовного дела в отношении адвоката, а также предусмотреть обязательное участие в соответствующем судебном заседании уполномоченного представителя адвокатской палаты субъекта; 
  • предусмотреть в УПК обязательную проверку доказательств защиты, указывающих на опровержение подозрения или обвинения;
  • установить, что удостоверение адвоката предоставляет ему право беспрепятственного доступа во все организации и учреждения тогда, когда это необходимо для осуществления профессиональной деятельности; 
  • закрепить в УПК, что являются недопустимыми доказательствами показания подозреваемого и обвиняемого, полученные в ходе досудебного производства с участием защитника, который назначен с нарушением установленного ФПА и адвокатской палатой субъекта порядка; 
  • установить сокращенные сроки рассмотрения и направления ответов на адвокатские запросы и усилить административное наказание за их неисполнение.

Представители ФПА и Института о ценности исследования

Комментируя пресс-службе ФПА доклад, Генри Резник отметил, что опрос, проведенный в рамках исследования, вскрывает разные представления о возможных разрешениях целого ряда вопросов, включая полярные мнения: «Я вижу в этом ценность, поскольку представлена целая палитра взглядов на этот счет, в противном случае мы рискуем упустить значимое». Исследователи обобщили отечественный и зарубежный опыт и обозначили те вопросы, которые не могут быть разрешены в короткий срок, те проблемы, над которыми еще нужно работать, считает Генри Резник. 

В свою очередь Ольга Сидорович напомнила, что адвокат – важнейший участник любого судебного разбирательства, поскольку даже на уровне мирового суда обычному человеку непросто вести диалог с судьей один на один. «Профессиональные права адвоката должны быть гарантированно защищены, чтобы он мог квалифицированно защитить других. Однако мы видим по проведенному опросу, что деятельность адвоката зачастую находится под давлением как действующих законов, так и практик правоохранительных органов. Это нередко снижает эффективность оказываемой адвокатами юридической помощи и, следовательно, ослабляет систему защиты прав человека», – подчеркнула она.  

В ближайшее время эксперты «АГ» также проанализируют наиболее значимые, с их точки зрения, положения доклада.

Рассказать: