×

Что препятствует гражданам эффективно защищать общественный интерес?

В рамках ПМЮФ состоялся круглый стол, посвященный реализации гражданами права частных лиц на защиту публичного интереса
Фото: Коньков Сергей/фотохост-агентство ТАСС
В ходе дискуссии на примере самых чувствительных сфер общественной жизни – культуры, градостроительства и госзакупок – были обозначены ключевые проблемы, связанные с возможностями граждан защищать общественный интерес, и предложены пути их решения.

17 мая на IX Петербургском международном юридическом форуме состоялся круглый стол на тему «Как частные лица могут защищать публичный интерес».

Как отмечено на сайте ПМЮФ, участникам дискуссии предлагалось обсудить, могут ли частные лица защищать общие интересы, и если да, в каком случае и в каком порядке они могут это делать, а также как понять, когда активисты действительно восполняют не сработавшую государственную функцию по защите общих благ, а когда стремятся к извлечению личной выгоды или вовсе занимаются «правовым рэкетом».

Доцент факультета городского и регионального развития и Высшей школы урбанистики им. А.А. Высоковского НИУ ВШЭ Иван Медведев обозначил три вопроса, которые необходимо решить в первую очередь: права жителей, возможности их реализации и противостояние горожан и девелоперов. Спикер пояснил, что прежде всего нужно понять, какими правами, связанными с территорией города, обладают его жители. Он отметил, что такие права, не будучи подкрепленными судебной защитой, работают неэффективно, и высказался о необходимости нового «правового интерфейса». При этом девелоперы также хотят, чтобы их права были защищены, а правовое пространство – предсказуемо. «Все эти вопросы требуют четкой и жесткой логики в выработке “правил игры”», – отметил он.

Спикер добавил, что нередко горожане таким образом выявляют «больные места» и с помощью формирования судебной практики улучшают городское пространство. В этой связи он подчеркнул важность развития «городской юриспруденции» – несмотря на то, что это частный вопрос, значение он имеет для всего города.

По словам Ивана Медведева, за рубежом так называемое «право на город» получило законодательное закрепление. С одной стороны, оно касается горожан, с другой – корпораций. В России в настоящее время оно нашло отражение в концепции корпоративной социальной ответственности, но также нуждается в институционализации.

Он также добавил, что в зарубежной практике около 20 лет назад появился новый вид договоров (CBA Agreement), представляющий собой соглашение о выгодах для сообщества (например, договоры девелоперов с коалицией жителей). В такой договор могут включаться положения о социальном жилье, благоустройстве, рабочих местах, магазинах, культурных центрах, поддержке малого бизнеса и т.д. При этом он подлежит судебной защите. По мнению Ивана Медведева, подобное регулирование возможно и в России, поскольку противостояние девелоперов и жителей свидетельствует о необходимости разрешения конфликтов в правовом русле.

Руководитель антимонопольной практики АБ «Иванян и партнеры» Екатерина Смирнова, выполняющая функции модератора дискуссии, рассказала о практике общественного контроля в сфере государственных и муниципальных закупок. «Существование такого контроля нужно признать логичным, поскольку госзакупки осуществляются на деньги налогоплательщиков», – отметила она. При этом спикер добавила, что несмотря на прозрачность и открытость системы общественного контроля в данной сфере, ее вряд ли можно признать эффективной.

В частности, общественное обсуждение госзакупок является обязательным, когда цена контракта превышает 1 млрд руб. Однако оно носит рекомендательный характер, в связи с чем заказчик вправе по своему усмотрению отменить закупку, внести в изменения в план или продолжить закупку в изначально предложенном виде. «Третий вариант на практике превалирует, – отметила модератор, – поэтому общественное обсуждение в данном случае нельзя признать эффективной формой контроля».

Екатерина Смирнова добавила, что еще одной формой общественного контроля является возможность частных лиц и общественных организаций направлять запросы заказчикам о размещении госзакупки, исполнении контракта и др. Граждане и общественные организации также вправе осуществлять мониторинг закупок, и по его результатам обращаться в правоохранительные органы и прокуратуру. Но это также не является специальным правом.

Из специальных прав Екатерина Смирнова отметила два – право общественных организаций обращаться в антимонопольную службу и в суд. «Самый эффективный способ защиты своих прав – обращение в антимонопольную службу», – подчеркнула она, при этом добавив, что с 1 июля вступают в силу поправки в Закон о госзакупках, запрещающие общественным организациям обжаловать процедуру и результаты госзакупок в суд и ФАС.

Также модератор отметила, что законодательство предоставляет возможность заинтересованным лицам обращаться в суд в заявлением о признании недействительными торгов и заключенного по их результатам договора, что также применимо к государственным и муниципальным закупкам. «Вопрос в том, кто такие эти заинтересованные лица, и как в данном случае определить границы между правовым интересом и академическим любопытством?» – отметила Екатерина Смирнова.

В то же время она обратила внимание, что в последнее время участились иски общественных организаций к театрам об отмене постановок, в которых истцы усматривают нарушения норм морали и нравственности, оскорбление чувств и т.д. «В этой категории дел интересно то, что граждане начинают действовать в публичном интересе, хотя такое право им не предоставлено», – отметила она, добавив, что является противником предъявления таких исков, поскольку со спектакля, который не нравится, всегда можно просто уйти, а не мучиться в ожидании окончания, чтобы потом обратиться в суд.

Управляющий партнер юридической фирмы CLC Наталья Шатихина в своем выступлении отметила, что общество пока плохо нащупывает баланс прав частных лиц в защиту публичного интереса, который сейчас только развивается. При этом она добавила, что судебная практика по данным вопросам противоречива не только в России, но и в европейских странах.

Спикер подчеркнула, что появление и доступность всем слоям общества социальных сетей породили новый психотип, и этот вопрос актуален во всем мире. «Степень невротизации общества взлетела высоко вверх, – пояснила она. – Люди получают информацию из соцсетей моментально, чувствуют сопричастность к происходящему, отрезая в себе необходимость сравнивать, анализировать и т.д.».

Управляющий АБ «Бартолиус» Юлий Тай в свою очередь отметил, что лидеров с ярко выраженной гражданской позицией следует отличать от сутяг и психически неуравновешенных людей. По его мнению, необходим институциональный баланс процессуальных прав и обязанностей, позволяющий гражданам инициировать этот процесс в разных формах, не обязательно судебных (например, обращение в госорганы, прокуратуру и т.д.). В то же время, подчеркнул он, если имеет место не правой интерес, а правовое любопытство или препятствие экономическому развитию страны, города и правам других лиц, то такая инициатива должна быть остановлена. «Это не только российская проблема. Она актуальна для всех стран с демократическим правопорядком. И эта граница – всегда баланс», – подчеркнул адвокат.

Чтобы иски о защите общественного интереса принимались судами, считает Юлий Тай, необходимо законодательное закрепление данного права. При этом истцы должны быть объединены в группу. «Полагаю, в данном случае количество имеет значение, – пояснил он. – Когда люди объединяются для защиты интересов еще большего, неопределенного круга лиц, и четко мотивируют все претензии и доводы, право на судебную защиту должно быть открыто», – отметил он. Спикер добавил, что если люди не имеют возможности объединиться, они все равно должны иметь возможность обратиться в суд, но уже с обременением в виде судебных расходов или иных ограничений. «Каждый должен иметь право крикнуть “Хватит!”, но он должен нести ответственность за этот выкрик», – полагает он.

Юлий Тай обратил внимание на важный момент, который нашел отражение в Постановлении Конституционного Суда РФ от 21 января 2019 г. № 6-П.

Читайте также
КС пояснил порядок взыскания издержек по административному делу в пользу заинтересованного лица
Суд признал конституционной оспариваемую норму КАС РФ, однако перечислил условия, при наличии которых с административного истца взыскиваются судебные расходы, понесенные заинтересованным лицом
29 Января 2019 Новости

По мнению адвоката, КС справедливо обратил внимание на необходимость разграничения споров между частными лицами и с участием органов публичной власти. «Несмотря на то, что КС так и не подвел итог в этой правовой позиции, вывод, на мой взгляд, напрашивается один: частному лицу должны быть большие преференции (не должны взыскиваться судебные расходы, если гражданин, например, критикует государство)». По мнению адвоката, золотая середина состоит в выработке такого дифференцированного подхода – у кого больше власти (т.е. прав), у того и больше ответственности, ограничений и обременений.

По мнению спикера, на такой сложный вопрос как защита частными лицами публичного интереса, ответ не может быть простым, и суду следует всякий раз внимательно исследовать обстоятельства обращения. «Уверен, что через очень короткое время люди стали бы обращаться в суд только когда это действительно требуется», – подчеркнул он. В то же время адвокат добавил, что государству не следует забывать и о «замораживающем эффекте», когда госпошлинами и судебными расходами ограничиваются разумная инициативность и желание граждан отстаивать свои и чужие интересы. Этого нельзя допустить, считает Юлий Тай, иначе социального взрыва не миновать.

Партнер юридической компании «Пепеляев Групп» Роман Бевзенко, также выполнявший функции модератора дискуссии, в своем выступлении рассказал о мобильных приложениях «Помощник Москвы» и «Активный гражданин» как способе защиты гражданами публичного интереса. В заключение спикеры поделились личным опытом обращения с жалобами через приложения и отметили, что он был положительным.

Рассказать:
Дискуссии
ПМЮФ-2019
ПМЮФ-2019
Юридический рынок
20 Мая 2019