×

ЕСПЧ присудил компенсации держателям советских облигаций

Европейский Суд признал системной проблему невыплат компенсаций по облигациям займа 1982 г. и обязал власти РФ приступить к обсуждению способов ее решения
Представитель интересов одного из заявителей Виктор Федосеев отметил, что постановление ЕСПЧ гарантирует будущим заявителям вынесение Судом решений по подобным делам в упрощенной процедуре и может помочь в урегулировании выявленной правовой проблемы.

3 июля 2018 г. Европейский Суд по правам человека опубликовал Постановление по делу «Волокитин и другие против России», признав нарушение прав 14 заявителей, которые жаловались на невыплату властями РФ компенсаций по облигациям государственного внутреннего выигрышного займа 1982 г.

Заявители утверждали, что власти РФ признали себя правопреемником СССР в отношении облигаций внутренних займов. В связи с этим в период с 1995 по 2000 гг. были приняты законы и постановления, в которых предусматривался перевод советских ценных бумаг, в том числе облигаций займа 1982 г., в целевые долговые обязательства Российской Федерации. Однако исполнение этих законодательных актов приостановлено до 2020 г.: процедура перевода государственных ценных бумаг СССР в целевые долговые обязательства, начисление на них дохода и их погашение по долговой стоимости не осуществляются.

Заявители указывали, что обращались в финансовые госорганы и суды, добиваясь погашения облигаций, однако их претензии были отклонены. Более того, в 2012 г. Конституционный Суд РФ в Определении № 632-О отметил, что, «решая задачи, связанные с восстановлением сбережений граждан, федеральный законодатель, призванный действовать во всеобщих интересах… праве ограничить права, в том числе имущественные, одних лиц в целях защиты прав и законных интересов других».

Представитель заявителя Н.Н. Гусева – адвокат, председатель Московской муниципальной коллегии Виктор Федосеев в комментарии «АГ» рассказал, что его доверитель дважды обращался с заявлением в Министерство финансов РФ. Однако из писем директора Департамента финансовой политики следовало, что перевод советских облигаций в российские и впоследствии в рубли не может быть произведен в связи с отсутствием федеральных законов о переводе государственных ценных бумаг СССР и сертификатов Сберегательного банка в целевые долговые обязательства Российской Федерации.

По словам Виктора Федосеева, в 2013 г. Гусев обратился в Верховный Суд с иском о признании незаконным бездействия Правительства в части неисполнения Соглашения о принципах и механизме обслуживания внутреннего долга. ВС РФ отказал в принятии иска, указав, что суды общей юрисдикции не вправе возлагать на органы государственной власти Российской Федерации обязанность по принятию нормативных правовых актов и предписывать им совершать определенные действия, поэтому заявление Гусева не подлежит рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства.

Исчерпав все меры судебной защиты в России, Гусев обратился в Европейский Суд по правам человека. Он, как и остальные заявители, жаловался на нарушение его прав, гарантированных ст. 1 Протокола 1 («Защита собственности») к Европейской конвенции, в связи с неисполнением российскими властями своих обязательств и требовал выплаты ему справедливой компенсации материального ущерба и морального вреда.

Правительство РФ в ответе на жалобу заявителей сослалось на Определение КС РФ № 632-О, поддержав аргументы о приоритете острых социальных нужд при выплатах из бюджета.

Рассмотрев дело, Суд согласился, что определение бюджетных приоритетов с учетом необходимости решать неотложные социальные проблемы является законной целью, преследуемой в интересах общества, тем более в сложных социально-экономических условиях, в которых Россия оказалась в 90-е гг. При этом ЕСПЧ учел, что российское Правительство взяло на себя обязательство погасить задолженность по облигациям, приняв Закон о защите сбережений, и, хотя его реализация была приостановлена, облигации не были аннулированы, а власти РФ признают их долговыми обязательствами страны. В то же время Суд заметил, что Правительство не выдвинуло убедительного обоснования затягивания в течение 15 лет выплат компенсаций заявителям и признал нарушение ст. 1 Протокола 1 к Конвенции.

Европейский Суд напомнил, что ранее уже констатировал подобное нарушение по аналогичным делам против России и пришел к выводу, что существует структурная проблема, связанная с неисполнением властями РФ своих обязанностей перед держателями облигаций займа 1982 г. ЕСПЧ рекомендовал государству-ответчику инициировать обсуждение способов ее решения с Комитетом министров Совета Европы.

Кроме того, ЕСПЧ предположил, что стоимость облигаций могла колебаться с течением времени, а потому причитающаяся заявителям компенсация должна зависеть от времени приобретения облигаций. В связи с этим Суд просил заявителей указать время, способ приобретения облигаций и их цену. Однако не все заявители ответили на запрос, что, как указал Суд, не позволило определить, понесли ли они ущерб, и свидетельствовало об их отказе от своих претензий.

В числе таких заявителей оказался Гусев. Виктор Федосеев рассказал, что его доверитель является держателем облигаций государственного внутреннего выигрышного займа 1982 г., большая часть из которых досталась ему по наследству от отца и матери, а часть была приобретена им самим. Номинальная стоимость облигаций составила 747 915 «долговых рублей». «В прецедентной практике ЕСПЧ имеются положительные решения, в которых Суд определил примерную стоимость одного “долгового рубля” – 2 евро. Потому была указана сумма требования в размере порядка 1,5 млн евро», – пояснил адвокат. Европейский Суд отклонил требования Гусева, касавшиеся компенсации материального ущерба. В постановлении ЕСПЧ отметил, что некоторые документы, подтверждающие происхождение облигаций и сумму ущерба, могли быть утеряны, но какие-то письменные свидетельства должны были остаться.

В результате Европейский Суд постановил, что в отношении восьми заявителей справедливой компенсацией станет сам факт признания допущенного нарушения Конвенции. Трем заявителям было присуждено по 1,8 тыс. евро в качестве возмещения морального вреда и от 822 до 6,03 тыс. евро в качестве компенсации материального ущерба. Шести заявителям были компенсированы судебные расходы, в том числе Гусеву – ЕСПЧ присудил ему 1,5 тыс. евро.

По мнению Виктора Федосеева, самыми важными моментами в решении ЕСПЧ являются признание невыплаты компенсаций по облигациям системной проблемой и констатация длительного бездействия российских властей, а также то, что Суд обязал власти принять неотложные меры в сфере законодательных инициатив для устранения системного нарушения прав человека. «Это накладывает определенные обязанности на власти России и гарантирует будущим заявителям вынесение Европейским Судом решений по подобным делам в упрощенной процедуре», – подчеркнул он. Кроме того, адвокат выразил мнение, что решение ЕСПЧ будет способствовать урегулированию выявленной правовой проблемы. «Это неоспоримый факт, если только в дело не вмешаются политики», – считает он.

Между тем, как считает адвокат, Суд в своем решении выдержал «политес», не обременив финансовую систему России чрезмерной нагрузкой. «Европейский Суд удовлетворил лишь незначительные финансовые требования, признав, что компенсацией причиненного морального вреда является факт признания Судом допущенного нарушения Конвенции, – отметил он и добавил: – Мы не удовлетворены решением ЕСПЧ и планируем до истечения трех месяцев обратиться в Европейский Суд с просьбой передать дело на рассмотрение в Большую палату».

Адвокат также напомнил, что признание ЕСПЧ нарушения является в силу требований гражданско-процессуального законодательства РФ новым обстоятельством, позволяющим обратиться за пересмотром предыдущих судебных решений.

Рассказать: