×

ЕСПЧ призвал Россию решить системную проблему двойного привлечения к ответственности за одно деяние

Суд счел, что привлечение к ответственности за нарушение порядка проведения митинга и невыполнение законного распоряжения полицейского о прекращении участия в таком мероприятии нарушает правовой принцип non bis in idem
Фотобанк Лори
Представитель заявителя адвокат Александр Передрук отметил, что обозначенная ЕСПЧ проблема может быть решена законодателем, Пленумом ВС или протестами прокуроров. Один из сторонних экспертов полагает, что это постановление ЕСПЧ особенно актуально для фигурантов «московского дела». Второй рассказал об искусственном создании преюдиции при последовательном привлечении к административной ответственности по ст. 19.3 и 20.2 КоАП.

8 октября Европейский Суд вынес Постановление по делу «Корнеева против России», заявительница по которому Катерина Корнеева жаловалась на нарушение Конвенции о защите прав человека и основных свобод в связи с одновременным привлечением к ответственности за нарушение порядка проведения митинга и невыполнение законного распоряжения полицейского прекратить участие в несогласованном мероприятии.

Интересы Катерины Корнеевой как в судах Российской Федерации, так и в ЕСПЧ представлял адвокат АП г. Санкт-Петербурга Александр Передрук.

Два наказания за одно и то же деяние

12 июня 2017 г. на Марсовом поле в Санкт-Петербурге прошла акция протеста против коррупции. Место проведения митинга согласовано не было. Катерина Корнеева присутствовала на Марсовом поле, но, по ее словам, не принимала участие в акции. Тем не менее полиция задержала девушку вместе с демонстрантами.

Позднее в отношении Катерины Корнеевой был составлен протокол об административном правонарушении, в соответствии с которым девушке вменили невыполнение законного распоряжения должностного лица в связи с исполнением им обязанностей по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности (ч. 1 ст. 19.3 КоАП) и нарушение установленного порядка проведения митинга (ч. 5 ст. 20.2 КоАП).

Также был составлен протокол об административном задержании, согласно которому оно необходимо для обеспечения «правильного и оперативного рассмотрения дела». Катерина Корнеева провела ночь в отделе полиции, на следующий день ее доставили в Василеостровский районный суд г. Санкт-Петербурга, однако судья отложил рассмотрение дела. Вечером 13 июня девушку отпустили.

16 июня 2017 г. тот же суд рассмотрел оба дела об административных правонарушениях. В заседании Катерина Корнеева сообщила, что в День России она просто гуляла с подругой на Марсовом полюсе. Девушка обратила внимание суда на тот факт, что у нее не было баннеров, флагов или чего-то подобного и что она не произносила никаких лозунгов. По ее словам, требования сотрудников полиции о необходимости разойтись она не слышала.

«Защита ходатайствовала о вызове прокурора с целью поддержки обвинения в судебном заседании, мотивируя свою просьбу тем, что в противном случае эти функции вынужден взять на себя суд, что лишает его беспристрастности. Мы также просили вызвать и допросить свидетелей-полицейских, чьи письменные объяснения были единственными доказательствами, представленными в качестве обоснования вины моей подзащитной. Однако все это не имело никакого результата», – сообщил «АГ» Александр Передрук.

Катерина Корнеева была признана виновной в совершении административных правонарушений, предусмотренных ч. 1 ст. 19.3 и ч. 5 ст. 20.2 КоАП, в качестве наказания суд назначил административные штрафы.

29 июня 2017 г. Санкт-Петербургский городской суд рассмотрел апелляционную жалобу девушки. Защитник, в частности, отмечал, что предполагаемое неповиновение законному распоряжению прекратить участие в митинге может быть отягчающим обстоятельством, которое следует учитывать в рамках правонарушения, предусмотренного ст. 20.2 КоАП. Однако, по его мнению, это не может рассматриваться как отдельное правонарушение.

Адвокат обращал внимание суда и на тот факт, что привлечение его доверителя по двум статьям КоАП за одно действие нарушает основополагающий принцип права, согласно которому никто не может быть наказан дважды за одно и то же деяние (non bis in idem).

В апелляционной жалобе также было указано на несправедливость судебного разбирательства в суде первой инстанции. Девушка пояснила, что в качестве доказательств ее вины были использованы досудебные показания сотрудников полиции, которые защита не имела возможности проверить. Однако оба решения Василеостровского районного суда были оставлены в силе.

Позиция заявителя в ЕСПЧ

Катерина Корнеева посчитала, что административное задержание нарушило ее право на свободу и личную неприкосновенность, предусмотренное ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Она указала, что сотрудники полиции и Росгвардии, используя тактику удержания на ограниченной площади, стали задерживать граждан, попавших в оцепление, включая и ее. В данном случае они не проводили различий между теми, кто участвовал, и теми, кто не участвовал в митинге.

Катерина Корнеева подчеркнула, что сотрудники полиции могли составлять протоколы об административных правонарушениях на месте, однако не стали это делать. Соответствующий акт в отношении девушки был составлен только после доставления ее в полицию. По мнению Александра Передрука, дальнейшее административное задержание еще почти на сутки с целью «обеспечения правильного и своевременного рассмотрения дела об административном правонарушении» не соответствовало закону.

Заявительница пожаловалась также и на нарушение ст. 6 Конвенции, закрепляющей право на справедливое судебное разбирательство. Она пояснила, что в обоих делах против нее отсутствовал представитель стороны обвинения в судебном заседании, а также была ограничена возможность защитника оспаривать доказательства ее вины. Ранее ЕСПЧ признавал, что гарантии, предусмотренные ст. 6 Конвенции, применяются при предъявлении любого уголовного обвинения. При этом термин «уголовное обвинение» не может зависеть от национально-правовой квалификации и, с точки зрения прецедентной практики Европейского Суда, должен применяться и к некоторым делам об административных правонарушениях в связи с тяжестью потенциального наказания.

Кроме того, помимо суровости санкций, Катерина Корнеева отметила, что назначенные ей административные штрафы имели карательный и сдерживающий характер, что также является признаком уголовного наказания.

В жалобе также было указано на нарушение права не быть судимым или наказанным дважды, предусмотренного ст. 4 протокола № 7 к Конвенции. Заявительница пояснила, что фабулы обоих протоколов об административных правонарушениях отличались друг от друга только одним абзацем, в котором описывалась квалификация деяния. Кроме того, как указано в меморандуме, оба выдвинутых ей обвинения были сформулированы идентично.

Читайте также
Пленум ВС разъяснил судам применение законодательства о публичных мероприятиях
Постановление было принято после значительной переработки и исключения нескольких пунктов разъяснений
28 Июня 2018 Новости

Александр Передрук обратил внимание Европейского Суда на тот факт, что в Постановлении Пленума от 26 июня 2018 г. № 28 Верховный Суд РФ фактически подтвердил верность позиции заявителя. В п. 33 он признал, что участник несогласованного публичного мероприятия не может нести ответственность за невыполнение законного распоряжения сотрудника полиции по ст. 19.3 КоАП. ВС установил, что ответственность за это правонарушение охватывается диспозицией ч. 5 ст. 20.2 КоАП, которой установлена административная ответственность за нарушение участником публичного мероприятия установленного порядка проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования.

Позиция российских властей

В возражениях на жалобу Правительство РФ ссылалось на то, что заявительница не исчерпала все внутригосударственные средства правовой защиты. По мнению правительства, необходимо было инициировать отдельное разбирательство о незаконности административного задержания, поскольку этот вопрос не был неразрывно связан с решениями судов о привлечении к административной ответственности.

Государство-ответчик утверждало, что девушка была доставлена в отдел полиции на основании ст. 27.1 КоАП, поскольку это было необходимо для прекращения правонарушения. Также пояснялось, что ст. 27.2 КоАП позволяет доставить гражданина в отдел для составления протокола, если подготовить соответствующий акт на месте невозможно. Относительно срока задержания государство указало на то, что в соответствии с п. 3 ст. 27.5 КоАП девушка могла быть задержана на срок до 48 часов.

Читайте также
Минюст не нашел нарушений Европейской конвенции в делах о задержании участников массовых акций
Ведомство направило правовую позицию властей в ЕСПЧ, связанную с жалобами на привлечение к административной ответственности во время митингов за последние два года
04 Октября 2018 Новости

По вопросу нарушения ст. 6 Конвенции российская сторона утверждала, что защите была предоставлена возможность оспаривать обвинительные доказательства, изучать материалы дела, подавать ходатайства и представлять доказательства в свою пользу.

Относительно нарушения ст. 4 протокола № 7 к Конвенции государство-ответчик отметило, что заявительница неверно истолковала российское законодательство. По словам властей, ст. 19.3 и ст. 20.2 КоАП предусматривают различные составы правонарушений. Правительство сослалось на то, что в соответствии со ст. 20.2 КоАП РФ заявительница была признана виновной в участии в несанкционированном публичном мероприятии. А на основании ст. 19.3 КоАП привлечена к ответственности за другое административное правонарушение – неповиновение законному распоряжению полицейского прекратить участие в митинге.

ЕСПЧ поддержал Катерину Корнееву

Суд счел несостоятельной ссылку Правительства РФ на неисчерпание внутригосударственных средств правовой защиты по вопросу административного задержания. ЕСПЧ отметил, что государство не указало, какие конкретные действия должна была предпринять Катерина Корнеева и была ли у этих действий «перспектива успеха».

Европейский Суд согласился с тем, что по российскому законодательству доставление лица, подозреваемого в совершении административного правонарушения, в отделение полиции законно, если сотрудник ОВД не имеет возможности составить протокол на месте совершения административного правонарушения. Однако, как указано в постановлении, ни один из документов, представленных Суду, не прояснил, почему полицейские не смогли составить протокол на месте проведения митинга.

ЕСПЧ подчеркнул, что не нашел в материалах дела ничего, что могло бы оправдать лишение Катерины Корнеевой свободы с 22:00 12 июня до 20:00 следующего дня. Суд отметил, что такая мера могла быть оправдана только «исключительными обстоятельствами», однако Суд не выявил наличие таких обстоятельств. На этом основании ЕСПЧ установил, что имело место нарушение п. 1 ст. 5 Конвенции.

Читайте также
ЕСПЧ присудил свыше 5 тыс. евро участникам мирных пикетов за необъективность судов
Европейский Суд отметил, что отсутствие стороны обвинения при рассмотрении дел повлияло на беспристрастность судов, несправедливо оштрафовавших участников несанкционированных, но при этом мирных акций
22 Февраля 2019 Новости

Определяя наличие нарушения ст. 6 Конвенции, Суд отметил, что ранее он уже устанавливал нарушения этой статьи в делах против России из-за отсутствия стороны обвинения во время судебных заседаний о привлечении к административной ответственности. ЕСПЧ решил, что дело Катерины Корнеевой схоже с указанными спорами, поэтому согласился с наличием нарушения ее права на судебное разбирательство беспристрастным судом.

По вопросу нарушения ст. 4 протокола № 7 к Конвенции Европейский Суд не согласился с тем, что привлечение к ответственности по двум статьям КоАП в данном случае было оправдано «различными типами или областями защиты, охватываемыми каждым правонарушением». По его мнению, значение имело совпадение фактов, послуживших основанием для привлечения к ответственности. ЕСПЧ подчеркнул, что оба обвинения были основаны на участии девушки в митинге. Учитывая это, Суд сделал вывод о привлечении заявительницы к ответственности дважды за одно и то же правонарушение, что противоречит п. 1 ст. 4 протокола № 7 к Конвенции.

Как указано в постановлении, на рассмотрении ЕСПЧ находится более 100 заявлений, аналогичных жалобе Катерины Корнеевой. Суд отметил, что, в отличие от других процессуальных кодексов РФ, КоАП не имеет механизма для пересмотра судебных решений, которые, по мнению ЕСПЧ, привели к нарушению Конвенции. Суд подчеркнул, что не может с необходимой степенью определенности подтвердить, что процедура, предусмотренная ст. 30.12 КоАП, обычно применяемая для пересмотра окончательных судебных решений, может служить этой цели для такого «повторного открытия» или «повторного рассмотрения» по смыслу ст. 46 Конвенции, если об этом просит заявитель.

ЕСПЧ полагает, что позиция Пленума Верховного Суда РФ, высказанная им в п. 33 Постановления от 26 июня 2018 г. № 28, применима к делам, окончательно решенным до даты принятия постановления. При этом Суд отметил, что в данном деле не проводилось никакого пересмотра по ст. 30.12 КоАП с учетом подхода Пленума ВС РФ.

Применительно к делам, окончательно решенным на национальном уровне до июня 2018 г., как и в настоящем случае, правительство, по мнению ЕСПЧ, должно надлежащим образом использовать те имеющиеся правовые средства, которые могли бы привести к вышеупомянутому результату.

В завершение Суд отметил, что Правительству России вместе с Комитетом министров Совета Европы необходимо рассмотреть вопрос о том, какие меры могут обеспечить быстрое и эффективное пресечение указанного «сбоя в национальной системе защиты прав человека». ЕСПЧ предположил, что такой мерой может быть дальнейшее уточнение сферы применения принципа non bis in idem таким образом, чтобы это соответствовало подходу Суда и обеспечению его практического применения в национальной юрисдикции.

Суд также обязал Россию компенсировать моральный вред, причиненный Катерине Корнеевой, присудив ей компенсацию в размере 3250 евро. Государству также придется компенсировать 2,5 тыс. евро судебных расходов и издержек.

Эксперты поприветствовали позицию Суда

«Крайне важно указание ЕСПЧ на то, что нарушение принципа non bis in idem при привлечении к административной ответственности по ст. 19.3 и 20.2 КоАП носит системный характер», – отметил Александр Передрук.

В своем комментарии «АГ» адвокат отметил предположительные векторы реализации указаний Европейского Суда. Первый вариант – это уточнение сферы применения принципа non bis in idem на законодательном уровне или в постановлении Пленума ВС. Второе возможное направление – опротестование прокурорами вступивших в законную силу постановлений по делам об административных правонарушениях по ч. 1 ст. 19.3 КоАП, рассмотрение которых состоялось до июня 2018 г. «Наконец, нельзя исключать, что государство проигнорирует позицию ЕСПЧ», – заключил он.

Читайте также
ФПА просит правоохранительные органы Москвы пресечь нарушения прав граждан на защиту
Федеральная палата адвокатов направила обращение в московские прокуратуру, ГУ МВД и ГУ СКР в связи с недопуском адвокатов к их доверителям, задержанным в ходе протестных акций в столице
08 Августа 2019 Новости

Адвокат МЦФ МОКА Светлана Добровольская полагает, что постановление ЕСПЧ по делу Катерины Корнеевой очень актуально в свете июльских событий в г. Москве и так называемого «московского дела». «Как известно, за участие в несанкционированном митинге 27 июля 2019 г. было задержано более 1200 человек. Они так же, как и заявитель по настоящему делу, были незаконно лишены свободы в понимании п. 1 ст. 5 Конвенции. Многие из них уже прошли апелляцию и пишут жалобы в ЕСПЧ. Решение по делу Катерины Корнеевой, бесспорно, станет для них хорошим прецедентом», – пояснила Светлана Добровольская.

Она также отметила важность вывода Европейского Суда о нарушении п. 1 ст. 6 Конвенции, поскольку в данном случае был оценен такой важный аспект права на справедливое судебное разбирательство, как беспристрастность национального суда.

Адвокат, партнер АБ «Мусаев и партнеры» Надежда Ермолаева оценила решение ЕСПЧ как «ожидаемое и справедливое». Она назвала практику властей по привлечению участников массовых мероприятий к ответственности сразу по двум статьям КоАП «порочным изобретением очередного орудия в охоте на ведьм».

Надежда Ермолаева рассказала о похожем случае из ее практики. «Непосредственно после задержания гражданин был привлечен к ответственности по ст. 19.3 КоАП, в качестве наказания ему назначили сутки административного ареста. Спустя некоторое время этот же человек был привлечен к ответственности за нарушение порядка проведения массовых мероприятий, которое выразилось (внимание!) в неповиновении законным требованиям сотрудников полиции, что подтверждалось вступившим в законную силу судебным актом о привлечении к ответственности по ст. 19.3 КоАП», – рассказала адвокат.

По ее словам, такое искусственное создание преюдиции позволяет не только запустить «карательную машину административных арестов», но и существенно пополнить казну за счет штрафов по ст. 20.2 КоАП. «Остается только надеяться, что оценка подобной практики, данная ЕСПЧ, пресечет ее дальнейшее распространение в России», – подытожила Надежда Ермолаева.

Рассказать: