×

Госдума приняла закон об ответственности лиц, контролирующих финансовую организацию

Поправки, в частности, обязывают кредитные, страховые организации и НПФ устанавливать контролирующих их лиц и уведомлять об этом Центробанк, который может инициировать привлечение их к субсидиарной ответственности
По мнению одного из экспертов, закон направлен на «прокалывание корпоративной вуали» и запрет правового пуризма, но в конечном счете не приведет к изменениям на практике. Другой отметил, что поправки направлены на ускорение привлечения к имущественной ответственности лиц, фактически контролирующих финансовые организации, а также на повышение эффективности такого привлечения. Как полагает третий эксперт, закон фактически уничтожает само понятие ограниченной ответственности учредителя или участника в доле/акциях банка.

11 февраля Госдума приняла в третьем чтении поправки в законодательство в части обеспечения ответственности лиц, контролирующих финансовую организацию (законопроект № 909987-7). Изменения вносятся в Закон о банках и банковской деятельности, Закон об организации страхового дела, Закон о негосударственных пенсионных фондах, Закон о Центральном банке, Закон о несостоятельности, а также в Арбитражный процессуальный кодекс.

Поправки, в частности, обязывают кредитные, страховые организации, негосударственные пенсионные фонды устанавливать на постоянной основе контролирующих их лиц и уведомлять об этом Банк России, который будет вести соответствующие перечни таких лиц и рассматривать жалобы последних на включение в них.

АПК дополняется нормой, согласно которой Банк России сможет обратиться в арбитражный суд с заявлением о привлечении контролирующих финансовую организацию лиц к субсидиарной ответственности наряду с имеющимися в настоящее время полномочиями на подачу в суд заявления о привлечении таких лиц к ответственности в виде взыскания убытков. При этом мегарегулятору предоставляется право до момента подачи заявления в суд о привлечении к ответственности направить в суд заявление о применении предварительных обеспечительных мер, которые сводятся к наложению ареста на денежные средства, ценные бумаги и недвижимое имущество лиц, контролирующих финансовые организации.

Размер предварительных обеспечительных мер, принимаемых арбитражным судом по заявлению Банка России, не может превышать величину денежных средств, необходимых для восполнения собственных средств (капитала) подконтрольных организаций в целях приведения их к величине, необходимой и достаточной для выполнения последними требований федеральных законов и нормативных актов мегарегулятора.

Вносимые в Закон о банкротстве изменения, в частности, предусматривают, что рассмотрение судом дела об оспаривании включения в перечень лиц, контролирующих страховую, кредитную организацию, НПФ, не препятствует принятию арбитражным судом заявления о привлечении контролирующего лица к субсидиарной ответственности, ответственности в форме возмещения убытков, возбуждению соответствующего производства и рассмотрению дела. Поправки в Закон о банкротстве также раскрывают понятия контролирующих лиц страховой, кредитной организации или НПФ. Помимо прочего предусматривается, что заявление о привлечении контролирующего лица к субсидиарной ответственности может также исходить от Центробанка в целях защиты публичных интересов, прав и законных интересов финансовой организации или ее кредиторов.

Управляющий партнер Zharov Group Евгений Жаров полагает, что принятый закон соответствует тенденциям последнего времени – «прокалыванию корпоративной вуали» и запрету правового пуризма. «Бизнесмен, который использует юридическое лицо для извлечения прибыли, не может прятаться за конструкцию юрлица как за ширму, ему все равно придется отвечать по долгам такой организации. В итоге содержание экономических отношений (распределение прибыли и убытков) будет иметь приоритет над формальностями юридического сопровождения бизнеса», – убежден он.

Эксперт обратил внимание, что принятые Думой поправки предлагают ввести публичный перечень «фактических конечных бенефициаров» кредитных, страховых организаций и негосударственных пенсионных фондов. «Это будущие субсидиарные ответчики на тот случай, если контролируемые ими организации все же обанкротятся. Вводится право Центрального банка применить в арбитражном процессе предварительные обеспечительные меры – арестовать их деньги, недвижимость и ценные бумаги сроком до 30 дней», – подчеркнул Евгений Жаров.

По его мнению, изменения нельзя назвать революционными, поскольку и раньше организации были обязаны раскрывать своих бенефициаров по законодательству о противодействии легализации (отмыванию) доходов. «И раньше власть испытывала затруднения с поиском настоящих “кукловодов”, с помощью оперативно-разыскных мероприятий пыталась выявить неформальные личные отношения среди руководства, вплоть до «гражданских» жен и мужей, одногруппников по университету, одноклассников по школе, сослуживцев по военной и гражданской службе. Однако конечный бенефициар не заинтересован в раскрытии своего статуса контролирующего лица, и новый закон никак это положение не изменит. Закон хорош в своих целях, но беспомощен в средствах», – подытожил Евгений Жаров.

Адвокат, руководитель практик разрешения споров и международного арбитража ART DE LEX Артур Зурабян считает, что поправки направлены на ускорение привлечения к имущественной ответственности лиц, фактически контролирующих кредитные и страховые организации, негосударственные пенсионные фонды, а также на повышение эффективности такого привлечения. «Очень часто акционеры/участники кредитных организаций и лица, входящие в состав органов управления, не являются конечными контролирующими лицами. При этом такие “теневые” контролирующие лица аккумулируют на себе лично, своем окружении и группе компаний различного рода активы, которые в периоды нормального функционирования кредитных организаций формируются за счет текущей прибыли, а в период кризиса и утраты ликвидности – за счет выводимых из кредитной организации активов», – пояснил он.

По мнению эксперта, по общему правилу, мегарегулятор знает таких конечных бенефициаров и даже коммуницирует с ними по вопросам деятельности кредитных организаций. «Но после отзыва лицензии / санации кредитной организации для привлечения к ответственности таких фактических бенефициаров необходимо в рамках судебного процесса доказать их фактический контроль, что отнимает много времени и сил и позволяет таким бенефициарам вывести свои активы за пределы российской юрисдикции или передать их формально “добросовестным” приобретателям. Так было и в деле Межпромбанка, когда привлекался к ответственности Сергей Пугачев, и в деле Инвестторгбанка, когда привлекался к ответственности Владимир Гудков, и во многих иных делах», – отметил Артур Зурабян.

Адвокат добавил, что самой по себе официальной коммуникации ЦБ с указанными лицами в качестве фактических бенефициаров недостаточно для оперативной блокировки активов. «Согласно закону, ЦБ РФ как регулятор будет вести список таких фактически контролирующих лиц. Помимо того что финансовые организации будут обязаны сами предоставлять данные для включения в такой список, регулятор будет иметь возможность самостоятельно дополнять такой список с учетом имеющихся у него данных. Разумеется, в этом случае лица, попавшие в такой список, смогут оспорить решение регулятора. В случае кризисных явлений в финансовой организации регулятор сможет оперативно в упрощенном порядке обращаться за предварительными обеспечительными мерами / обеспечительными мерами в отношении имущества таких лиц, и суды по факту практически лишены возможности отказа, так как они даже не могут потребовать встречного обеспечения», – пояснил эксперт. Он добавил, что для привлечения к субсидиарной ответственности регулятору фактически не нужно будет доказывать обстоятельства контроля, так как таковой будет подтверждаться нахождением в соответствующем списке.

Адвокат АП г. Москвы Вячеслав Голенев полагает, что закон фактически уничтожает само понятие ограниченной ответственности учредителя или участника в доле/акциях банка. «Частный банкинг может забыть о защите по субсидиарной ответственности. С одной стороны, такой закон максимизирует защиту интересов кредиторов, особенно вкладчиков. С другой стороны, частный банк теперь можно открывать только лишь в случае, когда контролирующее лицо будет согласно с тем, что оно несет полную ответственность за все нарушения банка», – убежден он.

По словам эксперта, принятые поправки фактически перекидывают бремя доказывания на контролирующих должника лиц. «Сначала, нужно доказать, что ты не КДЛ, а иначе тебе грозит субсидиарная ответственность, а для этого тебе нужно убедить комиссию ЦБ в этом. При этом те, кто не захотят “светиться”, все так же будут занимать позиции “советников” и “помощников” при председателях правления и председателях советов директоров финансовых организаций», – подытожил Вячеслав Голенев.

Рассказать:
Яндекс.Метрика