×

Госдума приняла закон об ужесточении наказания за преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних

Ко второму чтению проект поправок в УК РФ был доработан – в частности, уточнено, что пожизненное лишение свободы может грозить педофилу, если его деяния сопряжены с другими тяжкими и особо тяжкими преступлениями против личности
Один из адвокатов полагает, что к последствиям введений в УК п. «б» ч. 5 ст. 132 можно отнести то, что большинство осужденных за это преступление будут являться «виртуальными педофилами». Другой считает, что дополнение Кодекса указанными поправками является поспешным и конъюнктурным решением ввиду логических противоречий и недостатков юридической техники. По мнению третьего, в первую очередь необходимо усилить контроль за лицами, которые освободились из мест лишения свободы за преступления против половой неприкосновенности. Четвертая отметила, что вопрос о том, в равной ли степени нужно подходить к ответственности за вторжение в половую свободу и неприкосновенность несовершеннолетних, не достигших 14 лет, а также лиц, не достигших 18 лет, является сложным, требующим оценки специалистов.

18 января Госдума приняла поправки в УК РФ (законопроект № 1248305-7) об усилении ответственности за совершение преступлений против половой неприкосновенности несовершеннолетних.

Напомним, что внесенный в Госдуму в сентябре 2021 г. проект предусматривал поправки в ч. 5 ст. 131 «Изнасилование» и ч. 5 ст. 132 «Насильственные действия сексуального характера» УК.

Читайте также
Вновь предложено ужесточить наказание за преступления против половой неприкосновенности детей
Законопроект предусматривает за совершение подобных преступлений в отношении несовершеннолетних до 18 лет ранее судимыми за аналогичные деяния лицами ответственность в виде пожизненного лишения свободы
14 Сентября 2021 Новости

В итоговой редакции закона максимальное наказание в виде лишения свободы на срок от 15 до 20 лет либо пожизненное заключение распространяется на педофилов за повторное совершение насильственных действий сексуального характера в отношении несовершеннолетних до 18 лет. В настоящее время максимальное наказание по составам преступлений, предусмотренных ч. 5 ст. 131 и ч. 5 ст. 132 УК, может наступить только в случаях, когда преступление совершено в отношении несовершеннолетнего, не достигшего 14 лет, лицом, имеющим судимость за ранее совершенное преступление против половой неприкосновенности несовершеннолетнего.

Нововведения устанавливают максимальное наказание за изнасилование (насильственные действия сексуального характера) в отношении двух или более несовершеннолетних, а также за совершение данного преступления, сопряженного с другим тяжким или особо тяжким преступлением против личности.

В ходе рассмотрения проекта в Госдуме в документ были внесены несколько поправок, часть которых носили технический характер. Так, из ч. 1 ст. 57 УК исключены слова «не достигших четырнадцатилетнего возраста». Ко второму чтению в п. «б» ч. 5 ст. 131 и 132 УК, касающийся пожизненного наказания за изнасилование двух или более лиц, слово «лиц» заменено словом «несовершеннолетних». Также в последнем пункте касательно условий, при которых педофилу грозит пожизненное заключение, уточнена информация о том, что совершение другого тяжкого или особо тяжкого преступления должно обязательно быть направлено против личности, исключая случаи, предусмотренные п. «к» ч. 2 ст. 105 «Убийство».

В пояснительной записке подчеркивалось, что поскольку предлагаемые изменения вносятся в действующие нормы Кодекса, проектом не предусмотрены корреспондирующие поправки в УПК РФ, в связи с чем по общим правилам предварительное следствие по указанным преступлениям будет отнесено к компетенции следователей СКР. При этом разработчики поправок напомнили, что подобные уголовные дела подсудны Верховному Суду республики, краевому или областному суду, суду города федерального значения, суду автономной области, суду автономного округа, окружному (флотскому) военному суду.

По мнению авторов законодательной инициативы, расширение потенциала действующих санкций, исходя из степени общественной опасности рассматриваемых преступлений, позволит более эффективно применять в качестве наказания пожизненное лишение свободы, а также усовершенствует средства уголовно-правовой защиты половой неприкосновенности несовершеннолетних.

Стоит отметить, что это не первый законопроект, направленный на усиление ответственности за преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних. Как ранее писала «АГ», в феврале 2018 г. в Госдуму были внесены аналогичные поправки в УК и УПК, которыми предлагалось изменить порядок течения сроков давности по невыявленным преступлениям в отношении малолетних детей. Авторы проекта указывали, что такие сроки не должны течь до момента достижения жертвой сексуального насилия совершеннолетия.

Читайте также
Течение сроков давности по сексуальным преступлениям в отношении детей хотят изменить
В Думу внесены поправки в УК и УПК, направленные на усиление мер защиты несовершеннолетних от сексуального насилия
20 Февраля 2018 Новости

Проект также предусматривал ужесточение ответственности за понуждение несовершеннолетних к действиям сексуального характера, совершаемое лицами, имеющими судимость за преступления против половой неприкосновенности, а также отнесение таких преступлений к тяжким. К отягчающим обстоятельствам планировалось отнести изготовление, приобретение, хранение и перемещение, а равно распространение, публичную демонстрацию или рекламирование материалов с порнографическими изображениями детей.

Кроме того, предлагалось признать в качестве отягчающего обстоятельства совершение половых преступлений в отношении несовершеннолетних совместно проживающим с ними лицом, а равно любыми лицами, осуществляющими трудовую деятельность в сфере образования, воспитания и развития несовершеннолетних, организации их отдыха и оздоровления, медицинского обеспечения, соцзащиты и социального обслуживания, в сфере детско-юношеского спорта, культуры и искусства.

3 июля 2018 г. проект был принят в первом чтении, однако до настоящего времени статус рассмотрения так и не изменился.

Адвокат АП г. Москвы Константин Кудряшов неоднозначно оценил принятые поправки, считая их, с одной стороны, правильными, а с другой – бесполезными. По его мнению, ужесточение наказания за повторное изнасилование (насильственные действия сексуального характера) не только детей до 14 лет, как было раньше, а любых несовершеннолетних, как будет теперь, хотя и является правильным, но почти не приведет к изменению назначаемых судами сроков лишения свободы. «Дело в том, что и раньше при вынесении приговора в такой ситуации учитывалось отягчающее обстоятельство – особо опасный рецидив, с учетом которого суды назначали педофилам-рецидивистам наказание в виде длительного лишения свободы и до принятия поправок», – пояснил Константин Кудряшов.

Адвокат добавил, что идея ужесточения санкции за такие деяния возникла после известного зверского и вызвавшего общественный резонанс преступления – изнасилования и убийства ребенка. «Наказание в виде пожизненного лишения свободы за такие деяния теоретически может быть назначено и без внесения поправок – по ст. 105 УК. А если так, то, похоже, поправки сами по себе, к сожалению, не способны оградить общество от повторения подобных трагедий. Вопрос о том, может ли отмена моратория на смертную казнь остановить педофила-убийцу, пожалуй – это повод для отдельной дискуссии», – отметил он.

Константин Кудряшов полагает, что к последствиям введения в УК п. «б» ч. 5 ст. 132 можно отнести то, что большинство осужденных за это преступление будут являться «виртуальными педофилами». Он пояснил, что интимная переписка с ребенком квалифицируется как совершение насильственных действий сексуального характера. «Безусловно, такое деяние должно наказываться строго, но установление за цифровое – совершаемое посредством телефона или компьютера – преступление более строгого наказания, чем за реальное убийство ребенка, считаю нелогичным. Все же высшая ценность – это именно человеческая жизнь», – подчеркнул адвокат.

В части установления уголовной ответственности за изнасилование, сопряженное с совершением иных преступлений, Константин Кудряшов считает верным, что между первым и третьим чтениями законодатель уточнил, что условием ужесточения наказания за такие деяния должно быть сопряжение исключительно с преступлениями против личности. «В первоначальной редакции усиленная ответственность наступала за сопряжение с любым тяжким преступлением – например, против собственности. Не думаю, что кража денег с банковской карты существенно увеличивала общественную опасность изнасилования и требовала специальной квалификации», – отметил адвокат. Он подчеркнул, что тяжких и особо тяжких преступлений против личности – за исключением убийства и изнасилования – в УК немного. «Фактически ужесточается ответственность за изнасилование несовершеннолетних, сопряженное с умышленным причинением тяжкого вреда их здоровью или похищением, – за такие деяния нахожу введение более строгого наказания справедливым», – считает Константин Кудряшов.

Также он обратил внимание, что замечания к п. «в» ч. 5 ст. 131 и 132 УК, высказанные им ранее в «АГ», были полностью учтены в итоговой редакции закона.

Адвокат АП Ставропольского края Александр Польченко полагает, что включение в итоговый текст закона условий о совершении лицом другого тяжкого или особо тяжкого преступления против личности исключает конкуренцию с нормой УК об ответственности за совершение убийства, сопряженного с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера. Однако, по мнению адвоката, принятый закон создает неразрешимую конкуренцию с нормой п. «в» ч. 2 ст. 105 УК, предусматривающей ответственность за убийство малолетнего или иного лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии.

Александр Польченко считает, что отсутствие в данном проекте упоминания об исключении случаев, предусмотренных п. «в» ч. 2 ст. 105 УК, наряду с предусмотренными п. «к» данной нормы создает правовую неопределенность и конкуренцию норм УК в случаях совершения убийства лица, не достигшего 14-летнего возраста, – т.е. малолетнего – сопряженного с его изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера. «Представляется, что отсутствие в данной редакции закона упоминания об исключении случаев, предусмотренных п. “в” ч. 2 ст. 105 УК, будет косвенно приводить к двойной ответственности за одно и то же особо тяжкое деяние», – пояснил он.

Адвокат также указал, что включение в п. «б» ч. 5 ст. 131 и ст. 132 УК дополнительного слова «несовершеннолетних» создает логическое противоречие с нормами, содержащимися в п. «а» ч. 3 и п. «б» ч. 4 ст. 131 и ст. 132 Кодекса и предусматривающими ответственности за совершение преступлений против половой неприкосновенности несовершеннолетних и малолетних, соответственно. По его мнению, законодатель, вводя дополнительный квалифицирующий признак «в отношении двух или более несовершеннолетних», исключает из правового поля и уголовно-правовой квалификации случаи совершения одним лицом конкретно двух преступлений против половой неприкосновенности, в которых потерпевшими выступают как малолетние, так и несовершеннолетние. При таких обстоятельствах такие деяния будут отдельно квалифицироваться только по п. «б» ч. 4 и п. «а» ч. 3 ст. 131 и ст. 132 УК. В этом случае виновное лицо избежит ответственности по п. «б» ч. 5 указанных статей за совершение второго по последовательности преступления именно из-за наличия слов «в отношении двух или более несовершеннолетних» в новой редакции закона, пояснил Александр Польченко.

«Ввиду изложенных логических противоречий и недостатков юридической техники считаю, что дополнение УК данными нормами является поспешным и конъюнктурным решением, не отражающим реальную проработку последствий принятия закона в таком виде», – подытожил он.

Адвокат, партнер АБ «ЗКС» Алексей Буканев отметил, что подготовка данного законопроекта обусловлена реакцией общественности на резонансные преступления против несовершеннолетних.

«Первые мысли у граждан появляются о введении смертной казни или минимум об усилении наказания в отношении лиц, совершивших данные преступления. Однако и в настоящее время сроки лишения свободы по данным преступлениям достаточно большие, но это не останавливает преступников. Кроме того, лица, которые уже отбыли наказание за данные преступления, к сожалению, привыкли к той среде. Для них нахождение на свободе является стрессом; полагаю, они ощущают вседозволенность, не находясь под контролем, и совершают новые преступления, тем более такие лица зачастую имеют психические отклонения. Несомненно, есть и те, кто отбыл наказание и исправился», – пояснил адвокат.

По мнению Алексея Буканева, в первую очередь необходимо усилить контроль за лицами, которые освободились из мест лишения свободы за преступления против половой неприкосновенности, обязать их проходить лечение, посещать психологов, адаптировать к нормальной жизни.

«Поправки, внесенные в законопроект, безусловно, важны, поскольку устраняют, в частности, противоречия с п. “к” ч. 2 ст.105 УК, а также градацию по возрасту в ст. 57 Кодекса, ведь ответственность должна быть одинакова вне зависимости от возраста несовершеннолетнего», – резюмировал он.

Адвокат АП Иркутской области Мария Глухова обратила внимание, что пожизненное лишение свободы для педофилов-рецидивистов уже предусмотрено в ч. 5 ст. 131 и ч. 5 ст. 132 УК. Она отметила, что жертвами преступника, имеющего судимость за ранее совершенное преступление против половой неприкосновенности, согласно действующему закону могут быть лица, не достигшие 14-летнего возраста. Адвокат указала, что в принятом Законе исключено указание на возраст ребенка, который может пострадать от действий указанного лица, т.е. к числу потерпевших могут быть отнесены все лица, не достигшие совершеннолетия.

«В равной ли степени нужно подходить к ответственности за вторжение в половую свободу и неприкосновенность лиц, не достигших 14 лет, и лиц, не достигших 18 лет? Вопрос сложный, требующий оценки специалистов: психологов, педагогов, соцработников, ведь возраст – весьма относительное понятие, и он нередко не соответствует физическому развитию ребенка, что обусловлено особенностями его развития, состоянием здоровья, условиями воспитания в семье, влиянием окружения», – пояснила Мария Глухова.

Адвокат полагает, что существующие конструкции уголовной ответственности педофилов-рецидивистов достаточно серьезны, а сроки наказания, предусмотренные ч. 5 ст. 131 и ч. 5 ст. 132 УК, весьма строгие: срок лишения свободы варьируется от 15 лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью до пожизненного заключения.

Квалифицирующий признак «если деяния сопряжены с совершением другого тяжкого или особо тяжкого преступления против личности» представляется Марии Глуховой не совсем уместным, поскольку, по ее мнению, половые преступления с причинением тяжкого вреда здоровью уже предусмотрены конструкциями ст. 131 и 132 УК. «Думается, что все же следует усилить контроль за лицами, освободившимися из мест лишения свободы, имеющими судимость за половые преступления против несовершеннолетних, нежели усиливать их ответственность за вновь совершенные аналогичные преступления, поскольку действующие виды наказаний и без этого очень серьезные», – резюмировала она.

Рассказать:
Яндекс.Метрика