×

Конституционный Суд не стал рассматривать дело «Христа во гробе» еще раз

В отказном определении сказано, что отмена в кассации решения о судьбе вещественного доказательства, законный владелец которого неизвестен, не ухудшает положение того, кто претендует на это имущество
Фото: Пресс-служба КС РФ
Одна из адвокатов обратила внимание на то, что КС ссылается на согласие заявителя с прекращением уголовного дела по нереабилитирующим основаниям. Другой добавил, что УПК не дает критериев для понимания термина «ухудшение положения» в кассации.

КС отказался принимать жалобу Александра Певзнера, который почти 20 лет пытается вернуть картину «Христос во гробе» (Определение КС № 323-О/2021).

В 2003 г. Певзнер привез в Россию картину Карла Брюллова «Христос во гробе», которая с точки зрения законодательства относится к культурным ценностям. Мужчина не задекларировал ее, поэтому было возбуждено уголовное дело о контрабанде. Через 10 лет Выборгский городской суд Ленинградской области прекратил его из-за истечения срока давности уголовного преследования, а картину постановил конфисковать как орудие преступления.

Апелляция, напротив, решила, что картину нужно вернуть Певзнеру «после надлежащего таможенного оформления». Прокуратуре удалось добиться передачи кассационного представления на рассмотрение только через зампредседателя Верховного Суда. После того как президиум Ленинградского областного суда все-таки отказал в конфискации, доводы прокуратуры выслушала Судебная коллегия по уголовным делам ВС.

Она согласилась с первой инстанцией в том, что картину нужно передать государству. При прекращении уголовного дела суд должен решить вопрос о вещественных доказательствах, то есть в данном случае о судьбе картины, пояснил ВС. По его мнению, принятие такого решения в кассации «не ограничено временными рамками», потому что оно не ухудшает положение лица, уголовное преследование которого прекращено.

Читайте также
Конституционный Суд разобрался с «Христом во гробе»
КС РФ постановил пересмотреть вынесенные судебные решения в отношении коллекционера Александра Певзнера, у которого была конфискована картина Брюллова
07 Марта 2017 Новости

Александр Певзнер обратился в КС. В Постановлении № 5-П/2017 Суд, истолковав нормы УПК о вещественных доказательствах и о повороте к худшему в кассации, велел пересмотреть дело заявителя. Президиум ВС возобновил производство по новым обстоятельствам и отменил решение судебной коллегии ВС (ранее «АГ» писала об этом).

Однако в конце 2019 г. прокуратура внесла новое представление в Судебную коллегию по уголовным делам ВС. Та решила, что нижестоящие суды не проверили «имеющиеся в материалах дела сведения о возможной принадлежности картины другим лицам», и снова отказалась передавать картину Александру Певзнеру.

В новой жалобе в КС мужчина утверждал, что ст. 401.6 УПК позволяет после установленного в ней годичного срока пересмотреть решение о возврате вещественного доказательства лицу, в отношении которого уголовное дело прекращено, со ссылкой на то, что есть сомнения в законности владения. Неконституционность ст. 401.14 и 401.16 тоже Кодекса, по мнению Певзнера, заключается в том, что из-за них вторая кассация может вносить изменения, не улучшающие положение лица, в отношении которого прекращено уголовное дело, не только в решение второй инстанции о возврате вещественного доказательства, но и в не оспоренный прокурором акт нижестоящей кассации.

Читайте также
«Христа во гробе» вернут владельцам
Президиум ВС РФ постановил вернуть полотно Карла Брюллова «Христос во гробе» владельцу, отменив ранее принятое решение Коллегии по уголовным делам ВС РФ
14 Июня 2017 Новости

Отказывая в принятии жалобы, КС отметил, что вопрос о возврате такого имущества связан с установлением его законной принадлежности лицу, которое претендует на его возврат, и с позицией обвиняемого по поводу прекращения уголовного дела. В силу п. 6 ч. 3 ст. 81 УПК споры о принадлежности вещественных доказательств разрешаются в гражданском процессе, напомнил Суд.

«Посредством отмены судом кассационной инстанции судебного решения в части судьбы вещественных доказательств ввиду неустановления принадлежности имущества не определяется и не изменяется уголовно-правовой статус лица, не разрешается вопрос об обвинении в совершении преступления и о назначении наказания, а значит, сам по себе пересмотр такого решения не может расцениваться как ухудшающий или улучшающий положение этого лица и, следовательно, как подпадающий под действие статьи 401.6 УПК», – подчеркнул КС. Более того, добавил он, исправление судебной ошибки и вынесение справедливого решения по уголовному делу не может расцениваться как нарушение чьих-то прав.

Статьи 401.14 и 401.16, по его мнению, также соответствуют Конституции: «В результате рассмотрения уголовного дела суд кассационной инстанции вправе внести необходимые коррективы не только в приговор, определение или постановление суда, но и во все последующие судебные решения и прекратить производство по уголовному делу». Это связано с принципом полноты судебной власти и объясняется «ревизионным началом» в деятельности кассационной инстанции, пояснил КС.

Партнер АБ Criminal Defense Firm Ирина Краснова заметила, что Конституционный Суд ссылается на согласие Александра Певзнера с прекращением уголовного дела по нереабилитирующим основаниям. «Очевидно, что “добровольные волеизъявления” при таких прекращениях уголовных дел бывают весьма условными», – подчеркнула она.

Адвокат АБ «Забейда и партнеры» Артем Саркисян добавил, что ключевой вопрос здесь в том, что считать ухудшением положения осужденного: «Можно ли отмену решения в части судьбы вещественных доказательств рассматривать как ухудшающую положение лица?» По его словам, УПК не дает критериев для понимания термина «ухудшение положения осужденного, оправданного, лица, в отношении которого уголовное дело прекращено», нет и разъяснений Верховного Суда по этому вопросу.

«Мотивируя вывод о том, что отмена судебного решения в части судьбы вещественных доказательств ввиду неустановления принадлежности имущества не может расцениваться как ухудшающая или улучшающая положение лица, Конституционный Суд выработал следующие критерии: определение или изменение уголовно-правового статуса лица, вопросы об обвинении в совершении преступления и о назначении наказания», – пояснил адвокат. Однако, заметил он, из Постановления № 5-П по делу Певзнера следует, что решение, которое подтвердило, что имущество, принадлежащее на законных основаниях лицу, уголовное дело в отношении которого прекращено в связи с истечением срока давности, и признанное вещественным доказательством, не подлежит конфискации, допустимо отменять в кассации только в течение года после его вступления в силу.

«Иными словами, КС считает, что в целом вопрос о судьбе вещественных доказательств может подпадать под действие ст. 401.6 УПК РФ, но только в тех случаях, если имущество принадлежит обвиняемому или подсудимому на законных основаниях. А вот если принадлежность имущества не установлена, то ст. 401.6 УПК РФ не действует и пересмотр вступившего в законную силу решения суда возможен», – пояснил Артем Саркисян. Сам он с таким подходом не согласен. «На мой взгляд, ст. 401.6 УПК РФ необходимо толковать максимально расширительно», – подчеркнул адвокат.

Рассказать:
Яндекс.Метрика