×

КС не усмотрел ограничений прав заключенных при просмотре телевизора и выборе каналов

Суд указал, что регулирование порядка просмотра телепередач предполагает возможность его осуществления в свободные от работы часы, что должно быть учтено и в распорядке дня исправительного учреждения, который не может ухудшать положение осужденных по сравнению с нормативно установленными гарантиями
По мнению одного из адвокатов, исходя из необходимости построения правового государства и дальнейшего развития гуманистических начал, является спорным наделение администрации пенитенциарного учреждения правом ограничивать конституционные права осужденных, отбывающих наказание в виде лишения свободы, включая пожизненное. Другой полагает, что законодательство лишь дифференцирует период ограничения времени просмотра телепередач и возможности выбора просматриваемых телеканалов.

Конституционный Суд РФ опубликовал Определение от 30 ноября 2021 г. № 2640-О, которым не стал принимать к рассмотрению жалобу заключенного на ограничение просмотра телевизора и выбора каналов.

Сергей Рэскоалэ отбывает наказание в виде пожизненного лишения свободы. Когда колония ограничила время просмотра телевизора и возможность выбора каналов, он обратился в суд с административным иском о признании действий и решений ФСИН и администрации исправительного учреждения незаконными.

Соликамский городской суд Пермского края отказал в удовлетворении исковых требований. Он указал, что приказом начальника колонии утвержден распорядок дня, принятый в соответствии с указаниями ФСИН, согласно которым программа показа фильмов определяется администрацией исправительного учреждения, а просмотр телепередач допускается только в специально отведенное время, устанавливаемое с учетом специфики учреждения. Суд отклонил доводы истца о возможности неограниченного просмотра телепередач в свободные от работы часы, кроме времени, отведенного распорядком дня для ночного отдыха, в связи с конкретизацией в каждом исправительном учреждении распорядка дня осужденных. С учетом этого временной промежуток (один час в день) просмотра телепередач суд признал обоснованным. Не установил он и нарушений в отборе администрацией телепередач для просмотра заключенными.

Апелляция частично изменила решение первой инстанции: административный иск в части признания незаконными указаний ФСИН оставлен без рассмотрения. Сергей Рэскоалэ пропустил срок кассационного обжалования, поэтому сразу обратился в Конституционный Суд.

По мнению заявителя жалобы, ч. 3 ст. 82 «Режим в исправительных учреждениях и его основные требования», ч. 2 ст. 94 «Просмотр осужденными к лишению свободы кинофильмов и телепередач, прослушивание радиопередач», ч. 1 ст. 109 «Воспитательная работа с осужденными к лишению свободы», ч. 1 и 2 ст. 110 «Основные формы и методы воспитательной работы с осужденными к лишению свободы» УИК, а также п. 1 и подп. 4 п. 7 Положения о ФСИН, утвержденного Указом Президента от 13 октября 2004 г. № 1314 «Вопросы Федеральной службы исполнения наказаний», не соответствуют Конституции РФ. Заявитель считает, что указанные нормы дискриминируют осужденных в зависимости от условий отбывания наказания, необоснованно ограничивая время просмотра телепередач, а также устанавливая цензуру (запрет выбора) просматриваемых каналов, включенных в Перечень общероссийских обязательных общедоступных теле- и радиоканалов (утвержденный Указом Президента РФ от 24 июня 2009 г. № 715).

Читайте также
Медзаключение о невозможности помещения в ШИЗО не отменяет возможность назначения такого взыскания
Конституционный Суд подчеркнул, что перевод осужденного в лечебное исправительное учреждение осуществляется по результатам медобследования и не равнозначен изменению вида и режима пенитенциарного учреждения, определенного приговором
10 Июня 2021 Новости

Отказывая в принятии жалобы к рассмотрению, Конституционный Суд отметил, что приговор – это не только формальное основание для лишения свободы, но и главный непосредственный источник специального правового статуса лица как осужденного, отбывающего наказание в местах лишения свободы. Этот статус предполагает, что лица, которые лишены свободы в установленном законом порядке, в целом обладают теми же правами и свободами, что и остальные граждане, кроме тех, которые обусловлены, обусловленными особенностями их личности, совершенными преступлениями и специальным режимом мест лишения свободы. При этом режим и порядок исполнения наказания в виде лишения свободы устанавливаются, чтобы обеспечить изоляцию и охрану осужденных, постоянный надзор за ними, их личную безопасность, исполнение возложенных на них обязанностей, реализацию их прав и законных интересов, исправление и предупреждение новых преступлений, раздельное содержание разных категорий осужденных, различные условия отбывания наказания в зависимости от вида исправительного учреждения, назначенного судом, и при необходимости – изменение данных условий (постановления от 19 апреля 2016 г. № 12-П; от 8 июня 2021 г. № 27-П и др.).

При этом Конституционный Суд сослался на УИК, который определяет, что осужденным к лишению свободы, кроме отбывающих наказание в тюрьме, а также переведенным в штрафные изоляторы, помещения камерного типа, единые помещения камерного типа и одиночные камеры демонстрируются кинофильмы и видеофильмы не реже раза в неделю. Им также разрешается прослушивание радиопередач в свободные от работы часы, кроме времени, отведенного распорядком дня для ночного отдыха. Кроме того, они могут иметь при себе не более 10 экземпляров книг и журналов (ч. 1 и 4 ст. 94, ч. 4 ст. 95 УИК).

В свою очередь, указал КС, Положение о Федеральной службе исполнения наказаний конкретизирует, что ФСИН является федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим в том числе контрольно-надзорные функции в сфере исполнения уголовных наказаний в отношении осужденных (п. 1), который в своей деятельности руководствуется Конституцией, федеральными конституционными законами, федеральными законами, актами Президента и Правительства РФ, международными договорами России, актами Минюста и данным Положением (п. 4), а также наделяет этот орган полномочиями на организацию проведения с осужденными и лицами, содержащимися под стражей, воспитательной работы, направленной на исправление (подп. 4 п. 7).

Тем самым проводимые в исправительных учреждениях мероприятия, организуемые в соответствии с требованиями уголовно-исполнительного законодательства, не препятствуют реализации права осужденных на получение новостной и иной общественно значимой информации, а также их прав на отдых, образование и культурное развитие, подчеркивается в определении.

КС указал, что ч. 2 ст. 94 УИК дополнительно разрешает заключенным, кроме переведенных в штрафные изоляторы, помещения камерного типа, единые помещения камерного типа и одиночные камеры, просмотр телепередач в свободные от работы часы, кроме времени, отведенного распорядком дня для ночного отдыха. В соответствии же с ч. 3 ст. 82 УИК право утверждения Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений предоставлено федеральному органу исполнительной власти, осуществляющему функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере исполнения уголовных наказаний, по согласованию с Генпрокуратурой. Согласно Правилам внутреннего распорядка исправительных учреждений, утвержденным Приказом Минюста от 16 декабря 2016 г. № 295, распорядок дня включает время подъема, туалета, физической зарядки, приема пищи, развода на работу, нахождения на производстве, учебе, воспитательных, культурно-массовых и спортивно-массовых мероприятиях, отбоя. Также предусматриваются непрерывный восьмичасовой сон осужденных и предоставление им личного времени (п. 21); на основе примерного распорядка дня (определяющего, в частности, ежедневную продолжительность личного времени – два часа, и воспитательных мероприятий – до одного часа) приказом начальника исправительного учреждения утверждается – с учетом особенностей работы с тем или иным составом осужденных, времени года, местных условий и иных обстоятельств – распорядок дня для данного места лишения свободы, который доводится до сведения администрации учреждения и осужденных и размещается в общедоступных местах в виде наглядной информации (п. 20 и 22).

«Тем самым регулирование порядка просмотра осужденными к лишению свободы телепередач предполагает, по общему правилу, возможность его осуществления в свободные от работы часы, включая личное время, что должно быть учтено и в распорядке дня конкретного исправительного учреждения, который, хотя и устанавливается с учетом местных особенностей, не может ухудшать положение осужденных по сравнению с нормативно установленными гарантиями», – резюмировал КС.

Следовательно, подытожил Суд, оспариваемые нормативные положения не могут расцениваться как нарушающие конституционные права заявителя. Проверка же условий отбывания наказания в конкретном исправительном учреждении, в том числе вопросов определения продолжительности просмотра телепередач и их содержания, не относится к компетенции КС, напомнил он.

В комментарии «АГ» адвокат АП Московской области Владимир Руднев отметил, что заявитель жалобы ставит вопрос о расширении своих прав, связанных с просмотром телепередач и возможностью их самостоятельного выбора. Такими правами заключенные не обладают. «В настоящее время в отношении осужденных к пожизненному лишению свободы решение вопросов, связанных с отбором передач, относится к ведению администрации исправительного учреждения, которая решает, сколько времени должен смотреть телепередачи осужденный, какие именно и в какое время. Таким образом, именно администрация, а не какой-либо другой орган устанавливает ограничения прав осужденного, отбывающего наказание в виде пожизненного лишения свободы. Возникает вопрос: насколько правильным является ограничение конституционных прав осужденного, отбывающего наказание в местах лишения свободы? Всегда ли это должно относиться к компетенции администрации исправительного учреждения, а не какого-либо другого органа?» – задался вопросами адвокат.

Владимир Руднев указал, что осужденный к пожизненному лишению свободы отбывает наказание в соответствии с приговором, в котором не указываются ограничения, связанные с возможностью просмотра телепередач и прослушивания радиопередач. «Между тем, с точки зрения ограничения конституционных прав осужденных ссылка КС на приговор как документ, на основании которого могут ограничиваться все права осужденных, представляется спорной. Несомненно, приговор является “отправной точкой”, с момента вступления его в законную силу начинают ограничиваться права осужденного. Однако, отбывая наказание, осужденный вступает в правоотношения с администрацией исправительного учреждения. Это уже новые правоотношения, которые выходят за рамки приговора. Отбывая наказание, осужденный может вести себя по-другому, характеризоваться иначе и т.д. Его может иначе воспринимать и администрация исправительного учреждения», – пояснил адвокат. По его мнению, исходя из необходимости построения правового государства и дальнейшего развития гуманистических начал, является спорным наделение администрации правом ограничивать все конституционные права осужденных, отбывающих наказание в виде лишения свободы, включая пожизненное. Владимир Руднев считает, что в перспективе дальнейшего развития уголовно-исполнительного законодательства вопрос об ограничении прав осужденного администрацией может быть пересмотрен.

Адвокат АП г. Красноярского края Владимир Васин полагает, что шансов у заявителя в принятии жалобы было немного. Так, законодательство лишь дифференцирует период ограничения времени просмотра телепередач и возможности выбора просматриваемых телеканалов. Тотального запрета нет. Более того, законодатель делегировал полномочия на утверждение распорядка дня и программы показа фильмов начальникам учреждений. «Поэтому очень сложно и практически невозможно признать антиконституционными нормы, созданные специально для режимных объектов системы исправления и наказания, оперируя только цензурой и дискриминацией. Не исключаю, что заявитель уже готовится к подаче жалобы в ЕСПЧ, а Конституционный Суд был лишь последней инстанцией», – предположил адвокат.

Рассказать:
Яндекс.Метрика