×

КС: Порядок выплаты среднего заработка при ликвидации юрлиц должен быть изменен

Суд вынес постановление, в соответствии с которым граждане могут воспользоваться правом на сохранение среднего месячного заработка на период трудоустройства после прекращения юридического лица
Фотобанк Лори
Один из экспертов «АГ» отметил, что выводы КС соответствуют актуальной в последнее время тенденции, направленной на снижение социальной напряженности и являющейся попыткой нивелировать негативный эффект после громких и непопулярных в обществе изменений законодательства – повышения пенсионного возраста и налоговой ставки по НДС. По мнению другого, внесение изменения в законодательство требует обсуждения со всеми заинтересованными сторонами. Эксперт считает, что оно будет сложным, поскольку простое изменение даты выплаты этих сумм на день увольнения будет означать смещение баланса интересов в сторону работников, что может повлечь обратные последствия – ухудшение реальной реализации их права на компенсационные выплаты при увольнении.

19 декабря КС РФ вынес Постановление № 45-П, которым признал ч. 1 ст. 178 ТК РФ неконституционной в связи с тем, что данная норма лишает возможности получить предусмотренную ей выплату тем работникам, которые приобрели право на нее после прекращения юридического лица.

С жалобой в Суд обратилась Марина Трофимова, которая находилась в отпуске по уходу за ребенком до полутора лет в момент, когда она была уволена 12 ноября 2016 г. в связи с ликвидацией организации. В соответствии с ч. 1 ст. 178 ТК ей было выплачено выходное пособие в размере среднего месячного заработка. В течение двух месяцев с момента увольнения женщина не трудоустроилась, однако не смогла предъявить к бывшему работодателю требование о предоставлении предусмотренной той же статьей гарантии в форме сохранения среднего месячного заработка на период трудоустройства, поскольку процедура ликвидации организации была завершена и в ЕГРЮЛ были внесены сведения о его прекращении.

Марина Трофимова обратилась в суд с административным исковым заявлением о признании записи о ликвидации общества незаконной ввиду наличия у него непогашенной задолженности перед кредиторами. В удовлетворении требований ей было отказано в связи с тем, что на момент утверждения ликвидационного баланса кредиторской заложенности у организации не имелось. Суд отметил, что право истицы на получение среднего месячного заработка на период трудоустройства возникло не ранее 13 ноября 2016 г. В передаче кассационной жалобы Марины Трофимовой было отказано.

В своей жалобе в Конституционный Суд женщина указала, что во взаимосвязи с определяющими порядок ликвидации юридического лица положениями ГК РФ и Закона о государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей ч. 1 ст. 178 ТК РФ позволяет до истечения двух месяцев со дня увольнения работника в связи с ликвидацией организации-работодателя завершить ликвидацию этой организации внесением в ЕГРЮЛ соответствующей записи и тем самым лишает уволенных работников возможности получить гарантию в виде сохранения среднего месячного заработка на период трудоустройства.

Рассмотрев материалы жалобы, КС отметил, что в рамках стандартных ликвидационных процедур, при том что требуемые для осуществления ликвидации сроки являются разумными, реализация увольняемыми работниками права на сохранение среднего месячного заработка на период трудоустройства, но не свыше двух месяцев со дня увольнения, не всегда может быть гарантирована для всех без исключения работников. «В зависимости от момента увольнения, определяемого работодателем с учетом как предназначения ликвидации в целом, так и текущих задач отдельных ее этапов, данное право при наличии к тому установленных законом оснований может возникнуть у работника и после ликвидации юридического лица, которая считается завершенной, а юридическое лицо – прекратившим существование после внесения сведений о его прекращении в ЕГРЮЛ (п. 9 ст. 63 ГК), т.е. когда субъект, к которому можно предъявить соответствующее требование, уже не существует», – указано в постановлении. Это, по мнению Суда, лишает такого работника – в отличие от уволенных ранее истечения двух месяцев до прекращения организации-работодателя – возможности получить гарантированную законом выплату.

КС указал, что отсутствие в ТК РФ соответствующего правового механизма, согласованного с положениями гражданского законодательства о ликвидации юридических лиц, свидетельствует о наличии в правовом регулировании трудовых отношений пробела, приводящего к нарушению права работников, уволенных в связи с ликвидацией организации, на получение гарантии в виде сохранения среднего заработка на период трудоустройства, но не более чем на два месяца (с зачетом выходного пособия), если на момент приобретения такого права в ЕГРЮЛ уже были внесены сведения о прекращении организации, с которой они состояли в трудовых отношениях.

Суд отметил, что такое правовое регулирование не согласуется с конституционным принципом равенства, соблюдение которого означает, помимо прочего, запрет вводить не имеющие объективного и разумного оправдания различия в правах лиц, принадлежащих к одной и той же категории (запрет различного обращения с лицами, находящимися в одинаковых или сходных ситуациях) (постановления от 24 мая 2001 г. № 8-П; от 16 марта 2018 г. № 11-П и др.).

В связи с этим КС признал ч. 1 ст. 178 ТК РФ неконституционной в той мере, в какой содержащееся в ней положение – в силу отсутствия в действующем правовом регулировании механизма, обеспечивающего предоставление на равных условиях всем работникам, трудовой договор с которыми был расторгнут в связи с ликвидацией организации, предусмотренной этим законоположением гарантии в виде сохранения среднего заработка на период трудоустройства, но не более чем на два месяца (с зачетом выходного пособия), – лишает возможности получить данную выплату тех из них, кто приобрел право на нее после прекращения юридического лица.

Конституционный Суд указал, что федеральному законодателю надлежит внести изменения, направленные на установление правового механизма, обеспечивающего сохранение среднего заработка на период трудоустройства наравне с другими уволенными в связи с ликвидацией организации работниками тем из них, кто приобретет право на предоставление данной гарантии после завершения ликвидации организации-работодателя. Суд отметил, что федеральный законодатель в силу имеющихся у него дискреционных полномочий вправе определить как виды гарантий, предоставляемых увольняемым в связи с ликвидацией организации работникам, так и порядок их предоставления. До внесения таких изменений предоставление гарантии работникам, уволенным в связи с ликвидацией организации и приобретшим право на сохранение среднего заработка на период трудоустройства после ее завершения, должно обеспечиваться по выбору работодателя либо за счет увеличения увольняемому работнику размера выходного пособия в порядке, предусмотренном ч. 4 ст. 178 ТК, либо с использованием гражданско-правовых механизмов, не противоречащих законодательству.

В комментарии «АГ» юрист Бюро присяжных поверенных «Фрейтак и Сыновья» Екатерина Хазова отметила, что постановление КС является редким актом Суда, признающим необходимость корректировки федерального законодательства. По ее мнению, содержащиеся в постановлении выводы ориентированы на повышение уровня социальных гарантий общества и соответствуют актуальной в последнее время в российском законодательстве и правоприменительной практике тенденции, направленной на снижение социальной напряженности и являющейся попыткой нивелировать негативный эффект после громких и непопулярных в обществе изменений законодательства – повышения пенсионного возраста и налоговой ставки по НДС.

«В то же время рассмотренный Конституционным Судом прецедент не являлся частым в российской судебной практике. Значительно чаще суды в аналогичной ситуации рассматривают иски о восстановлении на работе в связи с незавершением ликвидации. Соответственно, какой-то определенный подход к разрешению исков с требованиями о признании записи о ликвидации работодателя незаконной не сложился», – указала эксперт.

Екатерина Хазова считает, что отличительными чертами постановления являются отсутствие формального подхода к рассмотрению поставленного вопроса и основанное на логике сопоставление норм трудового законодательства о порядке совершения выплат работникам управляющей организации и гражданского законодательства о порядке добровольной ликвидации.

Адвокат ПАНО Василий Шавин отметил, что отраженный в постановлении КС пробел в законе действительно имеет место, причем касается он работников, находящихся в отпусках по уходу за ребенком. «Их увольняют в связи с ликвидацией, как правило, в самый последний момент, а потому они просто не успевают воспользоваться предусмотренной для всех гарантией в виде сохранения среднего заработка на период трудоустройства. Эта ситуация не является распространенной, поскольку работники не так часто увольняются в порядке ликвидации, не связанной с процедурой банкротства, где такой проблемы нет. Однако это не повод для того, чтобы не решать этот вопрос», – считает эксперт.

Василий Шавин указал, что законодателю придется «поломать голову», чтобы решить, как реализовать права работников в подобном случае. «КС дал некоторые подсказки, указав, что можно установить не только порядок предоставления уже действующих гарантий, но и в целом определить их виды. При этом стоит помнить, что если по общему правилу максимальный размер выплаты в таком случае составляет три средних месячных заработка, то для работников на Крайнем Севере и приравненных к нему местностях – шесть», – напомнил адвокат.

По его мнению, решение подобного вопроса требует всестороннего обсуждения со всеми заинтересованными сторонами. Василий Шавин считает, что оно будет сложным, поскольку простое изменение даты выплаты этих сумм на день увольнения будет означать смещение баланса интересов в сторону работников, что может повлечь обратные последствия – ухудшение реальной реализации их права на компенсационные выплаты при увольнении.

Рассказать: