×

КС: Проведение богослужений в жилом доме не является нецелевым использованием земельного участка

Суд подтвердил возможность граждан предоставлять свое жилье религиозным организациям для проведения обрядов, а его адрес – для указания в ЕГРЮЛ, подчеркнув, однако, что при этом жилое помещение не должно фактически превращаться в культовое или административное
Один из представителей заявительницы после оглашения постановления рассказал «АГ», что доволен тем толкованием, которое Суд дал оспариваемым нормам законодательства. По его мнению, жилые дома, бесспорно, не должны превращаться в культовые здания, однако указанное требование не может умалять право граждан на проведение в своем доме богослужений.

14 ноября Конституционный Суд провозгласил Постановление № 35-П по делу о проверке конституционности абз. 2 ст. 42 Земельного кодекса и ч. 1 ст. 8.8 Кодекса об административных правонарушениях.

КС решил, что оспариваемые нормы соответствуют Конституции, поскольку не позволяют привлекать к административной ответственности собственника земельного участка для ведения личного подсобного хозяйства и расположенного на нем жилого помещения в случаях предоставления религиозной организации возможности совершать в этом помещении богослужения, религиозные обряды и церемонии, а также использовать адрес данного жилого помещения в качестве адреса религиозной организации.

Кроме того, оспариваемые нормы не допускают такого использования этого жилого помещения, когда оно, фактически утратив признаки жилого, приобретает характеристики культового либо служебного помещения религиозной организации, подчеркнул Суд.

Обращение прихожанки в КС

Ранее «АГ» писала о том, что поводом для рассмотрения данного вопроса Судом стала жалоба Ольги Гламоздиновой. По мнению заявительницы, абз. 2 ст. 42 ЗК и ч. 1 ст. 8.8 КоАП не соответствуют ст. 28, ч. 2 ст. 35 и ч. 3 ст. 55 Конституции, поскольку позволяют привлекать к административной ответственности собственника земельного участка за его нецелевое использование в случае предоставления жилого дома, находящегося на этом участке, религиозной организации для проведения богослужений, обрядов и церемоний.

Ольга Гламоздинова полагала, что такое толкование закона приводит к нарушению ее конституционного права свободно владеть и распоряжаться своим имуществом, а также права на свободу совести и вероисповедания.

Читайте также
КС решит, являются ли богослужения в жилом доме нецелевым использованием земельного участка
Суд оценит конституционность норм ЗК и КоАП, позволяющих привлекать к ответственности собственников участков и расположенных на них жилых помещений при предоставлении этих помещений религиозным организациям для совершения богослужений
04 Октября 2019 Новости

Обосновывая факт применения спорных норм по отношению к ней, женщина пояснила, что является прихожанкой Церкви христиан-адвентистов седьмого дня в пос. Веселый Веселовского района Ростовской области. Будучи собственником земельного участка, предназначенного для ведения личного подсобного хозяйства, и расположенного на нем жилого дома заявительница в январе 2017 г. по договору безвозмездного пользования имуществом предоставила упомянутой религиозной организации свой дом для проведения богослужений, обрядов и церемоний на четыре часа в неделю. Она также дала согласие на внесение в ЕГРЮЛ адреса своего дома в качестве адреса религиозной организации.

В связи с этим в сентябре 2017 г. Веселовский отдел Управления Росреестра по Ростовской области привлек Ольгу Гламоздинову к административной ответственности за нецелевое использование земельного участка. Суды подтвердили законность этого решения.

Представители госорганов разошлись во взглядах на конституционность оспариваемых норм

8 октября было проведено заседание Конституционного Суда по данному делу.

Читайте также
КС выслушал доводы сторон по делу о возможности богослужений в доме на участке для подсобного хозяйства
Суду предстоит решить, можно ли предоставлять религиозной организации для совершения богослужений жилое помещение, расположенное на земельном участке, не предназначенном для религиозного использования
08 Октября 2019 Новости

Интересы заявителя представляли член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, управляющий партнер АБ «Славянский правовой центр» Владимир Ряховский и адвокат АБ «Славянский правовой центр» Сергей Чугунов. Последний, раскрывая доводы жалобы, пояснил Суду, что нормы Земельного кодекса сформулированы недостаточно четко, поскольку позволяют распространять целевое назначение участка на расположенную на нем недвижимость. По его словам, основная проблема, обозначенная в жалобе, – рассогласованность норм Земельного Кодекса и КоАП, с одной стороны, и Закона о свободе совести и о религиозных объединениях, с другой.

Коллизия состоит в том, что земельное законодательство устанавливает принцип деления земель по целевому назначению на категории, согласно которому правовой режим земель определяется исходя из их принадлежности к определенной категории и разрешенного использования. В свою очередь, ч. 1 ст. 8.8 КоАП РФ предусматривает ответственность за использование земельного участка не по целевому назначению. При этом в п. 2 ст. 16 Закона о свободе совести и о религиозных объединениях указано, что богослужения, другие религиозные обряды и церемонии могут беспрепятственно совершаться в том числе в жилых помещениях.

В свою очередь Владимир Ряховский сообщил Суду о том, что указанная правовая неопределенность порождает противоречивую судебную практику в разных регионах. Адвокат отметил, что при схожих обстоятельствах в одних случаях суды привлекали собственника жилого помещения к административной ответственности, а в других – прекращали производство по делу.

Представители Госдумы, Президента РФ, Генпрокурора и министра юстиции посчитали, что оспариваемые нормы соответствуют Конституции. Представитель Уполномоченного по правам человека в РФ, напротив, подчеркнул, что реализация права на совершение богослужений в жилых помещениях неизбежно сопряжена с нарушением требований земельного законодательства. Представитель СПЧ просил Суд раскрыть конституционно-правовой смысл оспариваемых положений, указав, что, по мнению Совета, собственник вправе использовать имущество в соответствии со своими интересами.

КС по своей инициативе затронул вопрос о юридическом адресе

Оглашая постановление, председатель Конституционного Суда Валерий Зорькин сообщил, что оспариваемые нормы стали предметом рассмотрения в той мере, в какой на их основании решается вопрос о привлечении к административной ответственности собственника земельного участка за нецелевое использование данного участка в случае предоставления находящегося на нем жилого дома религиозной организации для проведения богослужений, обрядов и церемоний, а также в качестве адреса регистрации религиозной организации, указанного в ЕГРЮЛ.

КС напомнил о своей позиции, сформулированной в Постановлении от 5 декабря 2012 г. № 30-П, где указано, что Конституция обязывает Российскую Федерацию обеспечить разумный баланс интересов верующих и религиозных объединений, с одной стороны, и светских политических и государственных институтов, с другой.

По мнению Суда, принцип единства судьбы земельных участков и прочно связанных с ним объектов, а также принцип деления земель по целевому назначению в совокупности с основанными на них предписаниях Градостроительного кодекса позволяют сделать вывод о том, что при строительстве и эксплуатации объектов капитального строительства должны соблюдаться требования, обусловленные целевым назначением предоставленного земельного участка.

То есть, пояснил КС, при предъявлении требования об использовании земли в соответствии с ее целевым назначением ограничиваются права владения, пользования и распоряжения соответствующим участком. Однако такая необходимость обусловлена публичным интересом и особенностью земли как объекта, нуждающегося в особой охране и эффективном использовании. Одной из гарантий соблюдения указанной обязанности является административная ответственность, предусмотренная ч. 1 ст. 8.8 КоАП, указал Суд.

Было отмечено, что законодательство допускает размещение жилого дома на земельном участке, предназначенном для ведения личного подсобного хозяйства (п. 2 ст. 4 и ст. 6 Закона о личном подсобном хозяйстве). При этом ст. 6 Закона о личном подсобном хозяйстве предполагает, что указанное здание также используется для ведения личного подсобного хозяйства.

Однако Конституционный Суд обратил внимание на тот факт, что системообразующим актом, определяющим регулирование жилищных правоотношений, является Жилищный кодекс, ст. 17 которого позволяет совершать в жилом доме богослужения, другие религиозные обряды и церемонии, предусмотренные ст. 16 Закона о свободе совести. По мнению Суда, указанное правило согласуется с предназначением жилья, призванного удовлетворять не только материальные потребности граждан, но и их духовные интересы, в том числе духовные нужды верующих.

При этом КС подчеркнул, что разница между жилыми и культовыми помещениями носит объективный характер и должна учитываться законодателем при установлении баланса интересов верующих и лиц, не исповедующих соответствующую религию. Кроме того, Суд указал, что граждане не могут использовать жилое помещение таким образом, чтобы оно фактически становилось культовым.

Заявительница, настаивая на неконституционности оспариваемых норм, не просила оценить правомерность предоставления адреса жилого дома для внесения его в ЕГРЮЛ в качестве адреса, по которому осуществляется связь с юридическим лицом. Однако Конституционный Суд решил затронуть и этот вопрос.

Отметим, что при рассмотрении дела судья Конституционного Суда Гадис Гаджиев уточнил у представителей Ольги Гламоздиновой, насколько подробно суды изучают фактические обстоятельства при привлечении граждан к административной ответственности. Он также спросил, были ли в изученных ими судебных актах отражены фактические обстоятельства, которые свидетельствовали бы о «юридической метаморфозе» – превращении жилого дома в конфессиональный объект.

Сергей Чугунов сообщил, что указанные обстоятельства традиционно не изучаются подробно. В частности, наличие вывески с указанием на то, что в доме находится какая-либо церковь, суды считают достаточным для установления факта нахождения религиозной организации как юридического лица по данному адресу, сообщил Суду адвокат.

Как отметил КС, в п. 15 Методических рекомендаций по применению органами юстиции некоторых положений Закона о свободе совести в части регистрации и перерегистрации религиозных организаций, утвержденных Минюстом 27 декабря 1999 г., указано, что жилое помещение не может использоваться для размещения офисов религиозных организаций, образовательных, издательских, производственных и иных целей.

Вместе с тем, по мнению КС, необходимо учесть разъяснения Пленума Высшего Арбитражного Суда, данные им в Постановлении «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с достоверностью адреса юридического лица» от 30 июля 2013 г. № 61. В п. 4 данного акта указано, что адрес юридического лица может отличаться от адреса, по которому осуществляется непосредственная деятельность данной организации. Соответственно, недопустимо отказывать в государственной регистрации на том основании, что помещение или здание, адрес которого указан для целей осуществления связи с юрлицом, непригодно для осуществления его деятельности. В то же время ВАС отметил, что регистрация по адресу жилого объекта недвижимости допустима только в тех случаях, когда его собственник дал на это согласие. При этом наличие согласия презюмируется, если названный адрес является адресом места жительства учредителя (участника) или лица, имеющего право действовать от имени организации без доверенности.

Руководствуясь этим, КС сделал вывод, что само по себе предоставление жилого помещения по договору для использования в качестве места нахождения религиозной организации может быть в конкретной ситуации направлено на обеспечение или подтверждение формальных условий ее правосубъектности как юридического лица, подлежащего государственной регистрации. Это, подчеркнул Суд, имеет особое значение для малочисленных религиозных организаций, не имеющих своих зданий, помещений, а также возможности приобрести или арендовать их. Такое предоставление, по мнению Конституционного Суда, не обязательно означает трансформацию жилого помещения в административное помещение религиозной организации, а потому и не приводит с неизбежностью к использованию земельного участка под ним не по целевому назначению.

Суд указал, что вопрос о привлечении собственника жилого помещения за использование земельного участка не по целевому назначению может быть поставлен при фактическом превращении жилья в культовое или административное помещение либо здание. В этом случае правоприменителям необходимо исходить из всей совокупности фактических обстоятельств, свидетельствующих о трансформации жилого помещения в культовое или административное (служебное), размещение которых предусматривается на земельных участках с такими видами использования, как «осуществление религиозных обрядов», «религиозное управление и образование».

Таким образом, Конституционный Суд постановил, что оспариваемые ст. 42 ЗК и ч. 1 ст. 8.8 КоАП не противоречат Конституции. Указанные нормы, по мнению КС, не дают оснований для привлечения к административной ответственности собственника земельного участка для ведения ЛПХ и расположенного на нем жилого помещения в случаях предоставления религиозной организации возможности совершать в этом помещении богослужения, религиозные обряды и церемонии, а также использовать адрес данного жилого помещения в качестве адреса религиозной организации.

При этом в резолютивной части постановления Суд еще раз подчеркнул, что ст. 42 ЗК и ч. 1 ст. 8.8 КоАП не допускают такого использования этого жилого помещения, когда оно, фактически утратив признаки жилого, приобретает характеристики культового либо служебного помещения религиозной организации.

В завершение КС указал, что принятые в отношении Ольги Гламоздиновой правоприменительные акты подлежат пересмотру.

Представители заявителя довольны выводами Суда

Сергей Чугунов прокомментировал постановление «АГ» сразу после его оглашения. «Мы всерьез не надеялись на то, что оспариваемые нами нормы признают неконституционными. Ожидали, что в лучшем случае Конституционный Суд даст им свое толкование, поэтому результатом довольны», – сообщил адвокат.

Он также поддержал оговорку КС о недопустимости трансформации жилого помещения в культовое. По его словам, еще во время заседания после вопроса Гадиса Гаджиева стало ясно, что КС заинтересовался этим аспектом.

«Разумеется, жилые помещения не должны превращаться в культовые, граждане не имеют никаких прав на это. Однако право на беспрепятственное проведение в жилых помещениях богослужений, других религиозных обрядов и церемоний у нас имеется», – заключил Сергей Чугунов.

Рассказать: