×

КС расширил трудовые права сотрудников органов внутренних дел

Конституционный Суд указал, что при сокращении сотрудников ОВД необходимо  применять гарантии для одиноких матерей, предусмотренные трудовым законодательством.
Эксперты отметили, что в данном постановлении Конституционный Суд выявил несколько важных правовых подходов и рассмотрел широкий круг вопросов, связанных с увольнением, что поможет многим служащим в отстаивании своих прав.

КС РФ вынес постановление по делу о проверке конституционности ряда положений ч. 1–9 ст. 36 Закона о службе в органах внутренних дел, регулирующих правоотношения с сотрудником ОВД при сокращении его должности, и ряда положений ст. 82 данного Закона, закрепляющих основания прекращения или расторжения контракта с сотрудником органов внутренних дел.

По мнению заявительницы, гражданки К., данные законоположения не соответствуют Конституции, так как не относят основание увольнения сотрудника органов внутренних дел, предусмотренное п. 3 ч. 3 ст. 82 Закона о службе в органах внутренних дел, к основаниям увольнения по инициативе руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченного руководителя, препятствуя тем самым предоставлению сотруднику – одинокой матери, воспитывающей ребенка в возрасте до 14 лет, гарантии, предусмотренной ч. 4 ст. 261 ТК РФ. Также оспариваемые нормы не обязывают руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченного руководителя предлагать сотруднику, подлежащему увольнению в связи с проведением организационно-штатных мероприятий, влекущих сокращение замещаемой им должности, все имеющиеся вакантные должности, что позволяет производить увольнение из органов внутренних дел произвольно, по усмотрению соответствующего руководителя.

Гражданка К. проходила службу в органах внутренних дел в должности начальника отдела управления организации охраны общественного порядка и взаимодействия с органами исполнительной власти Республики Башкортостан и органами местного самоуправления Главного управления МВД России по Республике Башкортостан на основании контракта, заключенного на неопределенный срок. После сокращения замещаемой ею должности она была зачислена в распоряжение Главного управления республиканского МВД, от замещения предлагавшихся ей вакантных должностей она отказалась, в связи с чем была уволена со службы по основанию, предусмотренному п. 3 ч. 3 ст. 82 Закона о службе в органах внутренних дел.

После этого женщина обратилась в суд с иском к ведомству об отмене приказов о сокращении ее должности и увольнении, восстановлении на службе, выплате денежного довольствия за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда. В обоснование своих требований истица указывала на то, что является одинокой матерью, самостоятельно воспитывающей малолетнего ребенка, и на нее распространяется гарантия, установленная ч. 4 ст. 261 ТК РФ для одиноких матерей, воспитывающих ребенка в возрасте до 14 лет, при увольнении по инициативе работодателя; кроме того, в период нахождения в распоряжении Главного управления МВД России по Республике Башкортостан ей не были предложены нижестоящие вакантные должности в ранее возглавляемом ею отделе.

Решением суда заявленные требования были частично удовлетворены: приказ об увольнении К. со службы в органах внутренних дел признан незаконным и отменен, она была восстановлена на службе, в ее пользу взысканы денежное довольствие за время вынужденного прогула и компенсация морального вреда.

Апелляционным определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Башкортостан решение суда первой инстанции было отменено и принято новое решение, которым в удовлетворении требований К. было отказано. По мнению ВС РБ, вывод суда первой инстанции не соответствует обстоятельствам дела и основан на неправильном применении правовых норм: гарантия, установленная трудовым законодательством для одинокой матери, воспитывающей ребенка в возрасте до 14 лет, в данном случае применяться не должна, поскольку увольнение по основанию, предусмотренному п. 3 ч. 3 ст. 82 Закона о службе в органах внутренних дел, осуществляется в силу обязательного и безусловного предписания закона и не может рассматриваться как увольнение по инициативе руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченного руководителя. Кроме того, истица имела возможность выбора основания увольнения – ей предлагалось подать рапорт об увольнении в связи с сокращением должности, однако она от этого предложения отказалась, указав, что для увольнения по данному основанию рапорт от нее не требуется.

Определением судьи Верховного Суда Республики Башкортостан и определением судьи Верховного Суда РФ в передаче кассационных жалоб К. для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции отказано.

Рассмотрев материалы дела, Конституционный Суд прекратил производство по делу в части, касающейся проверки конституционности ч. 1–9 ст. 36 и ч. 6 и 7 ст. 82 Закона о службе в органах внутренних дел, поскольку из представленных судебных постановлений следует, что эти нормы при разрешении ее дела не применялись.

Что касается положений п. 1 ч. 1, ч. 4, 5 и 9 ст. 36, ч. 6 и 7 ст. 82 данного Закона, то, как указал КС РФ, они определяют особенности прохождения службы сотрудниками ОВД, должности которых сокращаются, предусматривают заблаговременное уведомление таких сотрудников о предстоящих организационно-штатных мероприятиях, а также перечисляют основания увольнения со службы в органах внутренних дел по инициативе руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченного руководителя. Как таковые указанные положения не содержат неопределенности применительно к обстоятельствам дела заявительницы и не могут расцениваться как нарушающие ее права и свободы.

Относительно конституционности п. 3 ч. 3 ст. 82 Закона Конституционный Суд отметил следующее.

Согласно правовой позиции, содержащейся в Постановлении КС РФ от 15 октября 2013 г. № 21-П, гарантия, связанная с запретом увольнения одиноких матерей, воспитывающих детей в возрасте до 14 лет, по инициативе работодателя в связи с сокращением численности или штата, распространяется на женщин, состоящих в трудовых отношениях, проходящих государственную, в том числе государственную гражданскую, службу либо являющихся муниципальными служащими. «Что касается женщин, реализующих свое право на труд путем прохождения государственной службы иного вида, то законодательство, определяющее их правовое положение как государственных служащих, не включает специальные гарантии, связанные с материнством и воспитанием детей, – такие гарантии предоставляются им на основании отсылочных норм, предусматривающих возможность применения трудового законодательства в части, не урегулированной законодательством о конкретном виде государственной службы», – пояснил КС.

Согласно положениям Закона о службе в органах внутренних дел, расторжение контракта с сотрудником ОВД в связи с сокращением замещаемой им должности по инициативе руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченного руководителя возможно только в двух случаях. Один из них – невозможность перевода на иную должность в органах, как отметил КС РФ, по буквальному смыслу ч. 7 ст. 82 Закона обусловливается отсутствием вакантных должностей, соответствующих уровню квалификации, образования сотрудника и стажу службы в органах внутренних дел. «Намерение федерального законодателя придать данной норме именно такой смысл подтверждается содержащимся в ней указанием на второй случай расторжения контракта по инициативе руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченного руководителя – отказ сотрудника органов внутренних дел от перевода на иную должность в органах внутренних дел. Таким образом, само по себе сокращение замещаемой сотрудником должности не влечет его безусловного увольнения – оно выступает лишь предпосылкой расторжения служебного контракта», – подчеркивается в постановлении.

Как следует из правовой позиции, изложенной КС РФ в Постановлении от 1 марта 2017 г. № 3-П, при наличии вакантных должностей в органах внутренних дел сотруднику, признанному ограниченно годным к службе или годным к службе с незначительными ограничениями, соответствующие должности должны быть предложены; могут не предлагаться те вакантные должности, для замещения которых сотрудник не обладает необходимыми профессиональными качествами либо имеются иные объективные обстоятельства, препятствующие его переводу на такие должности. Как указал КС РФ, приведенная правовая позиция в полной мере применима и к случаям сокращения должностей в органах внутренних дел, поскольку и в таких случаях сотрудник увольняется по основанию, не связанному с его виновным поведением.

Таким образом, в случае сокращения должности в ОВД сотрудник, который отказался от предложенной вакантной равноценной или нижестоящей должности, увольняется в связи с сокращением замещаемой им должности. Это означает, что расторжение контракта с сотрудником, независимо от того, отсутствуют в органах внутренних дел вакантные должности либо он отказался от замещения предложенных вакантных должностей, осуществляется по тому же основанию, связанному с проведением организационно-штатных мероприятий.

Конституционный Суд также указал, что, установив специальное основание увольнения в п. 3 ч. 3 ст. 82 Закона о службе в органах внутренних дел, законодатель предусмотрел в ч. 10 ст. 30 данного Закона и условия его применения: при невозможности перевода сотрудника органов внутренних дел на иную должность или его отказе от такого перевода сотрудник подлежит увольнению со службы в органах внутренних дел (за исключением перечисленных в той же статье случаев), и такое увольнение производится по основанию, предусмотренному п. 3 ч. 3 ст. 82 Закона только в тех случаях, когда иное не предусмотрено.

Таким образом, КС РФ сделал вывод о том, что п. 3 ч. 3 ст. 82 Закона о службе в органах внутренних дел не противоречит Конституции. Вместе с тем Суд постановил, что правоприменительные решения по делу заявительницы, основанные на этой норме в истолковании, расходящемся с его конституционно-правовым смыслом, выявленным в настоящем постановлении, подлежат пересмотру в установленном порядке.

Адвокат, партнер АБ «Андрей Городисский и партнеры» Кристина Тимошенко отметила, что в своем постановлении Конституционный Суд выявил несколько важных правовых подходов.

Во-первых, положения ч. 4 ст. 261 ТК РФ, устанавливающие гарантии женщинам и лицам с семейными обязанностями, подлежат применению при проведении сокращения сотрудников ОВД. Таким образом, гарантия, связанная с запретом увольнения одиноких матерей, воспитывающих детей в возрасте до 14 лет, должна распространяться и на женщин, проходящих службу в органах внутренних дел.

Во-вторых, то обстоятельство, что закон прямо не обязывает предлагать сокращаемому сотруднику все без исключения вакантные должности, не означает, что при решении данного вопроса руководитель имеет неограниченную свободу усмотрения. Непредложение тех или иных вакантных должностей должно быть обусловлено либо тем, что сотрудник не обладает необходимыми профессиональными качествами, либо имеются иные объективные причины или обстоятельства, препятствующие его переводу.

В-третьих, увольнение сотрудника в связи с сокращением по основанию, предусмотренному п. 3 ч. 3 ст. 82 Закона о службе в органах внутренних дел, не является законным. Конституционный Суд разъяснил, что эта норма не предполагает возможности увольнения одинокой матери, воспитывающей ребенка в возрасте до 14 лет, по тому основанию, что она отказалась от перевода на предложенную ей вакантную должность, поскольку иначе это означало бы лишение ее конституционных гарантий по защите материнства и детства.

По словам адвоката АП Нижегородской области Василия Шавина, последние несколько лет суды, в том числе Конституционный Суд, активно поддерживали «установку сверху» на ограничение социальных прав разного рода служащих, в частности, сотрудников органов внутренних дел. «Комментируемое постановление явно выбивается из этого ряда, поскольку значительно расширяет трудовые права сотрудников. Причем несмотря на ограничение КС предмета постановления – увольнения сотрудника органов внутренних дел – одинокой матери, воспитывающей ребенка в возрасте до 14 лет, по сокращению при отказе от перевода, в тексте постановления Суд рассмотрел широкий круг вопросов, связанных с увольнением сотрудников, причем не только по сокращению», – подчеркнул Василий Шавин.

Он добавил, что решение суда второй инстанции было законным, но примененный закон и судебная практика оказались противоречащими Конституции РФ. По мнению эксперта, постановление КС поможет многим служащим в отстаивании своих прав.

Рассказать: