×

КС разъяснил применение нормы НК, которая утратит силу в новом году

Суд указал на ее ограничительное толкование в правоприменительной практике и разъяснил, в каких случаях налогоплательщики не теряют право на льготу по налогу на движимое имущество организаций
Фотобанк Лори
Эксперты «АГ» положительно оценили постановление КС. При этом одна из них с сожалением отметила, что данный судебный акт появился под самый конец действия спорной нормы, так как с 1 января следующего года она утрачивает свою силу. Другой эксперт считает, что выводы Конституционного Суда согласуются с позицией ВС РФ, озвученной им два месяца назад.

21 декабря Конституционный Суд РФ вынес Постановление по делу об оспаривании п. 25 ст. 381 НК РФ акционерными обществами «Инкар», «Лизинговая компания “КАМАЗ”» и «Новая перевозочная компания». Согласно этой норме плательщики освобождаются от налога на имущество организаций в отношении движимого имущества, принятого с 1 января 2013 г. на учет в качестве основных средств, за исключением принятых на учет в результате реорганизации или ликвидации юрлиц, а также передачи, включая приобретение, имущества между взаимозависимыми лицами.

Обстоятельства дела

В 2014 и 2015 гг. акционерное общество «Инкар» приобрело транспортные средства у взаимозависимых по отношению к нему юрлиц, которые, в свою очередь, приобрели их после 1 января 2013 г. При этом компания воспользовалась льготой, предусмотренной п. 25 ст. 381 НК. По результатам камеральной проверки за 2015 г. налоговая инспекция посчитала, что «Инкар» безосновательно воспользовался налоговой льготой, и доначислила обществу налог на имущество организаций, а также оштрафовала его за неполную уплату налога.

Аналогичной санкции с доначислением пени подверглось и акционерное общество «Новая перевозочная компания». В результате реорганизации в форме присоединения к нему другого юрлица общество приобрело транспорт, который был принят на его учет после 1 января 2013 г. и не являлся объектом налогообложения.

В применении налоговой льготы было отказано и акционерному обществу «Лизинговая компания “КАМАЗ”», регулярно приобретающему у взаимозависимых и невзаимозависимых лиц автотехнику, которая впоследствии предоставлялась в лизинг третьим лицам с сохранением у общества права собственности на нее. По результатам камеральной налоговой проверки за I квартал 2016 г. налоговый орган доначислил обществу налог на имущество организаций, отказав ему в применении налоговой льготы.

Во всех трех случаях решения налоговых инспекций получали поддержку в вышестоящих налоговых органах. Оспаривание их в судебном порядке не увенчалось успехом. Всем троим налогоплательщикам было также отказано в передаче их кассационных жалоб для рассмотрения Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ. В этой связи они были вынуждены обратиться в Конституционный Суд.

По мнению заявителей, оспариваемая норма не соответствует ряду статей Конституции РФ, поскольку ее применение имеет разные экономические и правовые последствия для организаций при налогообложении имущества одной и той же категории в зависимости лишь от формальных условий (источников) его приобретения.

Выводы КС РФ

Изучив обстоятельства дела, Конституционный Суд РФ напомнил, что п. 25 был включен в ст. 381 НК РФ законом от 24 ноября 2014 г. № 366-ФЗ. Данное правовое регулирование было предназначено для ограничения применения налогового поощрения к такому приобретению основных средств, которое не дает ожидаемых экономических последствий, а состоит в формальной передаче ранее приобретенного имущества путем реорганизации или ликвидации юридических лиц, а также путем передачи имущества между взаимозависимыми лицами.

С 1 января 2015 г. движимое имущество организаций вновь признавалось объектом налогообложения, кроме включенного в первую и вторую амортизационные группы. Вследствие этого движимое имущество, учтенное как основные средства за пределами двух указанных групп, снова стало налогооблагаемым, но условно, поскольку одновременно п. 25 ст. 381 НК РФ в порядке льготы освободил от налогообложения все движимое имущество, которое организация приняла как основные средства на учет с 1 января 2013 г., и ограничил распространение указанной льготы на объекты, принятые на учет в результате реорганизации либо ликвидации юрлиц или вследствие передачи имущества между взаимозависимыми лицами.

Как указал Суд, п. 25 ст. 381 НК во взаимосвязи с подп. 8 п. 4 ст. 374 Кодекса истолковывается в правоприменительной практике таким образом, что движимое имущество, учтенное в качестве основных средств организации, облагается налогом (кроме основных средств первой и второй амортизационных групп) безотносительно ко времени его создания, первоначальному и последующим приобретениям и независимо от его износа (состояния) или режима налогообложения у прежних владельцев при единственном условии – приобретении налогоплательщиком имущества вследствие реорганизации или ликвидации либо у взаимозависимого лица.

КС отметил, что применение оспариваемого пункта в такой интерпретации имеет ограничительный эффект, поскольку удерживает хозяйствующих субъектов от участия в гражданском обороте, если операции с движимым имуществом связаны с реорганизацией или ликвидацией юрлиц либо им сопутствует взаимозависимость контрагентов. «Отказывая при таких условиях налогоплательщику в освобождении от уплаты налога, при том что в остальном такое освобождение, имея общий характер, общедоступно и действует равным образом для всех налогоплательщиков, названное законоположение сдерживает хозяйствующих субъектов в намерении быть как-либо причастными к реорганизации или ликвидации юридического лица либо состоять в такой взаимозависимости, которая законом не запрещена, не относится сама по себе к правонарушениям и не влечет ответственности, но приводит к имущественным потерям в налоговой сфере», – отмечено в тексте постановления.

В этой связи КС напомнил собственную правовую позицию, изложенную им в ряде решений, согласно которой налоги и сборы должны иметь экономическое основание и не могут быть произвольными, а нормативно-правовое регулирование в сфере налогообложения должно подразумевать его равномерность, нейтральность и справедливость. Кроме того, Суд отметил недопустимость прекращения действия налоговой льготы, используемой в правомерной деятельности налогоплательщика в отсутствие доказанных правонарушений или злоупотреблений правом.

Таким образом, КС РФ признал п. 25 ст. 381 НК РФ не противоречащим Конституции. При этом Суд отметил, что данная норма не предполагает обложения налогом на имущество организаций объектов движимого имущества, которые до совершения сделки между взаимозависимыми лицами, реорганизации или ликвидации юрлиц не признавались объектом налогообложения у первоначального (предыдущего) собственника, только лишь из-за принятия имущества на учет в результате реорганизации или ликвидации юрлиц, а также его передачи между взаимозависимыми лицами.

Также Конституционный Суд распорядился пересмотреть вынесенные судебные акты в отношении трех налогоплательщиков.

Мнения экспертов

Старший юрист Бюро присяжных поверенных «Фрейтак и Сыновья» Андрей Белик назвал постановление КС неожиданным, поскольку два месяца назад Верховный Суд РФ уже высказывался по данному вопросу в своем Определении от 16 октября, о чем писала «АГ». В то же время эксперт посчитал вывод КС логичным, поскольку судьи Конституционного Суда, в принципе, поддержали своих коллег из ВС РФ. Эксперт выразил надежду, что постановление окончательно пресечет желание некоторых территориальных налоговых органов формально подходить к трактовке льготы, предусмотренной п. 25 ст. 381 НК РФ. 

Читайте также
ВС пояснил, когда активы, полученные от взаимозависимого лица, не облагаются налогом на имущество
Верховный Суд истолковал норму НК РФ об установлении налоговой льготы по налогу на имущество организаций в системной взаимосвязи с общими принципами налогового законодательства
31 Октября 2018 Новости

Старший эксперт Департамента налогового консалтинга «ФБК “Право”» Ирина Пименова пояснила, чем постановление КС выгодно для налогоплательщиков. По мнению эксперта, примечательно в этом деле то, что КС РФ фактически придал оспариваемому положению тот правовой смысл, который изначально имел в виду законодатель.

«Недостаточная проработанность последним содержания указанной нормы привела на практике к тому, что в силу буквального ее толкования контролирующими органами и судами возникли дискриминационные правоограничения по отношению к добросовестным участникам гражданского оборота, получившим в процессе реорганизации (ликвидации) или от взаимозависимых лиц движимое имущество, не подлежавшее налогообложению у предыдущего собственника», – пояснила эксперт.

Ирина Пименова уверена, что выявленный конституционно-правовой смысл п. 25 ст. 381 НК РФ исключит иное его истолкование при принятии решений судами или контролирующими органами при проведении налоговых проверок. «Остается сожалеть лишь о том, что такой значимый документ был принят практически “под занавес” действия данной нормы НК РФ, ведь п. 25 ст. 381 НК РФ с 1 января 2019 г. признается утратившим силу», – добавила она.

Рассказать: