×

КС: Увольнение сотрудника СКР за нарушение присяги возможно лишь в рамках сроков для дисциплинарных взысканий

Суд пришел к выводу, что ответственность за нарушение присяги тождественна дисциплинарной, а значит, увольнение за пределами установленных для применения дисциплинарного взыскания сроков в этом случае недопустимо
Одна из экспертов отметила, что Суд совершенно верно уравнял правовую природу нарушения присяги и дисциплинарного проступка. Вторая также выводы КС поддержала, отметив при этом, что сроки применения дисциплинарных взысканий в отношении государственных служащих должны быть больше стандартных. Третья полагает, что данное постановление продолжает ранее занятую Судом позицию по приведению всех законов, регулирующих особенности труда отдельных категорий государственных служащих, к единому знаменателю с учетом общих принципов, установленных Трудовым кодексом.

Конституционный Суд РФ рассмотрел вопрос о том, правомерно ли разграничивать нарушение государственным служащим присяги и совершение таким лицом дисциплинарного проступка, с учетом того, что такое разделение позволяет привлекать к ответственности за нарушение присяги за пределами сроков, установленных для применения дисциплинарного взыскания (Постановление № 13-П от 27 марта 2020 г).

Увольнение через 3 года после исполнения госконтракта

Подполковник юстиции Евгений Горяев являлся помощником руководителя СУ Следственного комитета РФ по Республике Калмыкия и занимался материально-техническим обеспечением ведомства. В конце декабря 2017 г. служебная проверка выявила неэффективное расходование бюджетных средств, выделенных на покупку земельного участка и здания для размещения сотрудников одного из отделов Управления. В связи с этим Евгений Горяев в январе 2018 г. был уволен за нарушение присяги сотрудника СКР на основании п. 3 ч. 2 ст. 30 Закона о Следственном комитете РФ.

При этом государственный контракт на приобретение недвижимости, которое затем признано неэффективным расходованием бюджетных средств, был заключен в декабре 2014 г., тогда же соответствующие объекты перешли в федеральную собственность. То есть Евгения Горяева уволили через 3 года после совершения вменяемого ему правонарушения.

Оспорить увольнение в суде общей юрисдикции не удалось

Горяев подал иск о восстановлении на работе, взыскании денежного содержания за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда. Однако Элистинский городской суд Республики Калмыкия в удовлетворении требований отказал. Как отмечено в его решении, действия, которыми заявитель нарушил присягу сотрудника СКР, выразились в недобросовестном отношении к исполнению должностных обязанностей и игнорировании федерального законодательства, что повлекло нарушение охраняемых законом интересов общества и государства, прав и законных интересов граждан. Суд констатировал, что увольнение нарушившего присягу сотрудника СКР дисциплинарным взысканием не является, вследствие чего сроки наложения дисциплинарного взыскания, предусмотренные ч. 8 ст. 28 Закона о Следственном комитете РФ, в данном случае не применяются.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Калмыкия оставила без изменения решение первой инстанции. Судья ВС Республики Калмыкия отказал в передаче жалобы Евгения Горяева для рассмотрения в судебном заседании кассации, также подчеркнув, что увольнение нарушившего присягу сотрудника СКР дисциплинарным взысканием не является. С этим согласился и судья ВС РФ, подход которого поддержал заместитель председателя Суда.

КС указал, что нарушение присяги является дисциплинарным проступком

Евгений Горяев подал жалобу в Конституционный Суд. По мнению заявителя, п. 3 ч. 2 ст. 30 Закона о Следственном комитете РФ не соответствует Конституции, поскольку позволяет уволить сотрудника за нарушение присяги без указания в соответствующих документах на совершение проступка, порочащего честь сотрудника СКР, в том числе по истечении предусмотренного для увольнения срока.

Конституционный Суд отметил, что наряду с гражданами, поступающими на службу в Следственный комитет, присягу принимают и лица, впервые назначаемые на должность прокурора, поступающие на службу в органы принудительного исполнения, на военную службу, а также на службу в ОВД, в органы и учреждения уголовно-исполнительной системы, в федеральную противопожарную службу Государственной противопожарной службы и в таможенные органы. Суд подчеркнул, что присяга является официальной торжественной клятвой и имеет одинаковое юридическое значение для всех государственных служащих, которые принимают ее в силу предписаний закона. Соответственно, и правовые последствия несоблюдения предусмотренных присягой обязательств должны быть одинаковыми и не могут зависеть от вида службы.

Этот вывод, пояснил КС, проистекает не только из принципа единства правовых и организационных основ государственной службы, предусмотренного п. 1 ст. 3 Закона о системе государственной службы, но и из иных положений этого нормативного акта, который устанавливает общие условия государственной службы и общее понятие «федеральный государственный служащий». На максимально возможную унификацию отношений по прохождению федеральной государственной службы направлены и законодательные нормы, касающиеся взаимосвязи различных видов службы, также распространяющие на государственных служащих ограничения, запреты и обязанности, установленные Законом о противодействии коррупции и ст. 17, 18, 20–202 Закона о государственной гражданской службе.

При этом, добавил Суд, в законодательстве о государственной службе, прежде всего в принятых и вступивших в силу в последние годы законодательных актах, регулирующих прохождение службы в органах, осуществляющих правоохранительную деятельность и определяющих содержание присяги сотрудников указанных органов, закреплены положения, в силу которых нарушение присяги является дисциплинарным проступком. Прямое указание на это отсутствует лишь в Законе о Следственном комитете РФ, а также во вступившем в силу более 20 лет назад законодательстве, регулирующем прохождение службы в прокуратуре и в таможенных органах.

«Признание дисциплинарного характера нарушения присяги предполагает в случае совершения такого нарушения необходимость соблюдения установленного порядка привлечения к дисциплинарной ответственности, в том числе в виде увольнения. Из этого следует, что подавляющее большинство государственных служащих, принимающих присягу, несут ответственность за ее нарушение как за дисциплинарный проступок с соблюдением установленного законодательством порядка привлечения к дисциплинарной ответственности», – отметил КС.

Как указано в постановлении, нарушение присяги сотрудника СКР, так же как и дисциплинарный проступок, по существу является допущенным по вине сотрудника неисполнением или ненадлежащим исполнением обязанностей, связанных с прохождением государственной службы. По мнению Суда, различие между дисциплинарным проступком и нарушением присяги заключается лишь в степени их обобщенности: дисциплинарный проступок охватывает неисполнение или ненадлежащее исполнение всех возложенных на сотрудника служебных обязанностей, а нарушение присяги связано с неисполнением или ненадлежащим исполнением носящих общий характер обязанностей, предусмотренных исключительно текстом данной присяги.

Таким образом, нарушение присяги сотрудника СКР, являющееся виновным деянием, препятствующим эффективному функционированию Следственного комитета, и дисциплинарный проступок имеют общую правовую природу. Следовательно, и ответственность за нарушение присяги тождественна дисциплинарной и требует соблюдения положений ст. 28 Закона о Следственном комитете РФ, включая предусмотренное в ч. 8 правило о том, что дисциплинарное взыскание не может быть применено позднее 6 месяцев со дня совершения проступка, а по результатам ревизии или проверки финансово-хозяйственной деятельности – позднее 2 лет со дня совершения проступка.

По мнению Конституционного Суда, неоправданная оценка нарушения присяги и дисциплинарного проступка, совершенных сотрудником СКР, как различающихся по своей правовой природе проступков с учетом положений иных законодательных актов, регламентирующих прохождение других видов государственной службы, приведет к тому, что сотрудники, не исполняющие или ненадлежащим образом исполняющие возложенные на них обязанности, будут находиться в различном положении.

Кроме того, КС отметил, что ключевым элементом процедуры привлечения к юридической ответственности является соблюдение разумных сроков, направленных в случае дисциплинарной ответственности в том числе на защиту от произвольного увольнения и обеспечение определенности правового положения нарушителя. Законом о Следственном комитете гарантируется, что дисциплинарное взыскание применяется непосредственно после обнаружения проступка, но не позднее одного месяца со дня его обнаружения, при этом оно не может быть применено позднее 6 месяцев со дня совершения проступка, а по результатам ревизии или проверки финансово-хозяйственной деятельности – позднее 2 лет со дня его совершения (ч. 6 и 8 ст. 28).

Соблюдать эти сроки необходимо и при увольнении в связи с нарушением присяги, считает Конституционный Суд. Иначе сотрудники СКР без каких бы то ни было оснований лишались бы тех гарантий, которые предусмотрены Законом о Следственном комитете для совершивших дисциплинарный проступок. Следовательно, п. 3 ч. 2 ст. 30 Закона о Следственном комитете не позволяет уволить нарушившего присягу без соблюдения предусмотренных ч. 8 ст. 28 данного Закона сроков наложения дисциплинарного взыскания.

На этом основании оспариваемое положение было признано не противоречащим Конституции. При этом Суд указал на необходимость пересмотра правоприменительных решений, вынесенных в отношении Евгения Горяева.

Эксперты согласились с Судом

По мнению адвоката АК «Бородин и Партнеры» Ольги Рогачёвой, главный вопрос, на который предстояло ответить КС: является ли нарушение присяги дисциплинарным проступком? «Следует согласиться с выводом Суда о том, что нарушение присяги сотрудника Следственного комитета, являющееся виновным деянием, препятствующим эффективному функционированию СК РФ, и дисциплинарный проступок имеют общую правовую природу», – считает эксперт.

Она напомнила, что дисциплинарный проступок по своей сути – противоправное, виновное нарушение дисциплины, не влекущее уголовной ответственности. При этом объект дисциплинарного проступка составляют отношения, складывающиеся в процессе осуществления служебно-трудовой деятельности: установленный служебный (трудовой) порядок, служебная (трудовая) дисциплина, неисполнение или ненадлежащее исполнение служебных (должностных) обязанностей, несоблюдение или ненадлежащее соблюдение установленных дополнительных условий, требований или ограничений. Эксперт также отметила, что дисциплинарное производство, как и любая юрисдикционная деятельность, основывается на определенных основополагающих и обязательных для всех субъектов дисциплинарной юрисдикции принципах, к которым, в частности, относятся принципы законности, объективной истины, вины и неотвратимости ответственности.

«Гражданин, впервые назначаемый на должность в Следственном комитете, принимает присягу сотрудника СКР, которая является клятвой о соблюдении Конституции, законов и международных обязательств Российской Федерации. Несоблюдение законов – основание для применения дисциплинарного взыскания», – указала Ольга Рогачёва.

Адвокат АБ «Качкин и Партнеры» Ольга Дученко поддержала позицию КС РФ, отметив, что при вынесении постановления Суд исходил из действующего правового регулирования. «Неправильно не относить нарушение присяги к дисциплинарным проступкам, как это сделали нижестоящие суды, – пояснила эксперт. – Вместе с тем полагаю, что сроки применения дисциплинарных взысканий в отношении государственных служащих с учетом их особого статуса и наличия определенных полномочий должны быть увеличены по сравнению со стандартными».

Руководитель практики ФБК Legal Александра Герасимова полагает, что постановление находится в общем русле деятельности Конституционного Суда в сфере регулирования трудовых отношений, в соответствии с которым КС последовательно приводит все законы, регулирующие особенности труда отдельных категорий государственных служащих, к единому знаменателю с учетом общих принципов, установленных Трудовым кодексом.

«Проблемы государственных служащих в настоящее время регулярно фигурируют в определениях и постановлениях Конституционного Суда и составляют основную часть практики по трудовым и социальным вопросам. В данном контексте соблюдение процедуры увольнения, а именно сроков наложения дисциплинарного взыскания, безусловно, должно распространяться и на случай нарушения присяги, который даже в отсутствие формального отнесения к дисциплинарным нарушениям имеет аналогичную природу и содержание», – отметила Александра Герасимова.

Рассказать: